ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что?!

— Да. Он, видимо, не представляет себе, чем мы занимаемся в академии. Придется его просветить на этот счет!

Эмма выдвинула ящик стола и достала несколько листов бумаги. Сложив их в аккуратную стопочку, она обмакнула перо в чернила.

— «Ваша светлость, — начала она писать, проговаривая текст вслух. — Из нашего с вами недавнего разговора мне стало ясно, что вы немного заблуждаетесь относительно программы Академии мисс Гренвилл».

Изабель, встав, собирала свои учебники и тетради.

— Я оставлю тебя наедине с твоей корреспонденцией, — сказала она с некоторой иронией.

— Ты напрасно смеешься. Я не потерплю оскорблений в адрес академии.

— Я смеюсь не над тобой, Эм. Мне только интересно: знает ли его светлость, что его ждет?

Эмма снова обмакнула перо, стараясь не обращать внимания на то, как ее сердце замерло от предчувствия, которое вызвали у нее слова француженки.

— О! Он об этом узнает. И очень скоро!

Услышав, что дверь в кабинет открылась, Грей поднял голову, но тут же снова занялся своими вычислениями.

— Ну, как Бейсингсток?

Тристан уселся напротив него.

— Скука смертная.

Уиклифф незаметно вздохнул с облегчением.

— Значит, ты не нашел там никого, с кем можно было бы провести время?

— Я начинаю думать, что эта девица — игра нашего воображения. В Гемпшире не так уж много мест, где она могла бы находиться. До собора в Винчестере слишком далеко, чтобы дойти пешком, так что, благодарение Богу, она вряд ли монахиня. Я бы спросил о ней у твоей тети, но, по-моему, леди Регина пишет письмо твоей матери Знаешь, мне кажется, что вся ваша семья меня ненавидит.

— Знаю. Но не унывай, рано или поздно ты встретишься со своей таинственной незнакомкой. — Грсйдон не был уверен, нравится ли ему мучить Тристана, или лучше никому не говорить о том, где найти Эмму Гренвилл. Так или иначе, его более длительное, чем он предполагал, пребывание в Хаверли уже не казалось ему невыносимым.

— Ты этим собираешься заниматься все время, что мы пробудем здесь? — спросил виконт, указывая на кипы бумаг, которые Грей потребовал у дяди.

— Возможно.

— Забавно. Мы могли бы остаться в Лондоне.

Грей стиснул зубы.

— Нет уж, благодарю.

Тристан взял со стола какой-то журнал, но с гримасой отвращения тут же положил его обратно.

— Тебе удалось сбежать от нее, и маловероятно, что ты снова с ней столкнешься.

Никто, кроме Тристана, не осмелился бы говорить с Уиклиффом о Кэролайн, но лучше бы он выбрал другую тему для разговора.

— Она хотела выйти за меня замуж, — процедил Грей сквозь зубы, — но — ради всего святого! — как можно было раздеваться в гардеробной на балу в «Олмэксе»?

— А представляешь, каково было мне? Я стал срочно искать шляпу, чтобы бежать.

— Если бы вошел кто-то другой, а не ты, эта проклятая женщина…

— …была бы сейчас ее светлостью герцогиней Уиклифф. Но ведь она не единственная, кого ты видел голой, и не она одна мечтала тебя соблазнить, чтобы вынудить жениться.

— Не в этом дело. Я просто попал в ловушку, и все из-за пресловутого воспитания, которое эти девицы получают в пансионах. Их чуть ли не с рождения учат, как нас преследовать и прибирать к рукам. Так что спасибо быстрым лошадям и Хаверли.

— Я уверен, что не все они такие. У этой академии прекрасная репутация.

— В ней-то как раз и училась Кэролайн.

— Черт побери! Но из-за того, что ты пресыщен сверх меры и нет никакой надежды, что это у тебя пройдет, я не собираюсь стать монахом — даже на то время, что мы проведем в Гемпшире. Почему бы…

— Никаких женщин, — заявил Грей, потому что ему вдруг привиделись большие карие глаза. — Их и так здесь слишком много.

— Сходи посмотреть спектакль — по крайней мере отвлечешься. Может, тогда ты поймешь, что не все они легкомысленны и представляют собой надушенную лавандой ловушку.

— Какой спектакль? — с наигранным удивлением спросил Грей.

— Я точно не знаю, как называется пьеса, но представлять ее будут ученицы академии.

Грей откинулся на спинку стула, делая вид, что сдается. Возможно, все сложится гораздо удачнее, чем он ожидает.

— Если это тебе поможет и ты перестанешь ныть и жаловаться, я, вероятно, найду возможность посмотреть спектакль, — проворчал он.

— Вот и прекрасно! А то еще одна партия в вист с Элис — и я буду готов к монашеству.

— Но ты же можешь вернуться в Лондон, Трис. Я же тебя предупреждал, что в Гемпшире не так много развлечений.

Тристан вертел в руках овальное бронзовое пресс-папье.

— Просто я не люблю признавать, что ты иногда бываешь прав.

— Пора бы к этому привыкнуть, — усмехнулся Грейдон.

Дворецкий постучал в полуоткрытую дверь:

— Вам письмо, ваша светлость.

Немного удивившись, Грей велел Хоббсу войти.

— Интересно, кто знает, что я здесь?

— Может, это от твоей матери? — предположил Тристан.

— Надеюсь, что нет. Я еще не готов к тому, чтобы обнаружить себя. — Пожав плечами, он взял письмо с подноса и перевернул его, чтобы увидеть адрес отправителя.

— «Академия мисс Гренвилл?» — прочел Тристан, перегнувшись через стол. — Помилуй, кого ты там знаешь?

Теперь Грейдон понял, кто написал это письмо. Он с трудом подавил улыбку, но его сердце учащенно забилось.

— О, я пытаюсь уладить за дядю Денниса спор об арендной плате. — Сломав простую восковую печать, он вскрыл послание. — Это, по всей вероятности, ответ директрисы на мой запрос.

— Граф поручил тебе вести дела со школой для девочек? — скептически ухмыльнулся Тристан. — Именно с этой школой?

— Думаю, у меня достаточно опыта.

Тристан умолк, глядя, как Грей разворачивает письмо, написанное убористым почерком на трех страницах.

— Вот это ответ!

— Спор об арендной плате? Так я и поверила! — В комнате появилась Элис. На ее губах блуждала лукавая улыбка. — Я тебя раскусила, Уиклифф. Ты привез всех нас сюда, чтобы завести платоническую интрижку с какой-нибудь хорошенькой воспитанницей академии. — Она выхватила письмо из рук Грейдона, не дав ему прочесть ни слова. — Сейчас посмотрим.

В Лондоне она никогда не позволила бы себе такую выходку. Отчаяние, вызванное поведением Грея, видимо, взяло верх над ее весьма ограниченным запасом благоразумия.

— Мисс Босуэлл. — От гнева голос Грея прозвучал на пол-октавы ниже. — Я не припоминаю, что просил вас читать мою частную переписку. Если вам необходимо развлечься — в вашем распоряжении библиотека, где имеется множество книг, в том числе прекрасной поэзии.

— Просто мне скучно, Грей, — заныла Элис, но письмо отдала.

— По-моему, герцог реагирует слишком болезненно, — вкрадчивым голосом произнесла появившаяся на пороге Сильвия. — Ты не находишь, кузен?

Грейдон мысленно выругался: вслед за Сильвией в кабинет вошел Бламтон. Все они, включая Тристана, внимательно смотрели на него. Черт, как назло, ведь он хотел прочитать это проклятое письмо без свидетелей. Вздохнув, Грей сложил листки и небрежно бросил их на стол, поверх бухгалтерских книг.

— Смотреть на вас противно. — Потянувшись, он встал. — Я иду на рыбалку. Кто со мной?

— Рыбалка? Отлично! А, Сильвия? — Бламтон сжал руку Сильвии.

— Тебе придется быть моим учителем, Грей. — Элис снова была само очарование. — Я слышала, что виконтесса Лидс часто ловит рыбу. Она говорит, что это элегантный вид спорта.

— Я ничего не знаю о… — хмуро начал Бламтон.

— «Ваша светлость, — медленно начал Тристан, прервав Чарлза. — Из нашего недавнего разговора мне стало ясно, что вы немного заблуждаетесь относительно программы Академии мисс Гренвилл. Мне доставит удовольствие развеять ваши заблуждения».

Грейдон замер, проклиная в душе Тристана Кэрроуэя и всех его предков до пятого колена. Письмо наверняка будет оскорбительным, и именно поэтому он хотел прочесть его наедине, чтобы никто ему не мешал.

— Довольно, Тристан, — грозно отчеканил он.

7
{"b":"113","o":1}