ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно Сергею в голову пришла нелепая мысль о том, что купюры в обменнике могли быть мечеными и в салоне его сразу же арестуют. «Пуганая ворона куста боится». Он не знал, какой обмен-ник выберет, это была неподготовленная спонтанная акция, знать о которой никто не мог. И все же ничем не оправданная тревога не покидала его до тех пор, пока он не избавился в кассе салона от денег, которые жгли ему руки. Он сохранил свои старые права, хотя не водил машину уже лет десять. И это обстоятельство здорово помогло с оформлением.

Вечерело, когда он выехал из ворот салона на довольно потрепанном джипе «Чероки». Еще до завершения сделки он убедился в том, что внутри у этой машины, несмотря на ее непрезентабельный вид, все в порядке. Прошла не больше ста тысяч, и мотор оказался практически новым.

Вырвавшись наконец на шоссе из московских пробок, он убедился в этом еще раз. «Чероки» шел ровно, хорошо держал дорогу на большой скорости и лишь басовито гудел двигателем.

«Интересно, что я стану делать, если никого не найду на озере?» — мелькнула подленькая мысль. Он тут же отогнал ее и зажег фары, чтобы разогнать наползавшую на шоссе вечернюю тьму.

Через сорок минут он уже был в Истре. Маленький городок при ночном освещении казался еще меньше. В свете фонарей жила только центральная улица, остальные утонули во мраке, еще более густом от автомобильных фар, которые, разумеется, никто не спешил переключить с дальнего на ближний свет при разъездах.

После столь долгого отсутствия практики Сергей чувствовал себя за рулем не слишком уверенно. К тому же машина была незнакомая, он все время путал положение переключателя скоростей. Но мощный мотор, сердито ревя, прощал его случайные ошибки.

Наконец прямо перед ним, в свете фар, возникло величественное здание Иерусалимского монастыря. Сверкнули золотом кружевные купола, и он мельком подумал, что хоть какую-то красоту после себя оставит это трудное время. Монастырь недавно полностью отреставрировали.

Не доезжая до монастыря нескольких сотен метров, он свернул направо, на тупиковую дорогу, заканчивавшуюся у дальнего конца водохранилища.

Еще километров пятнадцать, и асфальтированная дорога кончилась.

Теперь предстояло пробираться по раскисшей грунтовке, и каждый отвоеванный у дороги километр словно снимал с плеч водителя дополнительный груз.

В конце концов дорога исчезла, растворившись в болоте. Пришлось остановиться и идти дальше пешком.

Ночью, в незнакомой местности, он плохо ориентировался и не смог определить, какое расстояние отделяло место, где ему пришлось оставить машину, от островка, где должен был ждать Алексей.

Метров через двести, подсвечивая себе мощным фонарем, приобретенным вместе с машиной, он все-таки выбрался на знакомую вырубку в тощем ивняке, которую они сотворили прошлой ночью.

Алексей ничем не выдавал своего присутствия до тех пор, пока не убедился в том, кто именно пожаловал на его «охраняемый объект».

Увидев друг друга, они неожиданно для себя обнялись, чего не делали никогда раньше. Сказалось напряженное ожидание и нервотрепка этого долгого дня.

— Ну, как ты тут? Были визитеры?

— А как же, четверо. Причем два раза.

— И где же они?

— Они днем пожаловали, и я их оттащил подальше, чтобы не знали, где они побывали, когда очухаются. Ну, так они через шесть часов вернулись во второй раз, пришлось повторить процедуру.

— Вот черт… Я не спросил, как действует повторный заряд парализатора…

— Теперь уже поздно спрашивать. Дело сделано, и в том месте, где я их оставил, никого нет, я проверял. Нам нужно торопиться, потому что те, кто их найдет, наверняка поднимут тревогу.

— Даже после одной порции излучения человеку некоторое время трудно двигаться. Странно, что они вернулись… Может, ты их спутал с другими?

— Да вроде нет, у одного была такая приметная кепочка.

— Ладно. Сейчас это действительно неважно.

— Машину нормальную купил?

— Нормальную. Джип «Чероки», вот только по нашим болотам она все равно ездить не может. И придется тащить ящики километра полтора. Ближе я так и не смог подъехать.

ГЛАВА 14

Начинало рассветать, когда черный джип свернул на Кольцевую дорогу и, натужно гудя мотором, понесся по шоссе, словно большое странное насекомое. Движения почти не было в этот ранний час, и Сергей искренне завидовал водителям большегрузных фургонов, мелькавших по обочинам дороги. Они спали прямо в кабинах, а ему с Алексеем не удалось заснуть даже на полчаса. Глаза слипались, и он вел машину в странном состоянии, близком к полету во сне, в котором явь перемешивается с вымыслом и так легко пропустить неожиданно возникшее перед тобой препятствие.

В какой-то момент ему почудилось, что машина, оторвавшись от шоссе, летит над его полотном, и, с Удовольствием наблюдая из кабины за этим полетом, он расслабленно думал о том, как разительно все изменилось. Абсолютно все, даже шкала ценностей.

Все стало другим с того момента, как над городом образовалась невидимая черная дыра во времени, из которой, словно из рога изобилия, посыпались невероятные происшествия и странные события. И хотя лично для них эти события не принесли ничего плохого, он чувствовал всем своим существом, что все это ненадолго. Большая беда уже нависла над городом, распластав свои темные крылья. Видимых последствий, заметных для всех, ждать осталось совсем недолго.

Неожиданно на большой скорости он зацепил колесом неасфальтированную обочину. Машину резко тряхнуло и бросило в сторону. Сергею едва удалось вернуть контроль над нею. В таких случаях в акте дорожного происшествия обычно пишут: «Водитель не справился с управлением». Пришлось остановиться, выйти из джипа и немного пройтись.

Алексей не проснулся даже от этого толчка. Он спал на своем заднем сиденье, обняв один из ящиков с драгоценностями, не поместившийся в багажнике.

Сергей обругал себя за то, что не предусмотрел такого пустяка, как собственное сонное состояние за рулем, и не купил даже крепкого кофе. Перед глазами стоял образ перевернутой машины, драгоценные камни, рассыпанные на дороге…

В низких лучах рассветного солнца они должны были выглядеть красиво, словно радуга, улегшаяся на асфальте…

Нужно было торопиться и постараться увести джип с больших магистралей, пока не проснулись гаишники. Слишком уж рискованно вести машину, набитую драгоценностями, по московским дорогам. Наверно, даже взрывчатку вести не так опасно.

Громко хлопнув дверцей, чтобы показать Алексею свое отношение к его непробудному храпу, Сергей уселся на свое место и уже совсем было собрался включить зажигание, когда в кармане у него протяжно загудел телефон. Сергей осторожно, двумя пальцами достал аппарат из нагрудного кармана, словно это был какой-то ядовитый гад.

Это был первый звонок с той стороны, с момента, когда Павел вручил ему телефон, предупредив, что указания будут поступать по телефонной связи. Ничего хорошего от звонка Павла Сергей не ждал.

— Вы получили посылку? — без всяких предисловий спросил обезличенный в наушнике и тем не менее легко узнаваемый голос Павла.

— Получили.

— В Москву не заезжайте. Следуйте на свою главную базу. Она находится в районе заброшенной деревни, в пяти километрах к юго-востоку от поселка Выселки. Поселок должен быть обозначен на вашей карте. База прикрыта защитным куполом, и вы не сможете ее увидеть. Как только найдете обгоревшую от молнии сосну, трижды, с паузами в две секунды, нажмите на своем аппарате кнопку вызова. Коды доступа в него уже введены, и для вас откроется проход.

Сообщив всю необходимую информацию, телефон сразу же умолк, и Алексей с заднего сиденья проворчал:

— Ни здрасте, ни до свидания. — Спал он, оказывается, не так уж крепко. — Они что, следят за нами? Откуда они знают, что мы собрались повернуть в Москву?

— Ты бы лучше за дорогой следил, а не за моими переговорами!

— За дорогой должен следить водитель, — назидательно заметил Алексей. — А то ведь можно и навсегда заснуть за рулем. Представляешь, как гаишники обрадуются, когда найдут нашу машину и сорвут такой куш?

25
{"b":"11300","o":1}