ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всегда кто-то платит
Прощение без границ
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Девочка, которая спасла Рождество
Assassin's Creed. Кредо убийцы
Кровные узы
Флейта гамельнского крысолова
Стать смыслом его жизни
Прощальный вздох мавра

Вальс закончился. Грей хотел бы продолжить беседу, но, пожалуй, она рассказала ему более чем достаточно.

Стоя рядом с Уиклиффом, Эмма подумала, что, как бы в данный момент он ей ни сочувствовал и как бы ни билось ее сердце в его присутствии, таких черт характера, как высокомерие и заносчивость, у него не отнимешь. И если когда-нибудь в общество просочится слух, что директриса Академии мисс Гренвилл провела полгода в работном доме, ей придется туда вернуться.

Эмма ужаснулась своим мыслям. Что с ней случилось? Она не имеет права подозревать Уиклиффа в непорядочности.

— Я полагаю, Лиззи захочет потанцевать с вами, — сказала она, высвобождая руку.

— Эм, — негромко сказал Грейдон, — я восхищаюсь вами. И я даю вам слово, что никто ничего не узнает.

Эмма проглотила комок, неожиданно вставший в горле. Иногда в нем что-то просыпалось…

— Спасибо и за то, и за другое.

Неожиданно Хоббс громко постучал своим жезлом по полу. Все обернулись. Дворецкий был явно доволен тем, что званый вечер проходит с соблюдением всех формальностей, даже если его дают в честь нескольких юных девиц.

— Эмма, — начал Грей, и вид у него вдруг стал неуверенным, так что она испугалась.

— Леди и джентльмены, разрешите…

— Не спешите с выводами.

— …представить мистера Фредерика Мейберна.

В зал с беззаботным видом вошел Фредди. Он был одет довольно скромно — во всяком случае, для него. Лишь завязанный сложным узлом шейный платок выдавал в нем денди. В неброском сером камзоле и высоких сапогах он выглядел аккуратно и строго, хотя и не так элегантно, как Грей.

Эмма чуть было не задохнулась от возмущения. Сердито обернувшись к Грею, она спросила:

— Что он здесь делает?

— Нам не хватало кавалеров для танцев, — пожал плечами Грей. — Поэтому я подумал, что он…

— Я не позволю ему ухаживать за Джейн или за кем-нибудь из девочек, — предупредила Эмма. — Мы не агентство по поиску невест, а учебное заведение и должны заботиться о своей репутации. Никто из родителей не отпустил бы своих дочерей в академию, зная, что поблизости околачиваются мужчины, готовые соблазнить их еще до их дебюта в обществе.

Грей шагнул мимо Эммы, чтобы приветствовать Фредди.

— Вот за это я бы не поручился, — бросил он на ходу.

Ну, это уж слишком.

— Вы холостяк, ваша светлость, — парировала она. — В данном случае, уверяю вас, ваше мнение не авторитетно. Эмма решительно направилась к Мейберну.

Фредди, увидев ее, поспешно сделал шаг назад.

— Добрый вечер, мисс Эмма, — запинаясь, сказал он. От его самоуверенности не осталось и следа.

— Уходите, — сказала она, надвигаясь на Фредди.

— Но меня пригласили. — Отступая, он смотрел куда-то поверх ее плеча.

— Он не будет танцевать с Джейн, — услышала Эмма голос герцога, оказавшегося за ее спиной — и даже очень близко.

Она внезапно остановилась, чувствуя, что затевает скандал.

— И любезничать с ней тоже не будет, — заявила она.

— Не буду. — Фредди перестал пятиться и остановился на пороге. Дальше ему пришлось бы уже выйти из зала.

— И ни через кого не будет передавать для Джейн записок, — продолжала настаивать Эмма.

— Не буду.

Она обернулась к Грею:

— Дайте слово.

— Даю.

— Очень хорошо.

Эмма с удовольствием выставила бы Мейберна из Хаверли, но ей пришлось смириться с его присутствием. Она прекрасно понимала причины, по которым он здесь очутился. Грей не раз предупреждал ее об опасностях внешнего мира и о том, как плохо ее воспитанницы к ним подготовлены. Фредди представлял собой явную угрозу, но под пристальным вниманием герцога, Изабель и ее самой был не так уж опасен, а для девочек это была неплохая практика.

Оркестранты, заметив, что инцидент улажен, заиграли кадриль. Джейн пригласил лорд Чарлз, хотя Эмма подозревала, что тут решающую роль сыграл титул юной леди, а не благородное желание Бламтона защитить ее от ухаживаний Мейберна.

За спиной Эммы послышался шум шагов, и она обернулась. Это оказался Фредди.

— Мисс… Могри, разрешите пригласить вас на этот танец.

Эмма кивнула, и Мэри, сделав книксен, приняла его руку.

— Вы оказали мне честь, мистер Мейберн.

— Фредерик, если позволите.

— Видите? — Грей взял Эмму под локоть. — Все не так страшно, правда?

— Вы должны были предупредить меня, что пригласили Фредди.

— Я и не подозревал, что даже повесы боятся вас, мисс Эмма. В первый момент я подумал, что придется одолжить Фредерику пару сухих штанов.

— Очень смешно! Неужели вы не понимаете, почему я возражала.

— Прекрасно понимаю. Но полагаю, что и вы догадываетесь, почему я пригласил его на этот вечер.

— Да, конечно.

Лиззи подпрыгивала на цыпочках, и у нее был такой вид, будто она вот-вот лопнет. Заметив это, Грей приподнял бровь, лицо его оставалось строгим, но зеленые глаза смеялись.

— Хм. Я хотел пригласить тебя потанцевать, детка, но, по-моему, тебя вот-вот хватит удар.

Девчушка схватила Грея за рукав и вытащила его на середину зала к другим танцующим.

— Вы оказали мне честь. Давайте, Грей.

Эмма чуть было не подавилась от смеха. Когда Грей-дон Брэкенридж позволял себе забыть о своем высоком положении, он оказывался живым, веселым человеком. И если он и дальше будет верен своему слову, она окажется в жуткой опасности: еще больше полюбит его.

— Эмма, позвольте…

Это был виконт. Эмма, наклонившись к нему, почти беззвучно прошептала:

— Пригласите Джулию.

— Вы меня прервали — я как раз собирался пригласить Джулию на кадриль.

— О да, — сказала Джулия, вскочив.

— Джулия, твои манеры, — напомнила ей Эмма.

— У Лиззи тоже их нет.

— Лиззи всего двенадцать лет, а тебе — семнадцать.

— Вы правы, мисс Эмма. Благодарю вас, лорд Дэр. Вы делаете мне честь.

Лорд Хаверли пригласил мисс Босуэлл. Эмма усадила Генриетту на стул у стены.

— Тебе весело? — спросила она девушку.

— Да, очень. — Генриетта взглянула на леди Сильвию, которая пристально смотрела на них с противоположной стороны зала. — Только мне кажется, что вон тем двоим дамам мы не нравимся.

— Возможно, так оно и есть. — Эмму тоже немного вывел из равновесия холодный прием, оказанный им Элис и леди Сильвией. Всегда лучше быть честной, подумала она и возобновила разговор с Генриеттой: — Тебе не раз придется столкнуться с высокомерным отношением со стороны аристократов. К сожалению, в обществе каждая незамужняя женщина воспринимает другую незамужнюю женщину как свою соперницу. Поэтому ты должна привыкнуть к такому сорев…

— Соревнованию, — закончила Генриетта. — Да, Грей говорил нам об этом.

— Неужели? — Интересно. — И что же именно он сказал?

— Точно то же, что вы. Только добавил, что надо твердо стоять на ногах, потому что никогда не знаешь, не пытается ли кто-либо — мужчина или женщина — сбить тебя с толку. — Она хихикнула. — Джулия решила, что он имел в виду, что люди постараются нас затоптать. Мне пришлось ее убеждать, что он выразился фигурально.

Совсем не обязательно.

— Это хороший совет.

— Мы тоже так думаем, — кивнула Генриетта.

На следующую кадриль Фредерик пригласил Генриетту. Под бдительным оком Эммы он даже шагу не сделал, чтобы приблизиться к Джейн. Однако Эмма ни на минуту не забывала, что он принял приглашение посетить Хаверли по одной-единственной причине — из-за Джейн.

Большие напольные часы внизу пробили полночь. Последний танец закончился, и Эмма, поблагодарив Бламтона, который был ее партнером, начала аплодировать.

— Все было великолепно, — сказала она, — но думаю, нам пора возвращаться в академию.

Герцог кивнул:

— Я рад, что вы приехали к нам.

Это прозвучало так, будто касалось только ее. К счастью, Эмма была так разгорячена танцами, что никто не заметил, как она еще больше покраснела.

— Мы благодарим вас зато, что пригласили нас. — Она повернулась к графу и с чувством пожала его руку. — И вам спасибо, лорд Хаверли. Вы великодушный человек.

43
{"b":"113","o":1}