ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шейни выложил все, что знал.

– Но что такое уж ценное ты мог взять у Грэйнджа? – спросил Джентри.

– Об этом я знаю не больше твоего. Может быть, информация, которой Грэйндж шантажировал Томаса? Поначалу я ошибся, потому что единственное, что я взял – это женский носовой платок. И я думал, что они охотятся именно за платком.

– Тот платок, что ты отдавал на экспертизу?

– Да, у меня возникла безумная идея, что на нем может быть какой-то знак. Это платок Марши Марко.

Джентри тяжело вздохнул:

– Час от часу не легче. Теперь еще Марша Марко. А она тут при чем?

– Она в этом деле главная фигура. Либо сама убила Грэйнджа, либо знает, кто это сделал.

Он шумно втянул воздух.

– Я нашел второй пистолет в комнате Марши. Боже, как же я все запутал!

Он застонал и, подняв голову, взглянул на приятеля.

– Да, я сам виноват. Мне и раньше случалось подтасовывать улики, но только в интересах справедливости. А в этот раз я был совершенно уверен, что знаю убийцу. Я пытался направить следствие по ложному пути, чтобы снять с себя подозрение.

– Ладно, – нетерпеливо остановил его Джентри. – Что было, то было. Лучше скажи, что ты имеешь на данный момент?

– Ужасную головную боль.

– Почему не поговорить с этой Маршей?

– В этом вся загвоздка. Она исчезла. Может, ее уже нет в живых.

– Почему ты так думаешь? Может, она где-нибудь прячется?

– Если это Марша убила Грэйнджа, то с ее характером она вполне могла покончить с собой. Если же убийца догадывается, что Марша может его опознать, он может убрать ее. Мне кажется, еще пара часов и я смогу решить эту головоломку. Но как только Пэйнтер проверит пистолет…

– Может, не так все страшно, – попытался утешить его Джентри. – Ты ведь только предполагаешь, что стреляли из пистолета Марко. Если это не подтвердится…

– Но я не могу так рисковать, – мрачно сказал Шейни. – Если бы у меня хватило ума предложить тебе самому проверить пистолеты, но откуда же я мог знать? Там, у тела Грэйнджа, лежал мой пистолет, который заклинило после первого выстрела. И я знал, что человек, укравший его, имеет основания меня ненавидеть. Разве можно винить меня за то, что я увидел в этом ловушку и попытался, как мог, защититься?

– Я не виню тебя, Майк. Но в глазах присяжных ты будешь выглядеть не лучшим образом. За последние годы твою репутацию здорово подмочили. Ты допускал, чтобы газетчики чернили тебя, как им вздумается. И ты ни с кем не делился сведениями, которые могли бы здорово обелить тебя.

– Да, все это так. Но это дело прошлое. У меня была довольно скандальная репутация. Это казалось мне забавным, – Шейни натянуто улыбнулся. – Но еще не все потеряно. Мы тут сидим, проливаем крокодиловы слезы, хороним меня заживо. Но у нас в запасе есть еще несколько часов. А мне приходилось решать задачки посложнее и в более короткий срок.

Он вскочил и заходил по комнате.

– Мы должны найти дочку Марко. И ты мне можешь в этом помочь. Подними общую тревогу. Я потеряю кругленькую сумму, но сейчас не до денег. И еще: мне необходимо узнать, где Ларри Кинкэйд. Мой пистолет – доказательство того, что он в этом замешан. Они с Маршей должны что-то знать. Один из них убил Грэйнджа. И я больше не могу покрывать Ларри. Единственное, что я могу – раскрыть карты. Пусть полиция Джекса поищет его. Может из этого что-то получится. А я-то целый день валял дурака вместо того, чтобы подумать о собственной безопасности! Вчера утром Ларри телеграфировал жене из Джекса. Обожди минутку. Я узнаю точное время отправления телеграммы. Это слишком тонкая ниточка, но все же…

Он быстро подошел к телефону и набрал номер Кинкэйда. Коротко переговорив с Хэлен, он вернулся к Джентри.

– Телеграмму отправили вчера утром, в шесть тридцать две. Укажи это время, когда свяжешься с полицией Джекса. Боюсь, Ларри не сидел на месте после того, как дал телеграмму, однако…

Майкл в нерешительности замолчал и уставился в пространство, словно там поднялась невидимая завеса, открывая ему нечто. Джентри хотел было что-то сказать, но, взглянув на странное выражение его лица, осекся. Он молча ждал, пока Шейни заговорил ровным, отчужденным голосом:

– Мой пистолет отказал после первого выстрела. Куда могла деваться пуля? Ларри мало знаком с оружием. Если пистолет дал осечку, парень мог подумать, что это серьезная поломка.

Детектив помолчал, потом выпалил:

– Черт возьми, Билл! Мы должны найти Маршу Марко. Сделай все возможное.

– Я сделаю, – Джентри подошел к другу и сжал его плечо. Потом тихо вышел из комнаты.

Майкл сидел неподвижно, словно разглядывая смутную еще картину преступления.

Глава 17

Сенсации авансом

Спустя час Шейни встал и размял затекшее тело. Все так и должно было случиться. Но доказать это будет непросто. Его план мог быть опасен только в случае проигрыша. Но сначала нужно кое-что проверить.

Детектив взял шляпу и спустился вниз. Портье менялись через сутки и сегодня дежурил тот же, что в ночь убийства. При виде Майкла портье заглянул в ящичек с почтой и покачал головой.

– Вам ничего нет, мистер Шейни. Маловато работы, да? – он приветливо улыбнулся.

– Наоборот. На меня обрушилась целая лавина дел. Кстати, не вы дежурили позавчера? – спросил Майкл, сдвинув шляпу на затылок.

– Я, сэр.

Портье был совсем молодой. Он то и дело восхищенно посматривал на детектива.

– Ко мне заходили в тот вечер?

– Да, сэр. Ваша сестра, – игриво ответил портье.

– Нет. Я имею в виду человека, который приходил до нее.

– А! Мистер Кинкэйд!

– Не могли бы вы сказать, в какое время он был здесь?

– Примерно в полдесятого. Он остановился спросить, дома ли вы, и сказал, что подождет у вас в номере. Я послал мальчика открыть дверь, зная, что мистер Кинкэйд – ваш друг. Видите ли, я никогда точно не знаю, насколько важен для вас тот или иной посетитель – для вашей работы, я имею в виду, – и я всегда примечаю, кто когда уходит и приходит. Надеюсь, вы не сердитесь, что я его впустил?

– Нет, нет. Вы поступили совершенно правильно. Вы видели, когда он уходил?

– Да. Он пробыл наверху десять – пятнадцать минут. Уходя, просил передать, что больше ждать не может.

Портье помолчал и, внезапно оживившись, добавил:

– Он куда-то звонил от вас. Я помню, что телефонистка спросила, соединять ли, так как говорили не вы.

– У вас есть книга записи разговоров из отеля?

– Да, сэр. Сейчас я посмотрю.

Пока Шейни закуривал, портье вернулся с листком бумаги.

– Звонили в девять тридцать восемь. В Майами-Бич.

– А по какому номеру?

– Этого мы не регистрируем. Только для оплаты счетов. Но я помню, что ваш друг спустился сразу после звонка.

Шейни выпустил дым.

– Девять тридцать восемь. Значит, он ушел примерно в девять сорок.

– Похоже на то.

– У вас есть расписание поездов?

– Вот оно.

– Посмотрите, какие поезда идут на север.

– Сейчас скажу… Только один. В одиннадцать часов.

– А когда он прибывает в Джексонвилл?

– На следующее утро, в шесть тридцать.

– А двух минут вполне достаточно, чтобы послать телеграмму, – пробормотал Шейни. – Спасибо!

Он вышел из отеля и направился к гаражам. Открыв ворота, сел в свой «родстер» и поехал на бульвар Бискейн к зданию «Майами Дэйли Ньюз».

Шейни столкнулся с Тимоти Рурком, когда тот уже собирался уходить. Детектив остановил его, схватив за руку.

– Что случилось, Майкл? Мне нужно спешить.

– Оставь это, – Майкл потянул его обратно в отдел. – Перепоручи работу кому-нибудь другому. Я дам такой материал, какого вы давно уже не видели.

Рурк с сомнением посмотрел на детектива, но тут же подозвал лохматого паренька и дал ему какие-то указания.

– Не дай бог, это окажется не интересно! – предупредил он, подходя к своему столу.

– Не интересно? Да это будет грандиозно! Когда должен быть готов материал в номер?

24
{"b":"113021","o":1}