ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо, сэр.

Шейни пришлось ждать долго, пока в трубке не раздался раздраженный голос:

– Шейни? Какого черта?

Детектив прервал его:

– Вчера вечером вы страстно желали заполучить нечто, имевшееся в распоряжении покойного Грэйнджа. Вам и сейчас это нужно?

– Да, конечно… но…

– Тогда немедленно приезжайте ко мне. Я не знаю, сколько еще смогу оставаться на свободе.

Шейни дал свой адрес и, хотя Томас явно хотел что-то добавить, резко прервал его:

– Жду вас в течение часа.

Майкл повесил трубку. Тут же снова поднял ее и набрал номер Кинкэйда. Хэлен была дома.

– Извини, что так поздно, но нам необходимо встретиться. Приезжай через полчаса и учти, что ты должна быть неотразимой.

– Да, но…

– Никаких «но». Лови такси и скорее сюда.

Когда Шейни окончил разговор, глаза его лихорадочно блестели. Подойдя к столу, он допил коньяк и еще раз наполнил стакан. Потягивая коньяк, он мысленно проверил свой план. И подумал, что его осуществление зависит от множества случайностей. Шейни всегда предпочитал действовать наверняка, но сейчас времени было в обрез – пистолет Марко был уже у Пэйнтера. А ему предстояло еще найти Ларри. Куда он исчез?

Майкл уселся в кресло, обдумывая, к чему все это может привести.

Глава 14

Превращение золушки

Шейни был в ванной, когда раздался стук в дверь. Он осторожно сдирал с лица лишний пластырь и громко проклинал все на свете. Услышав стук, он поспешил к двери. На пороге стояла Хэлен.

Майкл не смог сдержать восторженного восклицания, увидев, какие перемены произошли с ней всего за несколько часов. Подобранные кверху волосы сделали ее стройнее и моложе. Легкая кораллового цвета шаль изящно спадала с плеч. Высокий плиссированный воротник подчеркивал красоту лица и прически. Кружевное черное платье облегало и подчеркивало все, о чем Шейни и не подозревал, когда видел ее в широком домашнем халате. К лифу платья был приколот скромный цветок жасмина.

Но самые удивительные изменения произошли с ее лицом. Большие глаза ярко блестели и казались огромными. Румянец придал неожиданную округлость худому лицу, В гордой осанке чувствовалась решимость.

Прежде чем Шейни смог произнести хоть слово, Хэлен спросила:

– Ну что, сойдет?

– Еще как сойдет! – лицо Майкла расплылось в улыбке. – Я не ошибся. Ты выглядишь… Боже мой, Хэлен, ты настолько соблазнительна, что я сам чувствую…

Хэлен мрачно взглянула на него и покачала головой:

– Оставь. Ты не для этого меня пригласил.

– Это точно, – признался Майкл. – И придется очень постараться, чтобы не забыть об этом.

Она пришла в комнату и вдруг резко обернулась к Майклу.

– Я много думала после твоего ухода. Ты говорил ужасные вещи, но я это заслужила. Ты намекал, что Ларри в опасности. Теперь я вижу, как виновата перед ним. Я… дай мне возможность исправить то, что я натворила…

Майкл внимательно посмотрел на женщину. В ее искренности не могло быть сомнений.

– Думаю, тебе сегодня же представится такая возможность. У меня слишком мало времени для объяснений. Днем я не склонен был тебе доверять. Но сейчас… Дело вот в чем: похоже, что Ларри прошлой ночью убил Гарри Грэйнджа. Он приходил сюда и взял пистолет, чтобы в убийстве обвинили меня.

Хэлен в ужасе отпрянула, но Майкл схватил ее за руку. Подведя женщину к столу, он быстро добавил:

– Помни, Грэйндж заслужил это. А у Ларри были причины желать мне зла. Но закон этого не принимает в расчет, поэтому нам с тобой придется поработать.

Хэлен застонала, но детектив спокойно продолжал:

– Я сейчас здорово спутал все карты, пришлось засветить некоторые показания. Я хочу, чтобы Ларри, да и я сам, как это ни странно, остались чистенькими. Я думаю, дело удастся уладить, если Ларри в припадке раскаяния не заявится в полицию и не признается во всем. Единственный человек, который может знать, где твой муж, будет здесь с минуты на минуту. Я хочу, чтобы ты его приняла, как дорогого гостя.

Он усадил Хэлен на стул и налил коньяка. Подняв стакан и разглядывая содержимое на свет, Шейни сказал:

– Сначала я думал выдать тебя за пьяную потаскушку, но теперь понял, что тебе лучше всего подойдет роль наивной девочки.

– Я… я не совсем понимаю тебя, Майкл.

– Но сегодня ты сказала, что готова на все ради Ларри. Докажи это. А заодно узнай, где он. Человек, который сейчас придет – Эллиот Томас. Он миллионер и большой сластолюбец. У тебя есть все, чтобы он клюнул. Я хочу, чтобы ты была в моей спальне, когда он придет. Подожди немного, а потом выйди в гостиную и спроси, почему меня так долго нет. Изобрази абсолютное неведение и непроходимую наивность. Якобы я завлек тебя сюда, но пренебрегаю тобой. Ты так и скажешь, выйдя из спальни. Но только по сигналу – я хлопну дверью ванной комнаты.

Хэлен смущенно кивнула:

– Думаю, у меня получится.

– Я хочу, чтобы ты попала к нему на яхту, но никто не должен тебя видеть. Прикрой лицо, чтобы никто из его команды не разглядел тебя. И уйдешь с яхты тоже незаметно. Пусть все считают, что ты провела с ним ночь. Все ясно?

– Да-а… – пробормотала Хэлен, – но я не пойму, зачем.

– Я тоже, – огрызнулся Шейни. – Я играю вслепую. Пока будешь с Томасом, постарайся разузнать все, что только можно, о Ларри. Сделай вид, что ненавидишь меня и надеешься, что я скоро сяду за убийство Грэйнджа. Томас очень быстро напьется. Ты тоже притворись, что пьешь. Можешь выливать шампанское под стол, но он должен поверить. Мы должны найти Ларри, пока он сам не явился в полицию, придержать его, пока я все не улажу. Ты должна знать, сколько может выдержать его совесть до первого припадка раскаянья.

Хэлен кивнула:

– Понимаю, Майкл. Я сделаю все, что смогу.

– Отлично.

Он поймал слегка неуверенный взгляд Хэлен и положил руку ей на плечо:

– Не забудь. Выйдя из спальни, устрой мне сцену, пожалуйста, что я не обращаю на тебя внимания. Утешения Томаса гарантирую. Ты сделаешь остальное. Не забудь приласкаться к нему, и он утешит тебя как следует.

Шейни подавил смешок. Хэлен натянуто улыбнулась:

– Хлопни дверью посильнее, чтобы я вовремя вышла.

– Обязательно. И я пробуду здесь, пока ты не войдешь в роль.

В это время щелкнула дверь лифта, и они оба замерли. В коридоре послышались упругие шаги. Шейни поднял Хэлен со стула и подтолкнул в сторону спальни.

– Не бойся и не подведи.

Он закрыл за ней дверь и пошел открывать Томасу, который уже нетерпеливо стучал. Несмотря на плотную фигуру, миллионер выглядел довольно изящно в легких кремовых брюках и голубом двубортном пиджаке.

Войдя, он раздраженно сказал:

– Не понимаю, что за спешка, мистер Шейни. Вряд ли сейчас подходящее время для деловой беседы.

Шейни закрыл за ним дверь и жестом пригласил к столу.

– Садитесь, выпейте. Вы сами должны знать, почему это так срочно. После вашего заявления в полицию меня могут посадить в любую минуту.

Томас с холодным безразличием посмотрел на детектива.

– Как всякий частный гражданин, я помог следствию по делу Грэйнджа.

– Я никогда не виню людей, выполняющих свой долг, как они его понимают, – вздохнул Шейни. – Выпьете что-нибудь?

– Шотландское виски, если у вас есть.

– У меня есть что-то с похожей наклейкой, – сказал детектив, подходя к бару. – А вот содовой, боюсь, нет.

– Без содовой тоже сойдет, – заверил Эллиот.

Шейни вернулся с четырехгранной бутылкой и высокими стаканами. Он налил миллионеру солидную порцию и сел так, чтобы удобно было разливать виски.

– Ларри Кинкэйд говорил вам, что он уломал меня насчет Грэйнджа? – начал Шейни.

Эллиот понюхал стакан с дешевым виски без всякого удовольствия. Потом все-таки глотнул и удивленно посмотрел на детектива. Поначалу Шейни даже не мог определить, что вызвало его удивление: виски или вопрос.

– Нет, – ответил наконец Эллиот. – Об этом я не писал в заявлении. Я только описал то, что произошло в конторе Кинкэйда, и его последние слова, что он втянет вас в это дело.

19
{"b":"113021","o":1}