ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да ты нас не бойся! Мы тебя обижать не станем! Все новички у нас проходят проверку! Так что готовься, после отбоя мы тебя навестим! — И нехорошо засмеявшись, они пошли к выходу.

— А можно узнать, кто вы такие? Я здесь человек новый, хотелось бы знать, с кем предстоит иметь дело.

Его неожиданный вопрос заставил всех троих остановиться в дверях.

— Полковнику хочешь доложить? — спросил тот, что первым завел разговор о помаде.

— Не станет он докладывать полковнику. Он хорошо знает, чем кончают доносчики. Человек хочет знать мою фамилию, — густым басом произнес высокий. — Завидов моя фамилия. Спроси здесь у любого, кто такой Завидов. Тебе объяснят.

После этого они ушли. Набрав полную пригоршню воды, Сергей плеснул себе в лицо, насухо вытерся и отправился в свою комнатушку.

Первый день тянулся бесконечно, и не потому, что Сергей опасался ночного визита. Он понял, что изменилась не только его внешность, но и сила мышц, скорость его реакции — все стало другим. До сих пор у него не было случая проверить степень этих изменений, теперь такая возможность представится.

Не хотелось начинать свое пребывание здесь с драки, но он понимал, что этого не избежать.

Завидов, как сообщил ему Ипат, которого он отловил после ужина в столовой, был «теневым командиром», правой рукой полковника Митрохина, насаждавшего здесь привычные для него тюремные порядки. Об этом Ипат рассказал немало интересного. Неудобные, не вписавшиеся в быт военно-учебного центра люди бесследно исчезали, и некому было заинтересоваться их судьбой.

ГЛАВА 39

Сергей лежал в своей крохотной комнатке и смотрел, как из окна на плохо выбеленный потолок медленно наползают вечерние тени. Его первый день в военно-учебном центре иновремян закончился благополучно, если не считать инцидента с Завидовым и обещанного ночного визита. Митрохин его не узнал или сделал вид, что не узнал… В этом случае неплохо было бы понять, для чего ему это понадобилось. Так или иначе — скоро это выяснится.

После того как его школьный друг, ныне знаменитый и безвременно исчезнувший профессор Северцев, проломил временную постоянную, водоворот времени, образовавшийся в месте пролома, захватил его, как щепку, и унес в неведомые миры… Будет ли конец его путешествию? Удастся ли вернуться, и что он застанет на своей родной планете после возвращения? Сколько таких лагерей уже создано? Скольких бандитов, уголовников, жуликов всех мастей готовят для того, чтобы поручить им управление нашей жизнью?

И что сможет он в этом изменить? Крохотная щепка, попавшая в водоворот, может всего лишь плыть по течению, но даже песчинка, попавшая внутрь сложного, хорошо отлаженного механизма, способна изменить его ход и даже остановить.

От этой внезапной мысли Сергей приподнялся на своей койке. «Необходимое воздействие», — то самое, о котором писал Азимов в своем романе «Конец вечности». Правда, там такое воздействие рассчитывали сложнейшие компьютерные устройства, а герои имели возможность прослеживать результат своих изменений в будущем и, в случае необходимости, корректировать их. У него нет и десятой доли таких возможностей. Его величество случай — это все, что у него есть.

Подумав об этом, Сергей вновь улегся на койку. Нужно было решать более насущные проблемы. Глобальные могут подождать.

Свет от фонарей нарисовал на окне двойные тени местных деревьев, непохожих на земные… Судьба забросила в этот мир несколько десятков людей. Очень разных людей… Но их объединило одно обстоятельство — то, что произошло с ними, полностью изменило их образ жизни, всю их судьбу. Казалось, такие события должны были изменить и их образ мыслей. Но этого не произошло. Они принесли на чужую планету свои маленькие, обезьяньи амбиции, свое желание унизить более слабого, показать свою власть и упиться ощущением собственного превосходства, которого они так и не смогли добиться в обыденной жизни.

Сергей почувствовал, как в нем поднимается гнев. И не только на этих подонков, которые собрались навестить его в ближайшие часы. На тех, кто их использует в своих интересах, на тех, кто создает для них особо благоприятные условия, чтобы они могли безнаказанно грабить, спаивать, нести людям короткое наркотическое забвение и смерть…

Благодаря их деятельности постепенно загнивает изнутри государство, разваливается армия, смертность превышает рождаемость, трещит по швам экономика некогда великой державы. Теперь уже все готово, осталось прийти и взять нас голыми руками, без всяких усилий, без войны… Вот они и приходят…

Отчего-то вспомнилось история с Саяно-Шушенской ГЭС, о которой он прочитал в газетах незадолго до своего ухода.

Гигантское сооружение, стоившее миллиарды долларов и сотни человеческих жизней, строившееся всей страной, было отдано в частные руки. Советники, подготовленные в подобных лагерях, убедили правительство в том, что только так и можно управлять этим объектом.

Государственные чиновники никак не справились с задачей подсчитать доходы от гидроэлектростанции, которая даже в ремонте не будет нуждаться еще десятки лет. И отдали… А когда местные власти подняли вопрос о деприватизации, о возвращении государству его законной собственности, их заставили умолкнуть, им сказали, что это может повредить нашему международному престижу, уменьшить поток зарубежных инвестиций, тех самых «инвестиций», на проценты за которые предстоит горбатиться всему народу бессчетное количество лет…

Недаром общая сумма государственного долга является тайной за семью печатями, ведь эту цифру страшно даже произнести вслух…

Скрип половиц в коридоре прервал поток его невеселых мыслей. Он уже давно услышал осторожные, крадущиеся шаги вдоль коридора и не шевельнулся, не счел нужным даже встать с кровати.

Дверь открылась бесшумно. Им и ключ не пришлось поворачивать, все было подготовлено заранее, лишь одного они не учли, что он ждал их визита с нетерпением, с тем самым яростным желанием, которое способно разрушить и уничтожить даже хорошо подготовленные планы, если это желание подкреплено силой… Но в том-то и дело, что после расстрела и последнего перехода эта сила у Сергея появилась.

После того как все трое вошли в его комнату, события начали развиваться стремительно. Настолько стремительно, что дежурный у мониторов, с интересом следивший за процедурой воспитания строптивого новичка, вообще не понял, что произошло.

Только что Трофимов лежал на кровати, и вот он уже стоит у порога, а двое из троих вошедших людей неподвижно лежат на полу.

Сергей и сам удивился реакции своего тела. Скопившийся гнев нашел себе выход в необычном выбросе энергии, а может быть, его новое тело таило в себе неизвестные ему самому способности, но только, прежде чем «гости» успели сделать хотя бы шаг, какая-то неведомая сила рывком подняла его с постели и мгновенно перебросила через всю комнату.

Двое шестерок Завидова успели схватить его за руки с двух сторон, но это было все, что они смогли сделать. Мышцы Сергея превратились в стальные пружины. Ему не потребовалось почти никакого усилия, чтобы свести вместе руки, на которых повисли два человека. Их головы ударились одна о другую, и оба рухнули на пол. Теперь они стояли лицом к лицу — Трофимов и Завидов. Но Завидов даже не успел понять, что произошло с его помощниками. Он и не старался это сделать, привычка человека — это его вторая натура. А Завидов по любому пустяку привык пользоваться своей бычьей силой, привык к тому, что его боялись и покорно склоняли голову перед его пудовыми кулаками. Поэтому сейчас, не задерживаясь ни на секунду, он попер дальше на Трофимова и попытался нанести свой коронный удар табуреткой по голове. Этот свой любимый инструмент он прихватил заранее из каптерки. Безотказный, надежный инструмент, после знакомства с которым жертва обычно корчилась на полу, обливаясь кровью, и по первому требованию лизала его ботинки. Так было всегда, но не в этот раз.

Табурет просвистел в воздухе в том месте, где мгновение назад находилась голова Трофимова, и, не встретив препятствия, продолжал свое безостановочное движение, потянув за собой сначала руку Завидова, а затем весь его корпус, заставив великана согнуться на какую-то долю мгновения. Но этой доли оказалось достаточно для того, чтобы новичок каким-то необъяснимым образом оказался у него за спиной, успел схватить вторую, свободную руку Завидова и завести ее за спину амбалу с такой силой, что хрустнули выворачиваемые суставы. Завидов издал короткий вопль, похожий на рев раненого зверя, и был вынужден опуститься на колени, чтобы уменьшить нестерпимую боль.

74
{"b":"11300","o":1}