ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да говорите же, наконец, – нетерпеливо прервал его детектив. – Если у вас есть что сказать, выкладывайте.

Человек молчал, видимо, не решаясь начать. Потом произнес:

– Это касается вашего друга, Ларри Кинкейда. Он попал в затруднительное положение. Я звоню по его просьбе. Вы могли бы подъехать на берег прямо сейчас?

– Да.

Шейни весь напрягся. Глаза его загорелись.

– Я звоню из автомата неподалеку от вас. Встретимся в двух кварталах отсюда, в тупиковой улице у океана. Вы увидите мою машину. Я буду стоять с включенными фарами. Сколько времени вам понадобится, чтобы доехать?

– Двадцать минут.

– Я буду ждать.

Шейни медленно положил трубку, вернулся к столу и выпил еще. Потом выдвинул ящик стола. Пистолета на месте не было. Часы показывали 11:02. Майкл пошел в спальню и заглянул под подушку, затем вернулся и выдвинул все ящики, переворачивая бумаги.

– Что за черт? – пробормотал он изумленно, задвигая ящики и припоминая, когда видел пистолет в последний раз. Пару дней назад. Да, он четко помнил, что два дня назад чистил и смазывал оружие, потому что во влажном климате Майами железо быстро покрывалось ржавчиной. Конечно, после этого он положил пистолет на место, в ящик.

Майкл подошел к телефону и вызвал ночного дежурного:

– Это Шейни… Кто-нибудь был в моем номере в мое отсутствие?

– Насколько я знаю, нет, только ваш приятель Кинкэйд. Он приходил сегодня вечером. Вас не было, и он сказал, что подождет в номере.

– Ясно, – сказал Шейни и повесил трубку.

Он постоял, прищурив глаза… Ларри был в его комнате сегодня вечером… и пистолет пропал. Теперь с Ларри что-то случилось.

Шейни стремительно вышел из комнаты, спустился к машине, развернулся и направился в сторону бульвара Бискейн. Он поехал прямо на север, пересекая Венецианскую и Графскую дамбы, выжимая из своего старенького «родстера» шестьдесят миль там, где было поменьше машин.

Стиснув зубы, стараясь ни о чем не думать, он доехал до пересечения с 79-й улицей и круто свернул направо, оставив позади освещенный бульвар. Спидометр показывал 80, когда машина с безлюдной улицы вылетела на мост через пролив. Только здесь «родстер» снизил скорость. Майкл ехал уже шестнадцать минут. Наконец он повернул на юг к океану и поехал еще медленнее, высматривая машину с зажженными фарами. Шейни обнаружил ее через несколько минут по двум глубоким колеям в песке и тут же увидел свет фар. Машина стояла у обрывистого утеса. Домов поблизости не было, и только шум волн нарушал тишину. Майкл затормозил прямо у машины. Щурясь от яркого света, он шагнул вперед. Человек, привалившийся к рулю, словно спал.

– Эй, – сказал Шейни и положил ему руку на плечо. Он не пытался разбудить человека, зная, что это бесполезно. Гарри Грэйндж был мертв. При слабом свете приборов было видно, как из небольшой раны в голове течет кровь. Шейни закурил и прислушался. Кроме шума волн, он различил еще какой-то звук. Он исчез, потом появился снова, но стал уже громче.

Пронзительный вой сирены, который становился оглушительным. Машина быстро приближалась. Детектив наклонился к переднему сиденью автомобиля.

Под холодеющей рукой Грэйнджа что-то белело. Шейни вытащил из-под руки белый кружевной носовой платок. Сирена слышалась почти рядом.

Майкл положил платок в карман и внимательно оглядел землю у машины. В свете луны возле заднего бампера что-то блеснуло. Это был кольт 32-го калибра.

Шейни осмотрел его и понюхал дуло. Пахло порохом. Тогда он лихорадочно осмотрел рукоятку и нашел то, что искал – насечку. Такую же, как на его кольте. Времени на раздумья не оставалось. Полицейская машина была уже на повороте. Шейни размахнулся и швырнул пистолет в густые заросли. Заскрежетали тормоза и полицейские окружили Майкла, шагнувшего на свет фар.

Глава 4

Шеф сыскной полиции

Питер Пэйнтер, энергичный шеф сыскной полиции Майами Бич, прибыл во главе группы полицейских. Он был на голову ниже Шейни. Двубортный пиджак облегал крепкую жилистую фигуру. Из-под панамы с опущенными полями виднелись прямые черные волосы. Он всегда выглядел как дворецкий, которого ни за что уволил любимый хозяин. Глаза Пэйнтера блеснули, когда он увидел Шейни. Он кивнул в сторону двухместной машины:

– Что там такое?

– Убийство, – Майкл пожал плечами и затянулся сигаретой. Два полицейских мотоцикла и машина с журналистами из «Майами Геральд» свернули в тупиковую улицу. Несмотря на песок, набившийся в туфли, Пэйнтер подошел к машине с важным видом и взглянул на тело Гарри Грэйнджа. Шепни продолжал стоять в свете фар, пока Пэйнтер отдавал указания. В это время подъехала «Скорая помощь» с медэкспертом. Пэйнтер подошел к Майклу так близко, что стало слышно его дыхание. Он вытащил из нагрудного кармана носовой платок и вытер губы. У шефа полиции были маленькие кисти и ступни, тонкие подвижные губы с узкой полосочкой усов над ними.

Он сунул платок в карман и спросил:

– Ну, Шейни? Зачем вы убили Грэйнджа?

В его голосе звенел металл.

– Жаль разочаровывать вас, но это сделал не я.

Пэйнтер кивнул полицейским, вставшим по обе стороны Шейни:

– Обыщите его.

Майкл услужливо поднял руки, и полицейские обшарили его с ног до головы в поисках оружия.

– Он чистенький, шеф.

– Ну, рассказывайте, Шейни, – проскрипел Пэйнтер. – Да придумайте что-нибудь поубедительнее.

Репортер из «Геральд» стоял рядом с горящими глазами, жадно записывая рассказ Майкла. Пэйнтер подождал, пока тот закончит и тоном, который звучал бы зловеще, если бы шеф не был так мал ростом, спросил:

– И вы думаете, я поверю?

– Мне наплевать, поверите вы или нет!

В это время медэксперт закончил осмотр тела:

– Что у вас, док?

– Немного. Пуля попала в мозг. Калибр небольшой, примерно 32-й. Это произошло в последние полчаса, точнее сказать не могу.

– Я доехал сюда за 19 минут, – тихо сказал Шейни.

– Послушайте, шеф. Вы уже можете сделать заявление для прессы, – не утерпел шустроглазый репортер. – Мне придется диктовать по телефону, чтобы сообщение попало в утренние газеты.

Пэйнтер расправил щегольские усики и обратился к Шейни:

– Вы уверены, что вам звонил Грэйндж?

– Этот человек назвался его именем, но голос не был похож на голос убитого.

– Наденьте на Шейни наручники, – мрачно приказал Пэйнтер, – он задержан по подозрению в убийстве.

Ноздри репортера затрепетали.

– Я могу сослаться на вас, Пэйнтер?

– Да, – бросил тот.

– Эй, секундочку, обождите! – завопил репортер, видя, что на Шейни надевают наручники. Он позвал фотографа, снимавшего автомобиль и убитого:

– Щелкни-ка полицейских и Майка Шейни в наручниках.

Детектив закурил сигарету и мрачно усмехнулся:

– Не хотите ли заснять меня, распростершимся ниц перед шефом?

– Это будет грандиозно. Поднесите наручники к его руке. А вы с другой стороны. Схватите его, будто боитесь, что он сбежит.

Шейни подыграл полицейским, которые были не сильны в таких спектаклях. Наконец репортер добился желаемого эффекта, и они с фотографом ринулись к своей машине. Но она прочно засела в песке. Мотор ревел, из-под колес летели фонтаны песка, пока двое полицейских не вытолкнули машину на мостовую. Глядя на это, Шейни расхохотался.

Пэйнтер приказал усадить детектива на заднее сиденье, сковав его наручниками с полицейским, и стал ожидать, пока погрузят труп.

– Вы знаете, что разыграли сейчас полного идиота? – обратился Шейни к Пэйнтеру. Тот, не оборачиваясь, бросил через плечо:

– Позвольте мне самому решать это. Я предупреждал вас – не лезьте на мою территорию.

– А как это вы примчались так оперативно?

– Анонимный звонок. Сообщили, что убит человек.

– Неужели вам не ясно, что это подтасовка? – удивленно спросил Шейни. – Пэйнтер! Пока вы тешите больное самолюбие, настоящий убийца уходит.

– Я подержу вас, пока не появится кто-нибудь другой, – почти благодушно сказал Пэйнтер, – или пока вы не сможете доказать, что вам звонили.

5
{"b":"113021","o":1}