ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 19

Слухи подтверждаются

Ждать пришлось недолго. Вскоре часть полицейских во главе с Пэйнтером вернулись в управление. За ними на лимузине ехал Джон Марко. Детектив с некоторым удовлетворением отметил выражение ужаса на лице владельца казино, когда тот вылез из машины и тяжелой походкой пошел за Пэйнтером. Шейни вздохнул и устроился на сиденье поудобнее, продолжая наблюдение.

Через десять минут к управлению подкатила еще одна машина. Из нее выбрался Эллиот Томас в сопровождении здоровенного полицейского. Миллионер казался скорее разозленным, чем испуганным. Он препирался с полицейским – во всяком случае, так это выглядело со стороны. Они поднялись по ступенькам и исчезли в дверях.

Шейни зажег сигарету и затянулся. Он чувствовал безумное, лихорадочное напряжение во всем теле. В ближайшие полчаса могло произойти что угодно.

Майкл понимал, что сидит на пороховой бочке. Но именно в такие моменты он особенно остро ощущал, что жизнь – стоящая штука. Малейшая оплошность приведет к катастрофе. Малейший сбой в ритме событий – фатальное нарушение логической цепи… Он еще помедлил, наслаждаясь острыми ощущениями, балансируя на краю перед решительным прыжком через пропасть.

Наконец Шейни в последний раз затянулся, бросил окурок и выпустил из ноздрей дым. В два часа двадцать минут он открыл дверь полицейского управления. Через десять минут экстренный выпуск «Новостей Майами» поступит в продажу.

Несколько полицейских слонялись перед дверью в кабинет Пэйнтера. Увидев Шейни, один из них преградил ему дорогу.

– Сюда нельзя, – воинственно сказал он, – у шефа важное совещание.

Шейни двинулся к двери, в его глазах появился стальной блеск.

– Мне нужно войти.

Полицейские нехотя посторонились. В глазах детектива было что-то, заставившее их отступить.

Майкл вошел без стука. В кабинете оказались Пэйнтер, Эллиот Томас и Джон Марко. Марко сидел в кресле, вытирая лысину. Он словно весь съежился под натиском ужасного известия: его дочь – самоубийца.

Томас навалился на стол, приблизив к шефу полиции покрасневшее от злобы лицо. Он стукнул кулаком по столу.

– Возмутительно! Я не имею к этому никакого отношения.

Трясущейся рукой он указал на вещи и записку Марши, лежащие на столе.

– Я не имею ни малейшего представления о том, как эти вещи попали на яхту. Я уже давно не видел мисс Марко. И, насколько я знаю, она никогда не бывала на «Королеве морей».

Марко окинул детектива безразличным взглядом. Пэйнтер взглянул на него, не узнал и сказал Томасу медовым голосом:

– Прошлой ночью у вас на яхте была женщина. Ее видели стюард и несколько матросов. Если это была не мисс Марко, то кто же?

Томас прерывисто дышал. Наконец он выпрямился и ответил:

– Конечно, это была не мисс Марко, а совсем другая женщина. И она рано ушла. Что за чушь!

– Никто из команды не видел, как она уходила, – возразил Пэйнтер, – но вы можете оправдаться, если назовете ее имя. Мне необходимо будет допросить ее.

Томас начал было что-то говорить, но осекся. Он с трудом сглотнул и начал неуверенным голосом:

– Черт знает что. Я не знаю, как ее зовут… Хэлен, что ли?

И тут, слегка повернувшись, Томас увидел Шейни, спокойно стоящего у двери. Глаза его радостно блеснули, и он вздохнул с облегчением.

– Мистер Шейни! Слава богу, вы здесь. Скажите им, что я… что женщина, которая была со мной на яхте – не мисс Марко. Мистер Шейни знает ее, – Эллиот ликующе посмотрел на Пэйнтера. – Он может сказать, как ее зовут. Видите ли, я познакомился с ней прошлой ночью у мистера Шейни, и мы ушли от него вместе.

Шейни прищурился.

– Не пытайтесь втянуть меня в эту историю и прикрыться моим именем. Я не понимаю, о чем вы говорите.

Томас изумленно поглядел на него:

– Не понимаете? Но вчера вечером у вас в номере…

Шейни покачал головой:

– Вчера я вас не видел. Не надейтесь, что я вас буду выгораживать. Пэйнтер только и ждет, чтобы навесить на меня убийство.

Томас молчал, выпучив глаза. Наконец он пришел в себя и впал в ярость:

– Вы лжете! Пытаетесь улизнуть. Вам это не удастся, Шейни. Вам придется рассказать все, или я…

Он двинулся вперед, сжав кулаки. Майкл не спеша шагнул навстречу, его мускулы пришли в движение, и сокрушительным апперкотом в челюсть он уложил яхтсмена на пол.

– Никогда не называйте меня лжецом!

Затем повернулся к бледному, дрожащему Пэйнтеру:

– Могу я поговорить с вами наедине?

Пэйнтер уже понял, что лучше не возражать. Мгновение он колебался, кивнул и прошел в смежную комнату. Томас рухнул в кресло, прижав к челюсти платок. Его глаза со страхом следили за детективом. Захлопнув за собой дверь, Шейни быстро произнес:

– Пэйнтер, вы ничего не потеряете, послушавшись человека, который уже не раз давал вам неплохие советы. Отправьте людей на яхту – обыскать каюту Томаса. На вашем месте я бы обратил особое внимание на средний ящик письменного стола.

Пэйнтер подозрительно посмотрел на него.

– Вы уже успели там побывать?

– Делайте, что вам говорят, – перебил Шейни.

Пэйнтер колебался:

– А ваш пистолет…

Детектив любезно подтолкнул его к двери.

– Я буду здесь, если понадоблюсь. Отправьте человека на яхту.

Пэйнтер вышел в коридор дать распоряжение одному из полицейских. Когда Майкл вернулся в кабинет, хозяин казино наклонился к Томасу и что-то быстро говорил ему. Тот слушал с явным отвращением.

Увидев детектива, Марко быстро отвернулся. Шейни усмехнулся:

– Вы чудный отец. Любезно беседуете с убийцей дочери.

– Я ни на секунду этому не поверил, – прорычал Марко.

– Чему? Что она мертва? Что Томас знал, где она? – Майкл присел на край стола, покачивая ногой.

Вошел Пэйнтер и сел за стол позади него.

– Я ничему не верю. Это провокация. Раз вы в этом замешаны, я ничему не верю, – продолжал Марко.

– Даже прощальной записке дочери? А разве вещи не ее? – детектив указал на шляпку и жакет.

– Я не знаю. Может быть, их подбросили.

– Но это легко проверить.

Шейни зажег сигарету и, глядя на огонек, небрежно добавил:

– Такое впечатление, что вы не переживаете по поводу дочери. Может, вы знаете, что она жива? Может, вы…

– Вы прекрасно знаете, что мне неизвестно, где она, – возмутился Марко. – Разве я стал бы предлагать вам деньги, будь это иначе.

– Но вы не можете не считаться с запиской. Это же ее почерк?

– Я не присматривался, – пробормотал Марко.

– Так присмотритесь. Возьмите ее.

Шейни передал записку Марко. Тот нехотя взял ее.

– Это ее почерк, что подтверждает самоубийство, – вмешался Эллиот Томас. – Может, она пробралась на яхту и прыгнула с борта. Она не любила меня. В возбужденном состоянии она могла додуматься и до такого, лишь бы доставить мне неприятности. Но разве я виноват, что эта ненормальная решила топиться с моей яхты?

– Не думаю, что вам удастся убедить кого-то, что не вы привели Маршу на яхту. Наверное, накачали ее шампанским так, что она себя не помнила, – сухо сказал Шейни. – Вы ведь все выдумали про загадочную даму, которую видели матросы.

– Выдумал? Да вы… вы…

Томас вскочил на ноги, но, увидев лицо детектива, в бессильной злобе выругался и сел.

В это время Марко, изучавший записку, сказал:

– Похоже на почерк Марши. Но я никогда не поверю… Она не могла этого сделать.

– Но ведь она была влюблена в Гарри Грэйнджа? – резко спросил Шейни. – Может после его гибели жизнь потеряла для нее смысл.

– Судя по информации, которую мы получили, это не самоубийство, – важно произнес Пэйнтер. – Рыбак, звонивший нам, сказал, что ее столкнули в воду. Он утверждает, что она кричала.

– На этот вопрос можно будет ответить, когда будет найдено тело, – бодро заявил Шейни, – если оно вообще будет найдено. Тут такие подводные течения…

В наступившей тишине стали отчетливо слышны крики газетчиков на улице. Трое из четырех мужчин, находившихся в кабинете, замерли, не веря своим ушам. А Шейни наконец расслабился и позволил себе ухмыльнуться.

27
{"b":"113021","o":1}