ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо, Тобиас.

Как только он ушел, Эмма в изнеможении опустилась на стул. Она страшно устала, мышцы между ног болели, но у нее было странное желание запеть. На следующем уроке анатомии она сможет дать своим ученицам гораздо больше сведений о строении человеческого тела, хотя и не станет вдаваться в подробности, описывая мужские органы.

Прошлой ночью она была не права, заподозрив Грея, будто он хочет отвлечь ее внимание от пари. Но то, чем они с Греем занимались, и в самом деле отвлекло ее, и больше, чем она того хотела. Утро прошло, а она еще не садилась за свои исследования. Ехать обмерять участок под кирпичный завод ужасно не хотелось, но Эмма еще вчера решила, что это обязательно надо сделать.

За дверью кабинета послышались шаги.

— Мисс Эмма, они приехали, — сообщила Джулия Потуин. Ее глаза радостно блестели. Не дожидаясь ответа, девушка убежала.

Больше всего на свете Эмме хотелось подбежать к окну и посмотреть, приехал ли Грей, но она сурово одернула себя. Она же не школьница, влюбившаяся в первый раз в своей жизни!

Пройдясь по комнате, чтобы успокоить нервы, она вышла, но на середине лестницы вспомнила, что забыла захватить свои записи. Проклиная себя, она поспешила обратно в кабинет.

К тому моменту, как она наконец появилась на крыльце, ее воспитанницы и мисс Перчейз уже сидели в карете и ландо, оживленно переговариваясь. Тристан стоял на верхней ступени лестницы, прислонившись к вазону с геранью, и ее взгляд задержался на нем. Она сделала это намеренно. Ей хотелось продлить мгновение предвкушения… увидеть Грея.

— Доброе утро, Тристан, — сказала она, улыбаясь, в надежде, что он припишет румянец, разлившийся по ее щекам, лучам утреннего солнца.

— Эмма, вы сегодня выглядите великолепно, — заявил виконт и поднес ее руку к губам.

Ее не пронзила молния, огонь не пробежал по телу, но это не удивило Эмму. Ведь это был лорд Дэр, а не Грейдон Брэкенридж.

— Благодарю вас. Вы тоже прекрасно выглядите, милорд.

Заслышав приближающиеся шаги Грея, Эмма высвободила руку, прежде чем виконт успел заметить, что у нее задрожали пальцы. Но теперь, когда долгожданный момент наконец наступил, ей вдруг расхотелось смотреть на Грея. Он обещал, что не будет над ней смеяться, но вдруг он посмотрит на нее с презрением или сделает вид, что вообще не помнит, где был прошлой ночью?

— Доброе утро. — Его низкий голос заставил ее сердце затрепетать.

Расправив плечи и мысленно воззвав к Богу в быстрой молитве без слов, она посмотрела на него.

— Доброе… утро.

Его взгляд был полон желания, губы дрогнули в едва заметной улыбке. Эмме на секунду показалось, что он сейчас начнет осыпать ее поцелуями прямо на ступенях академии, на виду у всех. Но Грейдон всего лишь предложил ей руку.

— Разрешите?

Эмма оперлась на его ладонь, и вряд ли кто-либо заметил, что, когда она занимала свое место в ландо, он держал ее пальцы слишком крепко, а отпустил слишком медленно. А она заметила. Она вообще видела только герцога Уик-лиффа, и больше никого.

— Куда мы сегодня едем?

Эмма встрепенулась. Надо взять себя в руки и повнимательнее следить за тем, что она делает.

— Если не возражаете, мне надо еще раз осмотреть северное пастбище.

Грей сел напротив нее.

— Роско, — бросил он через плечо, — на северное пастбище.

— Слушаюсь, ваша светлость.

Тобиас остался стоять у ворот. Эмма даже не заметила, кто из девочек в каком экипаже ехал и кто сидел рядом с ней. Все ее внимание было поглощено человеком, расположившимся напротив. Когда колеса ландо попали в рытвину на дороге, их колени стукнулись друг о друга, и Эмма чуть было не вскрикнула.

— Мисс Сантер сказала, что у вас сломался письменный стол. — Джейн взяла Эмму за руку. — Мы с Мэри решили, что он рухнул под тяжестью тех знаний, которые вы нам передаете.

— Несомненно, — натянуто улыбнулась Эмма.

— Это все ваши фолианты, — поддержал тему Грей, усмехнувшись. — О животноводстве, о законах налогообложения и книги по латинскому языку.

Эмма почувствовала, что краснеет. Он даже не пытается помочь ей. А она не ожидала, что ее будет бросать в жар всякий раз, как она на него посмотрит. А не смотреть на него было невозможно.

— Смейтесь сколько угодно, — сказала она, пытаясь обрести свой обычный деловой тон. — Вы перестанете смеяться, когда я выиграю пари, ваша светлость.

— Хорошо сказано, Эмма, — подбодрил ее Тристан.

— Благодарю вас. — Она действительно была благодарна виконту: лучше уж разговаривать с ним, чем заниматься самобичеванием или — того хуже — глупо смеяться. — Вы захватили с собой записи, о которых говорили?

— Да…

— Позвольте напомнить, что план реорганизации хозяйства поместья должен принадлежать вам, — вмешался Грей с недовольным видом, — а не лорду Дору.

— Я только…

— Виконт предоставил мне лишь некоторые статистические выкладки, — отрезала Эмма. — Так что нет необходимости напоминать мне о правилах.

Лиззи, положив голову на плечо Эммы, вздохнула:

— Я считаю, что вся эта затея с пари — грандиозное приключение.

Эмма поцеловала девочку в висок.

— Так оно и есть.

Бедняжка Лиззи была сегодня утром единственной, у кого была причина плакать, а она вместо этого старается помешать ссоре и всех развеселить. Эмма снова поцеловала девочку и напомнила себе: она директриса академии, и ей нужно вести себя соответственно.

— Ты здорова, Лиззи? — спросил Грей.

Эмму удивило его участие. Он наговорил столько чепухи про женщин и их образование, что она каким-то образом упустила из виду тот факт, что он искренне переживает за девочек, которых обучает. Когда же это началось, подумала она, и понимает ли это он сам?

Самая юная ученица академии снова вздохнула:

— Я здорова. Спасибо, что спросили об этом, Грей.

Эта девчушка умеет держаться. Даже Тристан удивленно поднял брови, услышав такой светский ответ.

— Боже мой, мисс Элизабет, вы прекрасно воспитаны. Я проиграл пять фунтов.

— А с кем у вас было пари? — живо поинтересовалась Лиззи.

— Э… э…

Девочка подалась вперед:

— Так с кем вы держали пари, лорд Дэр?

Тристан мотнул головой в сторону герцога:

— Уиклифф сказал, что вы всегда вежливы, а я ему не поверил. — Тристан тоже наклонился к ней и, заговорщицки понизив голос, сказал: — Я помню, как вы сражались на сцене.

— По-моему, я была просто великолепна, — хихикнула Лиззи.

Эмма не стала делать Лиззи замечание. Она была благодарна Тристану за то, что он развеселил девочку.

— Вы выглядели так грозно, что я даже сказал об этом Грею. Правда, Грей?

— Правда. Он прямо-таки дрожал от страха. Даже хотел схватить меня за руку, но я не дался.

Девочки, сидевшие в ландо, дружно рассмеялись, а Элизабет похлопала Тристана по коленке.

— А вы очень приятный джентльмен. Я сначала думала, что вы старый зануда, а теперь вижу, что вы совсем не такой.

Грей уже не мог сдерживаться и громко расхохотался — искренно, от души и по-доброму. Дрожь пробежала по всему телу Эммы. Как бы ей не привыкнуть к его голосу и к этой дрожи!

Роско обернулся с облучка:

— Остановиться по эту сторону моста, мисс, или по ту?

Господи, она совсем забыла про этот кирпичный завод!

— Пожалуйста, остановитесь на том берегу ручья.

Кучер остановил лошадей там, где сказала Эмма, не дожидаясь приказания Грея.

Когда они переехали мост, Грей — весьма картинно — помог девочкам по очереди сойти на землю. Когда настал черед Эммы, она встала и протянула ему руку, но герцог вместо этого обнял ее за талию и без всяких усилий поставил на землю.

Она уже стояла в траве, а он все не убирал руки, продолжая смотреть на нее.

— Вы сегодня выглядите весьма соблазнительно, — тихо сказал он.

— Отпустите меня, пожалуйста, ваша светлость, — попросила она, зная, что он чувствует, как она взволнована его прикосновением.

— Еще не время, — покачал он головой и обернулся к девочкам. Те уже переглядывались и перешептывались, поэтому ему пришлось повысить голос, чтобы его услышали.

36
{"b":"113","o":1}