ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Марко?

– Ну да, Джон Марко, хозяин казино.

– Ты упоминал девушку…

– Маршу Марко? Это его дочь, – Шейни подозрительно взглянул на нее. – Скажи, ты не хочешь говорить главного, да?

– Нет, я все сказала, – ответила она. – Я действительно не видела больше Гарри, то есть не говорила с ним.

Шейни резко встал, прошел в спальню и вытащил из влажного кармана пиджака кружевной платок. Он вернулся в гостиную и протянул платок Филлис.

– Твой?

Она взяла его за уголок и осмотрела.

– Нет, а что?

– Может ничего, а может очень многое.

Шейни протянул девушке пустую чашку и попросил:

– Налей. Немного. Оставь место. Сделаем королевский кофе.

– А как?

Майкл взял у нее чашку и осторожно налил в нее коньяк.

– Королевский кофе – это напиток, делавший королей настоящими королями, пока не пришли диктаторы.

Он откинулся в кресле, смакуя напиток. Но лицо его по-прежнему оставалось озабоченным.

– Почему ты спросил про платок, Майк? Это очень важно?

– Если бы я знал, Ангелок, – он коротко усмехнулся. – Я рад, что он не твой. Как ни нелепо, но сегодня ночью из-за этой тряпицы погибли три человека.

– Правда? – ее глаза округлились. Ей захотелось узнать все подробно, но Шейни сказал, что сам еще ничего толком не знает.

Когда они выпили кофе, Майкл посоветовал девушке пойти домой.

– И не делай глупостей, – ласково попросил он. – Я хочу, чтобы с тобой было все в порядке.

У входа Филлис обернулась к нему.

– Ты что-то скрываешь от меня, – сказала она с укором. – Почему ты думаешь, что мне может грозить опасность?

– Это только предосторожность. Просто не ходи одна по темным аллеям и не садись в машины к незнакомым мужчинам.

И Майкл уже совсем без всякой связи спросил:

– Ты случайно не встречала в своих «странствиях» человека по имени Чак Эванс?

– Нет, во всяком случае, не помню.

– Я и не рассчитывал на это, – пробормотал Майкл. – Я задаю слишком много бессмысленных вопросов.

Он обнял девушку за плечи и подтолкнул к двери.

– Как ни странно, но это мой способ зарабатывать на жизнь.

– Ты взялся за это дело?

– Еще нет. Во всяком случае, пока не вижу в нем ничего интересного для Майка Шейни.

Он улыбнулся, сжав ее плечи. Потом выглянул в коридор. Там никого не было. Майкл обернулся к девушке и, наклонившись, поцеловал ее в губы.

– Ну, беги. Рад был видеть тебя, сестренка. Заглядывай иногда, когда будет что рассказать.

Он легонько подтолкнул ее в коридор и закрыл дверь.

Глава 8

Пустая комната

Шейни подсел к столу и отодвинул чашки и кофейник, освобождая место. Он вытащил из ящика стола листок бумаги, карандаш и, закурив, начал писать.

1. Кто звонил прошлой ночью? Мог ли это быть Грэйндж, изменивший свой голос?

2. Может быть, это проделал Ларри Кинкейд и подбросил мой пистолет, чтобы меня заподозрили.

3. Чей это платок? Он оставлен случайно или намеренно?

4. Тем двоим нужен был платок или что-то другое, что убийца взял у Грэйнджа перед моим приходом?

5. Кто вызвал Пэйнтера на место происшествия?

6. Почему эти типы ожидали меня у отеля, когда я должен был находиться в тюрьме (Филлис?)

7. Когда и где Чак Эванс достал деньги?

8. Знал ли Грэйндж Чака?

9. Знал ли Чак Томаса?

10. Действительно ли Маршу видела Филлис в машине Грэйнджа? (Платок Марши?).

Он посмотрел на список вопросов, хмурясь и потирая мочку уха. Затем приписал:

11. Какая роль в этом чертовом спектакле отведена мне?

Шейни налил в бокал коньяка и стал отпивать понемногу, время от времени затягиваясь сигаретой. Потом еще раз прочитал шестой и одиннадцатый вопросы, сложил листок и спрятал в нагрудный карман.

Подойдя к телефону, он набрал номер и, услыхав голос, сказал:

– Привет, Тони. Это Майк Шейни.

– Привет, босс. Твоя голова еще цела?

– Пока да. Ты не знаешь, где квартирует Чак Эванс?

– Дай подумать. Кажется, он с Красоткой отсиживался всю зиму у мамаши Джулии… Постой-ка. Говорили, что на прошлой неделе Чак сорвал большой куш в Хилеа. Я не знаю, может он еще там?

– Мамаша Джулия… Это на 50-й улице? Ладно. И еще, Тони.

– Да, босс.

– Будь поблизости. Ты мне можешь понадобиться.

– Не волнуйся. Буду на месте.

Шейни повесил трубку. Через минуту он уже набирал новый номер. Ответил женский голос, и Майкл сказал:

– Здравствуй, Хэлен. Это Майк Шейни. Дай мне Ларри.

– Ларри еще не вернулся, – голос Хэлен звучал встревоженно. – Он уехал в Джексонвилл по делу.

– Джексонвилл?

– Да. Я больше ничего не знаю. Я думала, может быть ты знаешь что-нибудь. Вчера вечером, уходя, сказал, что хочет встретиться с тобой. Он пошел к тебе.

Шейни резко спросил:

– Откуда тебе известно, что он в Джексонвилле?

– Сегодня рано утром я получила от него телеграмму. Он сообщил, что его неожиданно вызвали туда и не знает, надолго ли.

Хэлен заколебалась, но потом все же спросила испуганным голосом:

– Из-за чего вы с ним поссорились?

– Он тебе сказал об этом?

– Да, но без подробностей.

– Попозже я заскочу к тебе, – сказал Майкл. – Если полиция или еще кто-нибудь станет спрашивать, ничего не говори о телеграмме. Вообще ничего не говори.

– Ларри в опасности?

– Если да, то по твоей вине, – жестко ответил Майкл.

Повесив трубку, Шейни пошел в спальню, надел галстук и легкую спортивную куртку. Прихватив со стола в гостиной носовой платок, он вышел к лифту.

Внизу, в ярко освещенном холле, Майкл подошел к стойке и убедился, что писем для него нет. Портье почтительно поздоровался:

– Доброе утро, мистер Шейни. Веселенькая у вас была ночка.

– Что-что?

– Да на берегу, – суетливо пояснил портье. – Не дай бог натолкнуться на убитого, как вы.

Майкл повернулся и пошел к боковому выходу, где у бордюра стояла его машина. Он сел за руль, развернулся и поехал по 1-й Юго-восточной улице, потом повернул на запад, выехав на полосу с односторонним движением. Проехав немного вдоль железнодорожного полотна, он свернул направо и остановился под знаком: «Стоянка запрещена. Полиция».

Шейни приветливо кивнул двум патрульным, слонявшимся у входа в полицейское управление, и пошел прямо в кабинет начальника сыскной полиции. Распахнув дверь, он увидел Билла Джентри. Тот сидел, положив ноги на стол, и читал свежий номер «Майами Геральд». Джентри опустил газету и дружелюбно взглянув на вошедшего.

– Когда же тебе надоест связываться с Пэйнтером?

Шейни хмыкнул и уселся на стул.

– К черту Пэйнтера. Пусть он сам держится от меня подальше. Я слышал, тебе сегодня утром кто-то звонил. Не назвался. Что, факты подтвердились?

Джентри не отличался богатым воображением.

– Какой-то сукин сын испоганил мне сон и сообщил о дорожном происшествии, – буркнул он.

– Ну?

– Все подтвердилось. Тела найдены. Аварийная бригада вытаскивает машину. Знаешь, тут есть одна странность. На переднем сиденье был один водитель. И еще один человек сзади. Он держал в руках взведенный автомат.

Шейни зажег сигарету и швырнул спичку в урну.

– Это действительно любопытно, – согласился он. – Обычно, когда люди едут вдвоем, оба садятся впереди.

– Вот именно. У меня есть одна мысль. Мне кажется…

– Оставь это. Скажи лучше, у тебя есть какие-нибудь сведения об этих людях или об оружии?

– Пока нет. Они, видно, нездешние. На машине нью-йоркские номера.

Шейни кивнул:

– Дай мне знать, если что-нибудь обнаружишь.

Он сунул руку в карман и вытащил обшитый кружевом кусочек материи. Джентри взял его и осмотрел со всех сторон:

– Похоже на дамский носовой платок.

Шейни наклонился к нему.

– Я хотел бы, чтобы твои гениальные мальчики проверили его тщательнейшим образом на предмет тайнописи и прочей ерунды. Это, конечно, идиотская мысль, – он откинулся на спинку стула и потер лоб, – но я должен и это выяснить.

10
{"b":"113021","o":1}