ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Здорово, Мясник, – сказал Майкл и перевел взгляд на парня с крысиным лицом. – Как дела, Нэд?

Мясник не ответил.

– Не твое собачье дело, – сказал парень, сунув сигарету в рот.

Красотка хихикнула. Не двигаясь и с усилием переводя взгляд на Шейни, она спросила:

– Эй, ты вроде собрался увести меня от Нэда?

– Конечно, – ответил детектив. – Мы с тобой отлично поладим.

Мясник скривился и пробурчал:

– Чего тебе надо, парень? Чего ты заводишься?

Изувеченными пальцами он потянулся к своему стакану.

Шейни тронул Красотку за плечо:

– Я слыхал, Чак бросил тебя.

Она прищурила один глаз, стараясь разглядеть лицо склонившегося к ней детектива.

– Ублюдок, он еще на коленях приползет…

– Да, – вставил Нэд Паррадон, – Чак чертовски устал от этой девки. Глянь-ка на нее, распустила сопли.

– Это вранье, Красотка, – Шейни обнял женщину, не глядя на Нэда.

Неожиданно она улыбнулась и прижала руку Майкла своей рукой.

– Скажи им ты, молодой, интересный. Я еще кое-что могу…

– Эй, – протрезвел Мясник, – ты слышал, что он сказал, Нэд? Это все равно, что назвать тебя лгуном.

– Я знаю.

Нэд выпустил из ноздрей дым и монотонным низким голосом принялся поносить Майкла.

Шейни наклонился к уху Красотки и быстро спросил:

– Когда ты видела Чака последний раз?

– Какое тебе дело? – хохотнула она. – Я же теперь с тобой.

– Конечно, – он слегка ущипнул ее мягкую руку. – Ты не видела Чака со вчерашнего вечера? А из казино вы выходили вместе?

– …И я распорю тебе брюхо, а Красотка изжарит твою печень нам на завтрак, – тем же монотонным голосом закончил тираду Паррадон. Пошатываясь, он встал и вытащил складной нож с длинным лезвием. Шейни развернулся к нему лицом и сжал кулаки. Он не заметил движения у занавески и не услышал свиста дубинки. Майкл повалился на стол. Мясник, хлопнув себя по колену, загоготал.

Нэд Паррадон с упреком взглянул на тонкую темную фигуру у занавески.

– Зря ты влез, Берни. Я сам хотел распороть ему брюхо.

– Вы пьяны в стельку, оба. Мясник, выволоки его наружу.

Тот неуклюже поднялся и поволок Шейни к выходу, бормоча:

– Пойдем, милок, станцуем, не хочешь?

Перехватив обмякшее тело посередине, он двигался к двери с грацией бегемота. На выходе он пнул Майкла с такой силой, что тот отлетел далеко в сторону и упал лицом на обломки кораллов. В нише громко храпела Красотка.

От удара детектив пришел в себя. Он сел и, коснувшись щеки, почувствовал под пальцами кровь. Неуверенно встав на ноги, Шейни пошел к двери.

Худой мужчина с порога умоляюще зашептал:

– Ради бога, уходите. Они все на вас набросятся.

Шейни поднял руку и оттолкнул его. Согнувшись, он зашел за бамбуковую ширму и направился туда, где спала Красотка. Берни и Мясник остановили его. У Берни в руке была дубинка, в глазах появился опасный блеск:

– Возьми-ка его, Мясник. Этот идиот не понимает хорошего отношения.

Шейни размахнулся, стараясь ударить бандита в лицо. Тот пригнулся и через мгновение вцепился Майклу в горло. Он рванул руки вниз, и детектив упал на колени. Мясник продолжал сжимать его горло и, обернувшись, спросил:

– Удавить его, что ли, Берни?

– Придави так, чтоб больше неповадно было. А потом вышвырни его отсюда.

Мясник пошел к двери, волоча за собой Майкла. Когда бандит наконец ослабил хватку, Шейни упал ничком, схватившись руками за горло, с трудом вдыхая воздух сквозь стиснутые зубы. Мясник с удовольствием наблюдал, как Майкл, опираясь ладонями о землю, привстал. Бандит расхохотался, когда у детектива подломились руки и он снова упал лицом вниз. Но смех застрял у него в горле когда он увидел, что Шейни встал на ноги и снова направился к двери.

Мясник протянул свою лапу и добродушно сказал:

– Не лезь туда, парень. Иначе я сделаю из тебя лепешку.

Двумя руками Шейни оттолкнул протянутую руку и с сумасшедшим блеском в глазах прохрипел:

– Оставь меня, Мясник. Мне надо туда, поговорить с Красоткой.

– Ты больше никуда не пойдешь.

Бандит с размаху ударил Майкла в лицо. Тот упал, но тут же начал подниматься снова. Мясник отошел к двери и с некоторой неловкостью наблюдал за ним. Когда Шейни вновь двинулся к двери, он не выдержал:

– Ты что, псих?

– Я должен увидеть Красотку.

Шейни едва шевелил губами. Слова звучали глухо.

– Я должен спросить, на какую лошадь ставил Чак.

Мясник вздохнул и оттолкнул его от двери:

– Черт возьми. Почему ты не сказал раньше, чего тебе надо? Чак ставил на Банджо Боя в пятом заезде.

– Банджо Бой? – Шейни прислонился к косяку двери, с трудом глотая воздух. – Ты уверен? – спросил он подозрительно.

– Конечно, уверен. Но тебе что с этого?

Мясник почти с состраданием смотрел, как Майкл оторвался от стены и покачиваясь пошел к машине.

До Литтл-Ривер Шейни ехал со скоростью десять миль в час, вцепившись в руль обеими руками, с трудом вглядываясь в дорогу заплывшими глазами. Он затормозил у аптеки и вошел через боковую дверь купить себе пластырь, йод и вату. Он заклеил на себе все, что мог, и напоследок купил бутылку калифорнийского виноградного бренди. В машине он опорожнил полбутылки и у него появилась уверенность, что до отеля он доберется. На это ушло полчаса. Шейни надеялся проскочить незамеченным и через боковую дверь подняться к себе в номер. Но ночной портье окликнул его.

– О, боже, – выдохнул портье, увидев разукрашенное лицо Майкла. Шейни попытался улыбнуться, но это оказалось слишком болезненно. Боком подойдя к портье, он сказал, почти не открывая рта:

– Только не говорите, ради бога, что сестра именно сегодня решила меня навестить.

– Нет, нет, – портье спрятал улыбку. – Но у вас в номере парочка фараонов. Маленький парень с побережья и Джентри.

Шейни кивнул и пошел к лифту.

Глава 13

Сомнительные скачки

Дверь в номер была распахнута. В гостиной сидели Питер Пэйнтер и начальник сыскной службы Майами. Увидев физиономию Майкла, Билл Джентри ухмыльнулся, Пэйнтер оглядел его с холодной враждебностью.

Шейни скривился и спросил:

– Надеюсь, я не заставил вас долго ждать, джентльмены?

Он прошел к бару, взял стаканы и поставил на стол остатки бренди.

– Угощайтесь. Я немного не в форме. Пойду приведу себя в порядок.

Он зашел в ванную и только там оценил, как крепко его отделали в «Хлеву». Стоили ли два коротеньких слова «Банджо Бой» такой взбучки? Даже после того, как они с аптекарем хорошо потрудились, Майкл, увидев себя в зеркале, ужаснулся. Но кровь не текла, и он удовольствовался тем, что вытер лицо мокрым полотенцем и вернулся в гостиную.

Билл Джентри уже налил себе бренди, а Пэйнтер сидел неподвижно, положив ладони на стол. Шейни попытался улыбнуться.

– Надеюсь, это не официальный визит?

Он вытащил из бара бутылку и налил себе коньяка.

– Пэйнтер хочет задать тебе несколько вопросов, – пояснил Джентри.

– Да, он любитель задавать дурацкие вопросы, – Майкл развалился в кресле. – Если он не поддержит компанию, я не буду отвечать.

– Когда вы прекратите паясничать, нам нужно будет обсудить ряд вопросов.

– Ну что же, давайте поговорим серьезно.

– Почему, когда я прошлой ночью спрашивал вас о смерти Грэйнджа, вы не сказали, что ваш дружок Кинкэйд был связан с покойным?

– Потому что считал, что это не ваше дело, – резко ответил детектив.

Аккуратные усики Пэйнтера встопорщились.

– В данной ситуации утаивание подобных фактов равносильно преступлению. Речь идет об убийстве.

– Я не считаю, что связь Ларри Кинкэйда с Грэйнджем имела какое-то отношение к убийству.

– Вы уверены, что это произошло не потому, что вы согласились быть посредником между Кинкэйдом и убитым? Не для того ли вы встретились с Грэйнджем в пустынном месте, чтобы добыть доказательства, которые тот имел против Томаса Эллиота?

17
{"b":"113021","o":1}