ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты один из них?

— У меня голубой плащ. Это означает, что я принадлежу к старейшинам ученой гильдии, — произнес Намо с забавной в его положении гордостью.

— Что-то я не заметил на тебе голубого плаща.

— Такие плащи надевают только на официальных приемах. Сейчас на мне рабочая одежда. На вас, между прочим, нет никакой.

Намо не упускал случая подколоть своего противника и постепенно нравился Сергею все больше.

За этими разговорами они достигли нужного этажа и, никем не замеченные, проникли в каминную, где, по словам Намо, находилась одна из дверей, ведущая в потайной ход. Но в тот момент, когда они были уже у цели, в зал неожиданно вошли двое аристократов.

ГЛАВА 8

Спутать вошедших в каминную людей со смердами было невозможно. Они были одного роста с Сергеем. Их одежда отличалась изысканностью и яркой расцветкой, хотя покрой камзолов, на поясах которых болтались шпаги, похожие на бутафорские, показался Сергею слишком тесным и неудобным для боя.

— Куда ты ведешь этого голого человека, Намо, кто он такой и почему разгуливает по дворцу его высочества в подобном виде? — спросил один из вошедших.

— Мне приказано доставить его для беседы в приемную высочайшего. Он необходим для наших опытов.

— Тебе не кажется это странным, Клеон? Смерд без сопровождения стражников, в голом виде, направляется к самому императору!

— Да, Леон, ты прав. С этим следует разобраться.

Ситуация ухудшалась с каждой минутой, и на обдумывание у Сергея не осталось времени. Он сделал шаг навстречу своим потенциальным противникам и, вспомнив золотое правило из тех, которым обучал когда-то своих солдат, что лучшая защита — это нападение, спросил:

— Вы меня назвали смердом? Я не ошибся?

Прежде чем Леон успел ответить, носок правой ноги Сергея описал в воздухе полукруг, оборвавшийся где-то в районе затылка растерявшегося господина, и его неподвижное тело рухнуло на пол.

Второй аристократ оказался более проворным, он успел отпрыгнуть и выхватить шпагу, показавшуюся Сергею слишком короткой и слишком тонкой. На оружии было много украшений, драгоценностей и позолоты, кроме того, оно было максимально облегчено и предназначалось, видимо, для официальных приемов, а не для поединков. На лице Клеона разлилась смертельная бледность, казалось, он уже жалел о том, что ввязался в эту историю.

— Бросьте шпагу! Вы слышали о гильдии наемных убийц? Я один из ее мастеров. Если вы не подчинитесь моему совету, то разделите судьбу своего товарища. — Сергей импровизировал на ходу. И, кажется, он попал в точку. Шпага Клеона со звоном упала на пол.

— Но почему… Почему вы не одеты?

— У нас бывают разные задания, и одежда тоже бывает самая разная. Разве вы об этом не слышали? Очень часто жертве труднее запомнить своего убийцу, если он предстанет перед ней без одежды.

Сергей нес какую-то чушь, но ее оказалось достаточно, чтобы убедить того, кто желал быть убежденным.

Клеон покорно склонил голову и, кивнув в сторону неподвижного тела на полу, произнес:

— Простите, господин, моего друга. Он этого не знал.

— Хорошо, забудем об этом, с ним ничего не случилось. Придет в себя через полчаса. Забирайте его и уходите. Вы мне мешаете выполнять задание.

Через минуту в каминной остались только Сергей и потрясенный всем происшедшим Намо.

— Откуда вы узнали про гильдию наемных убийц?

— Она существует в любой стране и в любое время. Только называется по-разному.

— Вы заставили бросить оружие лучшего фехтовальщика империи! Теперь эта шпага принадлежит вам.

— Она годится лишь для того, чтобы повесить ее на ковре в гостиной.

— Не говорите так, господин! С ней вы сможете появиться на любом приеме, и никто не посмеет проявить неуважение к человеку, победившему самого Клеона!

— Ну что же, остается обзавестись соответствующей одеждой. Где тут у вас гардеробная?

— Не так быстро, господин. Туда мы сможем проникнуть только через потайной ход.

Под опытной рукой Намо завитушка на каминной полке повернулась, и перед ними открылась узкая щель хода, исчезавшего в каменной кладке башни.

— Умело строили… Сколько лет этой башне?

— Вчера еще было четыреста.

— Что значит «вчера»?

— У нас меняется время… Я вам говорил об этом. Ордосы ни на минуту не оставляют нас в покое. Никто не знает, в каком времени он проснется завтра, и самое печальное состоит в том, что мы не в состоянии даже заметить происходящие в нашем мире перемены.

— Как это возможно?

— Это происходит потому, что меняется все время целиком, а не какой-то отдельный его отрезок. Меняется прошлое каждого человека, все его воспоминания, вся его память. Иногда мне кажется, что наш мир существует лишь во сне. У нас все зыбко, непрочно… Вскоре вы это почувствуете сами. Сторонний взгляд легче отмечает изменения.

— И вы ничего не можете сделать, чтобы прекратить это безобразие?

— Мы пытались… Но настоящая война с ордосами невозможна — слишком неравны наши силы, а кроме того, пока временная граница между нами окончательно не разрушена, проникать из одного мира в другой могут только специально подготовленные воины. Далеко на западе, за Солонской пустыней, где теперь проходит временная граница между нашими мирами, они построили крепость, из которой их посланцы проникают в наш мир. В момент, когда ордосским чародеям удается осуществить очередное изменение реальности, мы становимся совершенно беспомощными. Старая память стирается, а новая появляется не сразу. На несколько часов наши лучшие воины превращаются в младенцев, не способных отличить меч от ложки. Наступает черное время Кары. Время ордосов.

Они шли уже несколько минут в полумраке по очень узкому, змеей извивающемуся вокруг всей башни потайному ходу. Время от времени встречались смотровые окошки, замаскированные снаружи под глаза картин или статуй. Сергей мимоходом осматривал каждое встретившееся на пути помещение, но ничего интересного не замечал. Пустые покои высокопоставленных особ, оружейная, чья-то спальня… Все его мысли были заняты только что полученной информацией. Он анализировал, сопоставлял услышанное от Ружаны с тем, что узнал сейчас, и все это складывалось в его голове в невероятную, вызывавшую тревогу картину.

— Мне говорили, что любые изменения во времени нарушают мировой континуум и распространяются, как круги по воде, постепенно затрагивая все слои нашей вселенной. Это правда?

— Да, господин. Чем дальше во времени находится мир от зоны изменений, тем более ослабленными доходят до него волны, но совсем бесследно такое вмешательство не проходит даже для самых отдаленных миров.

— Я должен в этом разобраться. Ученые моего мира считают, что изменить время невозможно. Но одно для меня бесспорно — в нашем мире тоже начали появляться ордосы, и не без их помощи я оказался здесь. Мне нужно как можно больше узнать о планах и возможностях этих существ.

— Прежде всего — они захватчики. В мирах, которые им не подходят, они силой или хитростью вербуют воинов для своих военных экспедиций. Ордосы живут по нескольку тысяч лет. По нашим понятиям, они бессмертны. Их немного, и поэтому они слишком дорожат своими бесценными жизнями, предпочитая загребать жар чужими руками. Кроме того, ходят слухи о том, что они могут использовать в своих целях жизненную энергию любого существа. В их часовых башнях творятся страшные вещи.

— Ну, у вас здесь тоже не сахар!

За этой беседой, которая постепенно, по мере того как оба начинали понимать, что враг у них один и тот же, становилась все более дружеской и доверительной, они дошли до двери, ведущей из потайного хода в гардеробную.

В этой огромной комнате, заставленной шкафами с различной одеждой, используемой во время балов, не было ни слуг, ни стражи. И никто не мешал Сергею продолжить расспросы Намо.

Вместе с тем он ни на минуту не забывал о том, для чего они оказались в этой комнате. Собственная нагота порядком докучала ему, и, открывая один шкаф за другим, он подбирал себе подходящую одежду. Она казалась ему слишком непривычной, слишком неудобной и, по его мнению, годилась разве что для маскарада.

13
{"b":"11303","o":1}