ЛитМир - Электронная Библиотека

Значит, он решил воспользоваться ее заботой о репутации академии. Нахмурившись, Эмма сделала один шаг, потом второй.

— Учти, только ради академии.

— Я сделал из тебя циника, не правда ли? — Почему он так внимательно ее рассматривает? Что он хочет увидеть? — Прошу тебя, поверь — ты ни при чем. Всему виной мое неподобающее поведение.

Это было не совсем верно. Эмма действительно считала, что он виноват, но не в том, что соблазнил ее, ведь раньше она и мечтать не смела о вещах, которым он ее научил.

— Мне бы хотелось, Эмма, чтобы ты винила во всем меня. — Грей еще ближе придвинулся к ограде.

— Это почему же? — запинаясь, спросила она.

— Потому что в таком случае у меня появился бы шанс оправдаться. Если ты полностью меня исключишь, как я смогу вернуться?

— Ты не сможешь вернуться. — Эмма замолчала, но что-то в его обеспокоенном взгляде заставило ее продолжать: — Мне не нравятся игры, Грей. Не знаю, была ли это игра, когда мы… были вместе, но я вижу, каков результат и какую цену, возможно, придется заплатить. В субботу мне предстоит разговор с родителями девочек. Ответственность лежит на мне, так что решать буду я.

— Я не играл с тобой, Эм. Может быть, сначала, но это уже давно не игра. — Грей протянул руку и схватил Эмму за локоть. Не успела она опомниться, как он с силой притянул ее к воротам. — Дай мне возможность помочь тебе. Пожалуйста, Эмма.

— Нет, Грей, — ответила она дрогнувшим голосом.

— Пожалуйста, — тихо повторил он.

— Предлагаю тебе отпустить ее, Уиклифф.

Эмма не слышала ничьих шагов, но оказалось, что за ее спиной стоит Олторп, а Килкэрн — немного левее. Если бы они сошлись один на один, Грей наверняка победил бы. Но против двоих он вряд ли устоит.

— Ладно, — прошептала она, — я дам тебе один шанс. А теперь отпусти.

Не сразу, но он все же отпустил ее руку.

— Больше одного мне и не понадобится. — С этими словами он отошел от ворот, но потом обернулся к мужчинам: — Джентльмены, я к вашим услугам в любое время, когда кто-либо из вас захочет поразмяться.

Олторп снял камзол и бросил его на землю.

— Сейчас самый подходящий момент.

— Нет! — Эмма протянула руку, чтобы остановить маркиза.

В то же мгновение Люсьен схватил его сзади за плечи.

— Только не в присутствии девочек, — пробормотал он, глядя на Уиклиффа холодными серыми глазами. — Но долго ждать вам не придется.

Повернувшись к Грею спиной, Эмма жестом пригласила обоих джентльменов пойти с ней и даже немного удивилась, когда они не стали возражать.

— Я разрешила ему десять минут поговорить с ученицами, — объяснила она недоумевающему Килкэрну.

Виктория и Александра стояли у входа, наблюдая за тем, что произошло.

— Как тебе кажется? — тихо спросила Александра.

— Так же, как и тебе, — ответила Викс, поудобнее устраивая у себя на плече Томаса. — Наша Эмма влюбилась.

— Давно пора, — откликнулась Александра улыбаясь. Не дожидаясь мужчин, они вошли в дом.

Глава 19

Хоббс, стоя на своем посту возле дверей, выглядел так, словно собирался подать в отставку.

— Ваша светлость, леди Сильвия Кинкэйд и мисс Босуэлл отбыли в Лондон примерно полчаса назад, а лорд Дэр в бильярдной дает советы Фредерику Мейберну.

— А что случилось?

— Он мне не сказал, ваша светлость. — Дворецкий, судя по всему, был этому рад.

Грей вздохнул. Ему столько надо было уладить всевозможных дел, а оставалось только два дня. И хотя ему не терпелось приступить к осуществлению своего плана, нельзя было давать Фредди слишком много воли.

В бильярдной Тристан молча наблюдал за Фредди, который, склонившись над столом, готовился сделать удар.

— Что происходит? — спросил Грей.

— Начнем с того, что он портит сукно. — Тристан стоял опираясь на кий. — Я не знал, что мне с ним делать.

Фредди поднял голову:

— А, Уиклифф. Я слышал, что вы были очень заняты.

— Что именно вы слышали? — Не хватало, чтобы этот идиот распространял еще какие-нибудь слухи об Эмме.

— Только то, что вы шатаетесь по школе и задираете девчонкам юбки, в то время как нас не пускают даже за ворота. Мне и в голову не приходило, что вы, давая мне советы относительно Джейн, практиковались на дирек…

Выхватив из рук Тристана кий, Грей в бешенстве сломал его о бильярдный стол.

— Довольно! — взревел он.

Фредди, вздрогнув, стал пятиться к двери.

— Сейчас, может быть, и довольно, но я полагаю, что вы не задержитесь в Гемпшире. А железная дева, видимо, покинет его еще раньше. — Он прислонил свой кий к стене. — Стало быть, я остаюсь здесь вместе с Джейн.

— Убирайся вон из этого дома! — рычал Грей. — И если я увижу тебя поблизости от академии, то сам позабочусь о том, чтобы ты стал кастратом. — Открыв дверь, Грей вытолкал Фредди в коридор, чуть было не сбив с ног Джорд-жиану.

Фредди спешно ретировался, бросив на ходу:

— Помяните мое слово, Уиклифф, вас скоро здесь не будет.

Когда он проходил мимо Джорджианы, та пнула его в ногу носком туфли.

— А я постараюсь сделать так, чтобы все думали, что вы уже кастрат.

Только когда хлопнула входная дверь, Грей выругался.

— По-твоему, это самый лучший способ избавиться от него? — спросил Тристан.

Грей так не считал, но надеялся, что достаточно напугал парня и тот будет держаться подальше от Джейн, пока не появится возможность предупредить ее насчет этого мерзавца.

— На сегодня вполне достаточно.

— Кастраты, — задумчиво повторила Джорджиана. — А вы кастрат, не так ли, лорд Дэр?

— Пока нет.

Грей порой размышлял, что было причиной враждебности между Тристаном и Джорджианой. Вероятно, поводом послужило печально известное несколько лет назад пари под названием «Поцелуй Джорджи», которое Тристан выиграл, поэтому лучше было не оставлять их надолго в компании друг друга.

— Джорджи, — укоризненно поднял бровь Грей.

Джорджиана только улыбнулась в ответ и направилась в музыкальный салон, где тетя Регина играла на фортепьяно.

— Просто двое друзей шутят.

Тристан и Джорджиана были скорее кровные враги, чем друзья, но Грею слово понравилось: они с Эммой стали именно друзьями. Беседовать с ней и узнавать ее мысли доставляло ему такое же удовольствие, как наслаждаться ее телом. Грей не мог представить себе ничего более приятного, как гулять с Эммой в Уиклифф-Парке, говоря об урожае или еще о чем-нибудь. Пусть только кончится это безумие. Он усмехнулся. Боже мой, герцог Уиклифф Брэкенридж мечтает о семейной жизни, и не с кем-нибудь, а с директрисой школы для девочек.

Грей спустился в холл.

— Хоббс, я еду в Бейсингсток. Скоро вернусь.

— Да, ваша светлость.

В дверях он задержался. Эмма была права: он причинил ей достаточно неприятностей. Ему было наплевать на то, что о нем станут думать — где он бывает и зачем, — но, если это может повредить Эмме, он обязан вести себя осмотрительно.

— Никому не говорите, куда я поехал, — предупредил он дворецкого.

— Да, ваша светлость, — снова кивнул Хоббс.

— Если только меня не будет спрашивать мисс Эмма.

— Да, ваша светлость.

Дворецкий, наверное, считает, что герцог потерял рассудок, но он ошибается. Грей потерял свое сердце. И как бы ни разрешился этот скандал, он должен сделать все от него зависящее, чтобы не потерять мисс Эмму Гренвилл и чтобы академию не закрыли.

Сэр Джон Блейкли был явно удивлен появлением в его конторе лорда Уиклиффа.

— Доброе утро, — сказал Грей, садясь на стул напротив поверенного.

— Ваша светлость. Какая неожиданность!

Грей снял перчатки и бросил их в шляпу.

— Простите, что приехал без предупреждения, но мне нужна ваша помощь. Мои поверенные все в Лондоне, вы единственный в этой части Гемпшира.

— Чем я могу вам помочь?

Пока все идет хорошо, подумал Грей. Но поскольку сэр Джон и Эмма были друзьями, Грей не был уверен, захочет ли тот в действительности ему помочь.

56
{"b":"113","o":1}