ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 11

Плата за услуги

Шейни остановил машину на бульваре Бискейн у издательства «Майами Ньюз» и поднялся в отдел городских новостей. Там, в грохоте пишущих машинок и сплошном табачном дыму, он обнаружил Тимоти Рурка. Тот склонился над машинкой в углу комнаты, что-то выстукивая указательным пальцем. Тимоти поднял голову, и его длинное лицо просияло. Шейни взял стул и сел рядом.

– Привет, мошенник, – тепло сказал репортер. – Еще пара убийств, с тех пор, как мы с тобой расстались?

– С убийствами туго, – признался Майкл, закуривая. – Что-нибудь новенькое о Грэйндже?

– Ни черта. Пэйнтер бегает кругами, как гончая в поисках следов. Но мне кажется, он не жаждет обнаружить что-нибудь тебе в оправдание, – Рурк широко улыбнулся.

Шейни выпустил дым и сказал:

– Он сперва выбирает преступника, а потом пытается подогнать под него преступление. Какая у вас есть информация о Грэйндже?

– О Грэйндже? Не много. Богатый повеса, проводящий зиму на побережье.

– Любой мошенник, которому по карману оплатить отель на побережье, у вас богатый повеса, – сухо сказал Шейни. – Что ты знаешь об Эллиоте Томасе?

– Ага, теперь уже Томас. Куда ты клонишь, Майк?

– Если бы я сам знал! – искренне признался детектив.

– Не знаю, как Грэйндж, но Эллиот Томас отнюдь не мелкий мошенник. При такой шикарной яхте в заливе и таких лошадках в Хайалиа. Такие забавы требуют солидных денег.

– Я не знал, что он держит скаковых лошадей.

– Клянусь, это так. Выходит, есть вещи, о которых даже ты не знаешь? – Тимоти притворился удивленным.

– Как называется его конюшня?

– Хм… по-моему, Масиот Стэйблз. У него там работает Джек Килгор. Ну и характерец у этого старика. На прошлой неделе я встретился с ним в пивном баре. Мы там сидели с Чаком Эвансом. Так вот, старик уже здорово набрался и хвастался, что готовит победителя скачек.

– Даже так? А ты не помнишь кличку лошади?

– Нет. Знаешь, я давно уже с этим покончил. В свое время делал ставки только с подачи надежного жучка.

Шейни поднялся:

– А позже ты не встречал Чака?

Он говорил безразличным тоном, но Тимоти знал, что это не праздный вопрос.

– Почему ты спрашиваешь, Майк? Ты же обещал мне все рассказать, когда дело прояснится.

– Тогда я расскажу, – пообещал Шейни, – но не раньше.

Он вышел из редакции и отправился в полицейский участок.

Билл Джентри вышел перекусить, и Шейни оставил платок Марши у него на столе. Он черкнул пару строк с просьбой сравнить его с тем, который оставлял утром. Подъехав к своему отелю, Шейни переложил пистолет, найденный у Марши Марко, в задний карман брюк. Узнав у дежурного, что ему никто не звонил, Майкл поднялся к себе, закрыл дверь и сел за стол. Он вытащил оба пистолета – свой и Марши – и положил их на стол. Они были абсолютно одинаковы, за исключением номеров и насечки на рукоятке. Шейни вытащил обойму из пистолета Марко. Все патроны были на месте. Со своим пистолетом Майклу пришлось попотеть, пока он извлекал застрявшую в стволе пулю. В обойме было шесть патронов. Седьмой лежал на столе. Значит, из его оружия был произведен только один выстрел.

Майкл снова положил пистолеты на стол и налил себе коньяка. Сделав несколько глотков, он долго рассматривал оружие. Наконец поднялся и вставил обойму обратно в свой пистолет до отметки, которая позволяет стволу автоматического кольта проворачиваться и отсоединяться.

Шейни снял нечищенный ствол и подошел с ним к окну. Он внимательно осмотрел его со всех сторон, но так и не обнаружил на нем номера или другой пометки. Вернувшись к столу, Майкл взял пистолет Марши и проделал с ним то же самое. В конце концов он убедился в том, что невозможно определить, какой ствол от какого пистолета.

Аккуратно вытер отпечатки пальцев с чистого ствола и вставил его в свой пистолет. Затем извлек один патрон из полной обоймы Марко, взял еще один патрон, лежавший на столе, и зарядил в обойму своего кольта. Отложив его в сторону, Майкл взял нечищенный ствол своего пистолета и вставил его в пистолет Марши, тщательно уничтожив отпечатки пальцев. Магазин с недостающим патроном был вставлен туда же.

Проделав все это, Шейни еще раз отполировал тряпочкой пистолет Марши и положил оба пистолета в ящик стола. Оглядев оружие, он удовлетворенно вздохнул. Его кольт был теперь абсолютно чистым и с полным боевым зарядом. Из пистолета Марши недавно стреляли – это легко определить и по состоянию ствола, и по недостающему в обойме патрону. Шейни уже готовился задвинуть ящик, как вдруг сообразил, что упустил одну маленькую деталь. После каждого выстрела кольт выбрасывает использованную гильзу и автоматически досылает в патронник следующий патрон. Мало-мальски разбирающийся в оружии человек сразу поймет, что тут что-то не так: в магазине семь патронов, а патронник пуст.

Благословляя всех богов – хранителей частных сыщиков, Шейни платком взял пистолет и передернул затвор, досылая патрон в ствол. После этого закрыл ящик и выпил еще немного. Пройдя в спальню он задвинул шторы, снял куртку и вытянулся на кровати. Через пять минут Шейни уже спал. Телефон разбудил его далеко за полдень. Звонил Джон Марко. Его голос звучал устало:

– Я все обдумал, Шейни. Я согласен. Когда Марша будет дома?

– Подожди, – запротестовал Майкл. – Ты говоришь так, словно девушка у меня на крючке. Я вовсе не держу ее ради выкупа. Я даже не уверен, смогу ли ее найти. Я просто предложил свои услуги на случай, если они вдруг понадобятся.

Последовала длинная пауза. Затем Марко хрипло сказал:

– Ладно. Пусть будет так. Сколько ты хочешь?

– Да уж побольше, чем стоит твоя дочь на самом деле, – весело заверил его детектив. – Десять тысяч будет в самый раз.

– Десять тысяч? Боже мой, Шейни, – Марко потрясенно умолк. Шейни держал трубку, с явным удовлетворением прислушиваясь.

– Хорошо, – убито произнес Марко, – но оплата потом.

– Слушай, – грубо сказал Майкл, – ты слишком стараешься внушить себе, что это вымогательство. Теперь мои условия – или все кончено. Завтра утром ты приносишь чек или наличные в Первый Национальный Банк и делаешь вклад на мое имя. Там же оставишь заверенное заявление о том, что эти деньги причитаются мне в счет уплаты за работу – поиски дочери, которая добровольно покинула дом, – оговорив, что деньги могут быть вручены мне только по возвращении твоего чада домой в целости и сохранности. Иначе я и пальцем не пошевелю, чтобы найти ее.

– Ты слишком официально к этому подходишь, – жалобно произнес Марко.

– Я доверяю тебе не больше, чем взбесившемуся буйволу, – любезно ответил Шейни. Снова последовала долгая пауза. Видимо, Марко с кем-то советовался. Не с Пэйнтером ли?

Наконец хозяин казино заговорил:

– Можешь ты гарантировать мне безопасность дочери, пока я не сделаю вклад?

– Какие могут быть гарантии, черт побери? Я ведь даже не знаю, где она. И я не собираюсь искать ее, пока ты не выполнишь мое условие.

Шейни повесил трубку и подошел к столу налить себе коньяку. Прихлебывая коньяк, он развернул на столе листок с одиннадцатью вопросами, которые записал сегодня утром. Взгляд Шейни скользил по вопросам, пока не остановился на одиннадцатом. Глаза его оживились, и он вычеркнул одну строку. По крайней мере, самый важный вопрос решен. Шейни пошел на кухню, Приготовил кофе и яичницу и набросился на еду, как хорошо потрудившийся человек.

Он съел все до крошки и собирался выпить последнюю чашку кофе, когда снова зазвонил телефон.

Это был Билл Джентри.

– По поводу машины и жертв ничего утешительного, – начал он. – Я связался с Нью-Йорком по поводу номеров и отослал отпечатки в Вашингтон. На оружии никаких номерных знаков. Ясно только, что они недолго пробыли в Майами и ничем себя не обнаруживали.

– Что с носовым платком?

– Тоже мало чем порадую. Мой эксперт проверял его всеми возможными способами, но это всего лишь обычный носовой платок. Совершенно идентичный тому, который ты оставил на моем столе после обеда.

15
{"b":"113021","o":1}