ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шейни раздраженно забарабанил пальцами по столу:

– Вы все еще пытаетесь повесить на меня это убийство? А мне казалось, что прошлой ночью мы все уладили.

– Когда я отпустил вас, я еще не располагал сведениями, которые мне сегодня добровольно предоставил мистер Эллиот.

– Ладно, – огрызнулся Шейни, – а теперь, когда у вас в распоряжении новые сведения, что вы собираетесь делать?

Глазки Пэйнтера радостно блеснули:

– Думаю, теперь я могу выдвинуть против вас обвинение в убийстве.

– Лучше бы вам этого не делать, – с угрозой сказал Шейни, – Кроме того, если еще двенадцать часов никто не будет мне мешать, я поднесу вам это дело на блюдечке. Кстати, вы даже не нашли еще орудие убийства. Не мог же я проглотить пистолет после выстрела.

Пэйнтер заерзал, дергая ручку ящика:

– Я уверен, что мы уже нашли орудие убийства. Довольно неприятная для вас находка.

Он открыл ящик и указал на лежащие там рядышком пистолеты.

– Очень неосторожно с вашей стороны, Шейни. Даже не почистили и не перезарядили пистолет.

До этого момента Джентри сидел, попивая бренди, словно разговор его не касался. Теперь же он резко выпрямился и озадаченно посмотрел на детектива.

Шейни рассмеялся:

– А вы проверяли, подходит ли к этому пистолету пуля, убившая Грэйнджа?

– Еще нет. Мы случайно обнаружили пистолеты, пока дожидались вас. Но Грэйнджа убили именно из такого оружия.

– И ставлю десять против одного, что стреляли именно из этого пистолета.

Шейни наклонился вперед и указал на пистолет, взятый в комнате Марши Марко.

– Пока вы собирали против меня показания, – холодно сказал он, – я собирал для вас улики. Этот пистолет я обнаружил сегодня днем – там, куда его после выстрела забросил убийца.

Билл Джентри снова расслабился и вернулся к своему стакану.

Пэйнтер фыркнул:

– Я так и знал, что вы сочините для прикрытия что-то в этом роде.

– У меня тоже есть показания. От вполне солидного человека. Он был свидетелем того, как я нашел пистолет.

– Это лишний раз доказывает, что вы сами бросили его туда прошлой ночью.

Шейни приподнял рыжие брови и взглянул на Джентри. На лице его появилось подобие улыбки.

– Почему вы не обучаете своего коллегу хотя бы элементарным основам сыска, Билл? Этот пистолет с насечкой – мой. Он зарегистрирован на мое имя, я имею право его носить. Если бы Пэйнтер не так старался повесить это убийство на меня, он бы наверняка поинтересовался номером другого пистолета и выяснил бы, чей он.

Питер Пэйнтер затрясся от злобы:

– Нечего учить меня, Шейни. Как раз это я уже сделал. Джентри передал в центр номера, теперь мы ждем ответа.

– И вы сами до этого додумались? – Майкл восхищенно взглянул на него. – Ну и ну. Ничего, потретесь около меня еще немного и научитесь искать улики там, где они есть.

Джентри отвернулся, прикрывая рот рукой. Шейни невозмутимо разлил коньяк в два стакана.

Пока Пэйнтер соображал, что бы ответить, зазвонил телефон.

– Я отвечу, – он схватил трубку.

Шейни поднял стакан и улыбнулся:

– Опять он заморочил тебе голову?

Джентри покачал головой и вполголоса сказал:

– Клянусь, Майк, мне казалось, что Пэйнтер накрыл тебя, особенно когда в твоем столе оказались эти пистолеты. История о том, как ты нашел орудие убийства – не выдумка?

– Хочешь посмотреть показания?

– Нет, раз они у тебя.

В это время Пэйнтер окончил разговор и подошел к столу:

– Звонили из вашего управления, Джентри. У них зарегистрирован только один кольт на имя Шейни. Его номер совпадает с номером того, из которого не стреляли. На другой кольт у них данных нет. Наверное, он где-нибудь украл его.

Шейни медленно поднялся и произнес с ужасающим спокойствием:

– Это последняя капля, Пэйнтер. Я больше не намерен терпеть ваше присутствие. Или вы сейчас же уберетесь, или я…

Телефон зазвонил снова, и Пэйнтер попятился к нему.

Джентри положил руку на плечо Майкла:

– Не выходи из себя, Майк. Ты должен признать, что показания Томаса осложняют дело.

– Я ничего не собираюсь признавать, – резко возразил детектив, – я даже не знаю, что именно наплел Томас. Может, он сам убил Грэйнджа. Во всяком случае, он был заинтересован в его смерти. Может, он теперь пытается свалить все на меня.

После короткого разговора Пэйнтер повесил трубку. Его взгляд выражал неуверенность и некоторое разочарование. Он облизнул губы и сказал, обращаясь к Джентри:

– Конечно, нам только со слов Шейни известно, где он нашел второй пистолет. Мы еще не проверили, из него ли выпущена пуля, убившая Грэйнджа…

– Но вам придется это сделать, – перебил Майкл, – потому что вы уже знаете, кому принадлежит этот пистолет. И я надеюсь, это не помешает вам его проверить.

Пэйнтер обошел вокруг стола и упал на стул, Он так взмок, что пришлось утирать лоб платком. Наконец платок возвратился в карман пиджака, и Пэйнтер выговорил:

– Звонили мои парни. Пистолет числится за Джоном Марко.

– Член городского совета Джон Марко, да? Еще один мерзавец, дававший против меня ложные показания. Теперь, мой дорогой, вам есть над чем поразмыслить. Да и мне тоже. Но я бы предпочел, чтобы вы размышляли где-нибудь подальше от этой комнаты.

Дрожащими пальцами Пэйнтер пытался разгладить усы.

– Пистолет я забираю с собой, – предупредил он.

– Конечно, – кивнул Шейни. – Я так же, как и вы, заинтересован в экспертизе. Если вы все еще не догадываетесь, кто убил Грэйнджа, я откопаю вам еще парочку улик. Но сейчас я чертовски хочу спать.

Он подождал, пока Пэйнтер вытащил из заднего кармана шелковый платок и взял пистолет. Джентри тяжело поднялся со стула, Шейни проводил их и плотно закрыл дверь.

Вернувшись в комнату, он постоял в раздумье, потом подошел к телефону и набрал номер редакции одной из местных газет. Он попросил позвать редактора спортивных новостей и спросил:

– Известно ли вам что-нибудь о лошади Банджо Бой, которая прибыла в Хайалиа несколько дней назад?

– Банджо Бой? Лошадь, о которой столько говорят? Ну конечно! А кто спрашивает?

– Майкл Шейни. А кто ее владелец?

– Она из конюшен Масиот. Владелец – Эллиот Томас. Из-за этой лошади на скачках сейчас работает комиссия.

– Что они расследуют?

– Выясняют, почему Банджо Бой, который весь сезон плелся в хвосте, в прошлую пятницу обскакал всех и пришел к финишу первым.

– И это все?

– Нет. Они бы ничего не заподозрили, если бы предварительные ставки на Банджо Боя были пониже. К контрольному времени они составляли восемь к одному даже в пригородных букмекерских конторах, которые всегда осторожничают. В таких случаях ставки обычно не поднимаются выше, чем три к одному. Значит, многие заранее знали, что именно Банджо Бой выиграет эти скачки.

– Ясно, – сказал Шейни. – И что же комиссия обнаружила?

– Что-то нечисто с тренером Джеком Килгором. В тот вечер, когда его лошадь выиграла, он улетел в Южную Америку. Некоторые говорят, что Томас и сам был в этом замешан и даже подмазал букмекеров в пригороде, чтобы поддерживать высокие ставки, но немногие воспринимают это всерьез. У его конюшни безупречная репутация.

Шейни собирался положить трубку, но потом задал еще один вопрос.

– А вы случайно не в курсе, Джон Марко много проигрывает на скачках?

– В прежние времена он просаживал немало, – с усмешкой ответил редактор. – Но пару лет назад ему надоели проигрыши, и он перешел на беспроигрышно-рулеточный вариант. В последнее время он на скачках не появляется.

Шейни поблагодарил и повесил трубку. Затем налил себе коньяка, нашел в справочнике нужный номер и набрал его. Трубку долго не брали. Наконец кто-то ответил. Майкл представился и попросил позвать мистера Томаса.

– Я думаю, мистера Томаса не следует сейчас беспокоить, – ответили на том конце провода.

– Меня не интересует, что вы думаете, – резко сказал Майкл. – Со мной Томас будет разговаривать. Скажите ему, что звонит Шейни.

18
{"b":"113021","o":1}