ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Больше Шейни не сказал ни слова. Он молчал всю дорогу до полицейского управления. Репортеры, слонявшиеся там в ожидании сенсации, получили ее в виде детектива Шейни, который в наручниках и под стражей был доставлен в кабинет шефа сыскной полиции. Оба репортера знали Шейни. Разинув рты от удивления, они попытались проскочить за этой группой. Но Пэйнтер отправил их с порога кабинета.

– Почему вы не впустили ребят? – спросил Шейни насмешливо.

Пэйнтер ничего не ответил. Неестественно выпрямившись, он сидел в своем кресле у стола.

– На этот раз вас не спасет ваша репутация…

– Если бы я убил человека, – сказал Шейни с отвращением, – я бы не стал дожидаться вашего приезда.

Пэйнтер зажег сигарету. Его черные глаза не мигая смотрели на Майкла.

– Вы что, вздумали шутить со мной? Скажите, кто убил Грэйнджа, и я посмотрю, что для вас можно сделать.

Усмехнувшись, Шейни откинулся на стуле.

– Я сказал вам все, что знаю.

Пэйнтер покачал головой.

– Ты и раньше пытался отмалчиваться. А теперь я не собираюсь принимать на веру эту, чепуху, – он стукнул кулачком по столу. – Я знаю, что ты за тип. Гоняешься за деньгами и наплевать на законные власти. Тебе безразлично, сколько человек будет убито, лишь бы за них хорошо заплатили.

– Как в деле Брайтон? – мягко спросил детектив.

– Да, черт возьми. Чем оно хуже других? Я проглотил тогда все, что печатали газеты. А вы неплохо заработали. Но теперь этот номер не пройдет.

Шейни побелел. Желваки заходили на его щеках. Тяжелые кулаки сжались.

– Ты, маленький ублюдок, – выкрикнул он, – дешевый, гнусный ублюдок. После того, как я преподнес тебе это дело на блюдечке…

Он вскочил, не владея собой. Питер Пэйнтер непроизвольно отшатнулся, но тут же быстрым движением вытащил пистолет и направил его Майклу в живот.

– Еще один шаг, – произнес он угрожающе, – и я спущу курок. Ты слишком долго путался у меня под ногами. Я застрелю тебя с огромным удовольствием.

Шейни замер, балансируя на носках. Наконец его глаза прояснились, и он мрачно усмехнулся. Снова сев на место, Шейни сказал:

– Все козыри в ваших руках. Почему бы вам не покончить со мной?

– Хватит и того, что я подержу вас здесь, пока дело не прояснится.

– Чего будет вполне достаточно, чтобы подмочить мою репутацию.

– Ладно.

Вздохнув, Пэйнтер убрал в стол пистолет и нажал кнопку на столе. Открылась дверь, и в кабинет заглянул полицейский.

– Пусть зайдут парни из газеты, – приказал Пэйнтер.

Детектив и шеф полиции не произнесли ни слова до появления репортеров. Все они знали Шейни и поздоровались с ним. Тот отвечал им без улыбки.

– Садитесь, ребята.

Пэйнтер откинулся в своем кресле и торжественно обратился к ним:

– Я вызвал вас сюда в качестве беспристрастных свидетелей в связи с тем, что Майкл Шейни отказывается давать какие-либо показания, касающиеся его присутствия на месте преступления. Вы знаете, что он хитер и всегда умудрялся выйти сухим из воды. Я намерен проверить его показания от и до. Шейни упорно настаивает на том, что ему, якобы, среди ночи позвонил человек, назвавшийся Гарри Грэйнджем, и вызвал его к месту убийства, чтобы его, Шейни, застали на горячем. Представляю вам право излагать все это так, как вам видится. Вы также можете задавать задержанному любые вопросы.

– Это правда, Майк? – спросил Тимоти Рурк.

Рурк был ветераном газеты «Майами Ньюз». Поджарый, как гончая, слегка сутулый, со взглядом, вызывавшим на откровенность.

– Да, это так, – ответил Шейни. Он заколебался на мгновение и добавил извиняющимся тоном:

– Я догадываюсь, кто звонил мне. Но это только мои предположения, Тим. Ты знаешь, как трудно бывает узнать голос по телефону, особенно когда его изменяют. И если даже я назову его, парень станет все отрицать. Что тогда?

– Это все отговорки, – перебил его Пэйнтер. – Если он знает, кто звонил, если, конечно, кто-то вообще звонил, пусть скажет. Я предоставляю ему все возможности отмыться – будьте свидетелями.

– Правда, Майк, хуже не будет, если ты скажешь, что думаешь об этом, – обратился к приятелю Рурк. – Я прослежу, чтобы следствие велось самым тщательным образом, – добавил он, вызывающе глядя на Пэйнтера.

– Но если это тот, о ком я думаю. – продолжал Майкл, избегая взгляда Рурка, – я окажусь в еще худшем положении, если он станет все отрицать. Я лучше сделаю вид, что не узнал этот голос, чем окажусь лжецом в ваших глазах.

В это время на столе шефа полиции зазвонил телефон. Пэйнтер поднял трубку:

– Да, Пэйнтер слушает.

Звонивший говорил, видимо, что-то очень интересное, потому что глаза Пэйнтера радостно заблестели.

– Да, – промурлыкал он в трубку, – понял, мистер Марко. Конечно, я думаю, это очень важно. Нет, я думаю, сегодня не стоит. Загляните ко мне завтра. Спасибо, мистер Марко.

Он победно оглядел репортеров:

– Я выкладываю все козыри, ребята. Это звонил Джон Марко. Член городского совета. Он только что услыхал по радио, что Шейни задержан по обвинению в убийстве Гарри Грэйнджа. Он счел своим долгом сообщить, что Шейни повздорил с Грэйнджем прямо в кабинете мистера Марко и грозился сломать ему шею, если тот не оставит в покое некую девицу, к которой Шейни испытывает поистине отеческие чувства. Ее зовут Филлис Брайтон. Были свидетели, которые слышали эти угрозы.

Пэйнтер указал наманикюренным пальцем в сторону детектива:

– Вот вам и мотивы.

Наступило молчание. Шейни иронически усмехнулся:

– А я утверждаю, что это великолепный материал для подобной провокации. Я действительно грозился сломать Грэйнджу шею, – он сделал выразительный жест. – Я, может быть, и сделал бы это, если бы меня не опередили.

– Майк прав, – заявил Тим Рурк, – его стычка с Грэйнджем объясняет этот телефонный звонок. Ради бога, скажи нам, кого ты подозреваешь. Я выслежу этого негодяя, если ты хотя бы намекнешь, кто он.

Майкл медленно покачал головой:

– Может, я ошибаюсь.

Нахмурясь, он обратился к Пэйнтеру:

– Это все не просто. Судите сами. Вам позвонили, послали на место преступления фактически до того, как сердце Грэйнджа перестало биться – как раз вовремя, чтобы застать там меня. Но ведь и вы не узнали этого голоса.

– Это был незнакомый голос, – сухо ответил Пэйнтер.

– Это вы так утверждаете. А какие у вас доказательства? Да и был ли вообще этот телефонный звонок? У вас есть свидетели?

Шейни невольно подался вперед, но глаза его были опущены.

– Черт возьми! Зачем мне доказательства? Не меня же обвиняют в убийстве, – Пэйнтер покраснел от ярости. – Если вам есть что сказать, говорите, пока вас не отправили в камеру.

Шейни развел руками:

– Ну вот. Ему не нужны доказательства. А мне нужны. Что я могу сделать при таком раскладе?

Тимоти Рурк внимательно вглядывался в лицо Шейни. Сдавленным голосом он попросил:

– Говори, Майк.

Шейни медленно обвел взглядом остальных.

– Ладно. Я допускаю, что не узнал голос сначала. Потому что не представлял, кто это может быть. Потом, когда я понял, что это сделано нарочно, я начал думать, кто мог это подстроить. И мне стало абсолютно ясно, кто это. Теперь я совершенно уверен и могу в этом поклясться. И знаешь почему, Тим? – он широко улыбнулся приятелю. – Спорим, не отгадаешь? Потому что я продолжаю слушать этот голос, все больше убеждаясь, что это он.

В комнате наступила тишина. Карандаши замерли над блокнотами. Питер Пэйнтер молча уставился на Шейни. Тот закурил и указал пальцем на шефа сыскной полиции.

– Питер Пэйнтер пригласил меня на место убийства. Он будет отрицать это, но разве можно ожидать чего-то другого? Вы все знаете, что он много раз пытался избавиться от меня. Наконец случай представился – и он не упустил его.

Карандаши мгновенно замелькали над бумагой. Один только Рурк ничего не писал. Он восхищенно смотрел на Шейни, потом отвернулся, не в силах сдерживаться, и громко расхохотался.

6
{"b":"113021","o":1}