ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Денег нет, но ты держись!
Искусство словесной атаки. Практическое руководство
На подступах к Сталинграду
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Время не знает жалости
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Блистательный Двор
Второй шанс

— Не стоит благодарности, Эмма. Я рад был доставить вам и девочкам удовольствие. Мы с Региной решили, что должны устраивать такие вечера почаще и приглашать всех ваших воспитанниц.

— Это была бы прекрасная традиция.

Девочки, окружив их, благодарили лорда Хаверли и Уиклиффа. Эмма сияла. За исключением небольших ошибок, они вели себя прекрасно, и она может гордиться ими. Их успех был для нее главным, только это действительно имело значение.

— Я провожу вас. — Грей предложил Эмме руку. — Как вы оцениваете поведение Фредди на сегодняшнем вечере? — тихо спросил герцог.

— Он наступил мне на ногу, но полагаю, это оттого, что мое присутствие его нервировало.

— Оно и меня нервировало.

— Вот уж никогда не поверю. — Неужели найдется кто-то, кому удастся заставить нервничать герцога Уиклиффа?

— Напрасно, Эмма.

Он склонился над ней, и в полутемном холле этот жест показался ей таким же интимным, как поцелуй.

— Грей.

Вздохнув, он выпрямился.

— Так как же насчет Фредди?

— Правила остаются неизменными. — Она взглянула на Джейн, шедшую впереди под руку с Элизабет. — Вряд ли он планировал увезти ее прямо сегодня, но я не поручусь, что эта мысль не приходила ему в голову.

— Вы не сердитесь на меня за то, что я его пригласил?

Ей, конечно, хотелось бы сердиться, но вечер оставил такое приятное впечатление, что не стоило портить его бесполезным спором.

— Нет, но попрошу вас в следующий раз предупредить меня.

— Обещаю, — согласился он.

Он был сегодня необычно мягок и обходителен, и тому — по ее предположению — могло быть несколько причин. Нет, пожалуй, причина была всего одна. Эмме стало жарко. Если кто-нибудь узнает о полночном визите Грея, это погубит ее — выражаясь и буквально, и фигурально.

Однако, когда Хоббс распахнул перед ними двери и они направились к ландо, Грей не сказал ничего такого, что хотя бы в малейшей степени прозвучало неприлично. Он помог Изабель и девочкам сесть в ландо, похвалил каждую из них: одну — за то, что хорошо танцевала, другую — что отлично держала себя, третью — что храбро согласилась быть партнершей лорда Чарлза.

— Как вы думаете, он перестанет носить монокль? — спросила Лиззи.

— Сомневаюсь. Впрочем, вполне возможно, что в твоем присутствии не будет им пользоваться.

Эмма подождала, пока все расселись. Потом, опершись на руку Грея, села сама.

— Вы завтра будете давать урок?

Он слегка сжал ее пальцы и тут же отпустил их.

— Да. Так что скоро увидимся. — Он смотрел ей прямо в глаза.

О Господи!

— Спокойной ночи.

Экипаж уже отъехал от дома довольно далеко, а девочки все еще махали Грею. Эмма оглянулась всего один раз, в тот момент, когда они поворачивали на основную дорогу. Герцог улыбался.

Грей еще долго не входил в дом, стоя на ступенях, пока шум колес окончательно не стих. Он предупредил Эмму о своих планах на ближайшие часы, и она не возразила. Стало быть, она их одобряет.

— Ваша светлость? — Хоббс стоял в дверях.

— В чем дело?

— Вечер довольно прохладный. Я подумал, что вы захотите войти внутрь.

— Прохладный? Я что-то не заметил.

Один лишь взгляд Эммы так горячил ему кровь, что он, пожалуй, не ощутил бы холода даже суровой русской зимы. Однако, вернувшись в гостиную, он сразу почувствовал холод совсем другого свойства.

— Леди Сильвия, чем могу быть полезен?

— Я совершенно не понимаю, что вас так привлекает, — взяв его под руку, сказала она своим обычным воркующим голоском.

— Привлекает? — удивился Грей, избегая, однако, смотреть на Сильвию.

— Вы и эти девочки. Поверьте… я в полном недоумении. Почему вам захотелось провести с ними вечер?

— Я делаю это, чтобы выиграть пари. И поскольку часть моей задачи — предупредить моих учениц об опасностях и ловушках, подстерегающих их в Лондоне, должен поблагодарить вас за ваше поведение сегодня вечером.

— А-а… — Она взглянула на него из-под длинных загнутых ресниц. — А я представляю собой опасность или ловушку?

— И то и другое. — Он снял ее руку со своей и пошел вверх по лестнице.

— Я тоже училась в пансионе для благородных девиц в Суссексе, но что-то не припоминаю, чтобы какой-нибудь герцог ходил перед нами на задних лапках, — продолжала Сильвия, поднимаясь вслед за ним. — Наша директриса упала бы в обморок, если бы какой-нибудь мужчина даже приблизился к нам. И я бы упала.

Продолжая идти, он бросил:

— К счастью, вы, кажется, полностью избавились от этого недуга.

— Разумеется. Теперь я предпочитаю не закрывать глаза и быть начеку.

Возможно, она также предпочитала не закрывать дверь спальни. Еще несколько недель назад это его заинтересовало бы, но сегодня он не удостоил ее даже взглядом.

Тристан, дядя Деннис и Бламтон уже сидели в гостиной за бренди, сигарами и за разговорами об оттоптанных ногах. Грей пожелал всем доброй ночи — на уме у него было совсем другое.

Сняв с себя вечерний костюм, он переоделся в простые темные брюки. Потом стал размышлять, надевать ли ему жилет: чтобы избавиться от него, потребуются дополнительные усилия, а времени у него будет мало. Но если он кого-нибудь встретит, то будет сразу заметно, что он одет неподобающим образом. Для аристократов в одежде приняты определенные стандарты. Даже в Гемпшире.

Надев жилет и натянув сапоги, он подошел к двери своей спальни, но вдруг остановился. Слуги уже все ушли спать, но в гостиной оставались еще трое мужчин. Впрочем, от них он сможет ускользнуть, но вот от Сильвии… Эта дамочка явно что-то подозревает и наверняка уже вышла на охоту.

Что до него, то ему было наплевать на то, увидит ли она, как он выйдет из дома, но Эмма не вынесет сплетен и пересудов. Задумчиво потерев подбородок, Грей подошел к окну. Если уж Элис сумела вылезти на карниз в своих юбках, сделать это в сапогах ему будет совсем не трудно. Из открытого окна веяло прохладным ночным ветерком. Грей поставил одну ногу на подоконник и высунулся наружу, и в этот момент кто-то постучал в дверь. На мгновение Грей замер. Если этот незваный гость, заглянув в спальню, обнаружит, что там никого нет, ему придется по возвращении отвечать на довольно щекотливые вопросы. Ругнувшись, Грей убрал ногу с подоконника и снял жилет. Если его не будут рассматривать слишком пристально, может показаться, что он раздевается. Он откинул покрывало на кровати и направился к выходу.

— В чем дело? — спросил он, распахивая дверь.

На него, часто моргая, смотрел Фредди Мейберн.

— Я… я просто хотел поблагодарить вас за то, что вы меня пригласили.

Грей совершенно забыл о существовании Фредди.

— Не стоит благодарности. Спокойной ночи. — И Грей захлопнул дверь.

Но не успел он сделать и двух шагов к окну, как стук повторился. Пришлось снова открыть дверь.

— Да?

— После нашего разговора на прошлой неделе, — сказал Фредди, — я предположил, что вы поможете мне.

— Я пригласил вас на сегодняшний вечер.

— Но мне даже не удалось поговорить с Джейн.

Грей внимательно посмотрел на Фредди. Он едва знал этого парня, но такой тип мужчин был ему знаком. Эти мужчины были похожи во всем. Фредди отличался от них разве что своей погоней за богатым приданым. В голове Грея все еще звучали слова Эммы — она не понимала, как люди могут лгать, как они могут, говоря, что им нужно сердце женщины, на самом деле лишь стремиться завладеть ее кошельком.

— А как Джейн относится к вам?

Фредди наморщил лоб.

— Конечно, она от меня без ума.

Грей с трудом сдерживался, чтобы не обернуться и не посмотреть на окно.

— Сегодня вы доказали, что вам можно верить, что вы человек слова. Послезавтра вы пошлете в академию записку, адресованную мисс Эмме Гренвилл, с просьбой разрешить девушкам, которые сегодня присутствовали на званом вечере — если они того захотят, — позавтракать с вами в Бейсингстоке.

Фредди хитро улыбнулся:

— Я начинаю понимать, почему у вас такая репутация, ваша светлость.

44
{"b":"113","o":1}