ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Покончив с установкой в угловых башнях своих боевых машин, испытать которые в деле ему так и не довелось, Сергей отправился на встречу с княжной, твердо решив на этот раз добиться от нее объяснений. Что-то беспокоило его. Что-то гораздо более важное, чем неожиданное появление дворца в ночной пустыне. Слишком много странных обстоятельств окружало княжну… Что-то здесь не так.

По узкой, извивающейся как змея башенной лестнице он уже поднялся до верхнего этажа, где расположилась княжна, когда путь ему неожиданно преградила фигура, закутанная в знакомый серый плащ, и, хотя факелы на лестнице давали недостаточно света, он сразу же узнал вездесущего Жрена.

— Спешите увидеться с княжной?

Сергею уже порядком надоел этот постоянно возникавший на его пути человек, и он ответил откровенной грубостью:

— А вам какое дело?

— Она не сможет ответить на ваши вопросы. Зато я мог бы удовлетворить ваше любопытство.

— Вот как? Я с удовольствием выслушаю вас. Нам предстоит нелегкая ночь. Если мораны предпримут настоящий штурм, замок не выдержит атаки.

— Пусть вас это не беспокоит. Это не имеет значения. Есть вещи гораздо более важные.

— Какие, например?

— Неудобно разговаривать на лестнице. Пройдемте ко мне. — Жрен распахнул узкую незаметную дверь, ведущую во внутренние апартаменты дворца, и, не дожидаясь согласия Сергея, шагнул внутрь.

Любая информация в той неопределенной и тревожной ситуации, в которой они оказались, была сейчас необходима Сергею. Ему ничего другого не оставалось, как последовать за Жреном.

Видимо, эта часть дворца изначально предназначалась именно для Жрена. Две небольшие комнаты были отделены от остальных помещений современной дверью, не вязавшейся с позолоченными завитушками стен. В комнатах не было ничего лишнего: кровать, стол, бювар с горевшей свечой и письменными принадлежностями и еще какой-то низкий шкаф непонятного назначения. Жрен, усадив своего гостя в кресло около горевшего камина, пояснил:

— В пустыне чертовски холодно по ночам. К утру все покрывается инеем. И вам следует поблагодарить княжну за этот дворец. В шатрах мы все превратились бы за ночь в ледяные сосульки.

— Объясните наконец, откуда взялось это здание и почему у княжны был ключ от его ворот?

— Она вам уже ответила. Ружана умеет управлять своими снами и переносить из них нужные предметы в реальность. — Впервые Жрен назвал княжну по имени, словно хотел подчеркнуть условность ее титула. — Вы все время спрашиваете не о том. Это все мелочи, не имеющие значения.

— А что, по-вашему, имеет значение?

— Многое, мой дорогой гость, очень многое. Увы, истинное значение вещей и событий скрыто от большинства людей. Но, прежде чем начинать серьезный разговор, я надеюсь, вы не откажетесь от чашечки настоящего кофе?

— Настоящего? Здесь не бывает настоящего кофе. Какой-то жалкий суррогат, не имеющий ничего общего с тем напитком, к которому я привык у себя дома.

Жрен усмехнулся, направился к своему пузатому шкафу и извлек из его недр старинную ручную кофемолку.

— Вы правы, уважаемый капитан федеральной безопасности, настоящий кофе приходится доставлять из очень далеких краев. Не многие могут себе это позволить.

Жрен начал вращать ручку своей машинки, и вскоре под ее равномерное поскрипывание комнату наполнил восхитительный, давно забытый Сергеем аромат натуральных кофейных зерен.

Вместе с этим запахом на него обрушились воспоминания, от которых он пытался избавиться все это время, чтобы попусту не травить душу. Словно распахнули окно в его родной мир. Казалось, стоит сделать усилие, прислушаться, и из окна донесется рокот автомобильных моторов и родной московский бензиновый перегар, ворвавшись в форточку, смешается с запахом свежемолотого кофе, как это бывало почти каждое утро в его холостяцкой квартире на Малой Бронной задолго до того, как он очутился в Париже.

Когда наконец в его руках оказалась крохотная чашечка драгоценного напитка, он почувствовал, как слезы невольно наворачиваются на глаза, и ему потребовалось немалое усилие для того, чтобы полностью овладеть собственным голосом, прежде чем задать Жрену очередной вопрос:

— Вы ведь не на кофе меня приглашали? Так, может, перейдем сразу к делу?

— Как хотите, уважаемый капитан, как хотите…

— Да оставьте вы этого «капитана»! Вы прекрасно знаете, что это не титул! И скажите наконец, кто такая Ружана на самом деле!

— Все мы носим определенные маски, как вы только что изволили заметить. Так удобнее жить, проще общаться с людьми. Вы же хотите, чтобы вас принимали за местного, аристократа? Так зачем пытаться заглядывать под чужие маски? Кто знает, что вы там обнаружите…

— Послушайте, Жрен, все эти полунамеки мне уже порядком надоели. Вы как будто собирались приступить к серьезному разговору, но пока что мы только даром теряем время.

— Скажите, Сергей, ведь это было вашим собственным решением покинуть Землю, не так ли? Вы влюбились в княжну и решили последовать за ней к черту на кулички. Это я могу понять. Не понимаю лишь, почему теперь вы не хотите до конца принять все последствия своего собственного решения.

— Я все время предполагал, что вы знаете гораздо больше того, что хотите показать. Значит, моя догадка верна и мое появление в Захране не обошлось без участия княжны?

— А вы все еще сомневаетесь в этом? Ваши взаимоотношения с княжной меня не касаются. Но, столкнувшись с ордосскими посланцами, вы погибли в своем предыдущем мире, и, вместо того чтобы сделать из происшедшего полезные выводы, успокоиться, воспользоваться предоставленными вам благами, вы опять лезете не в свое дело. Зачем вам понадобился монастырь, капитан Радзинский?

Сергей оторопел от его слов. Он никому не говорил своей земной фамилии. Здесь она не имела никакого значения. И если Жрен ее знает, следовательно, спутник княжны имел самую непосредственную связь со всеми событиями, приведшими Сергея в Захран. Впрочем, об этом он мог бы догадаться и раньше, еще тогда, когда уловил в голосе Жрена сарказм при использовании так называемого земного титула. Но он не хотел открывать своему собеседнику озарившую его догадку и потому спросил равнодушным голосом:

— И какие же это блага мне здесь предоставили?

— Ну, возьмите хотя бы возможность безнаказанно посещать императорскую казну и все остальное, что вы можете делать, пока всеми жителями этой страны овладевает временной ступор. И вы можете получить еще больше, гораздо больше. Практически все, что только пожелаете, в качестве обитателя этого мира. Хотите стать князем? Или самим императором? Хотите заполучить эту очаровательную девушку, которая вам так нравится и с которой вы сейчас боитесь даже разговаривать? Все это можно устроить, если вы вернетесь в столицу и перестанете интересоваться делами, которые вас не касаются.

— Но вместе со мной уйдет и войско. Моранов вы уже не боитесь?

— На самом деле они не представляют опасности. Скорее это так, запасной вариант на тот случай, если вы не примете мое предложение. С ними я как-нибудь договорюсь.

— Ну что же… Спасибо за кофе.

Сергей поднялся, окинул взглядом комнату, словно хотел получше ее запомнить, и произнес уже с порога:

— Передавайте привет Ружане, или как ее там. Мне ее будет не хватать. Предыдущий сон получился у нее наиболее удачным.

— Вы мне так и не ответили. Это означает отказ?

— А вы как думаете?

— Вы совершаете большую ошибку.

— И, заметьте, уже не первую. Мне надоели чужие игры. Пора начинать свою собственную.

ГЛАВА 13

Ночь опустилась на пустыню и на притаившийся во мраке, совершенно неуместный среди барханов дворец.

Сергей, лежавший на балконе одной из боковых башен, так и не сумел заснуть. Предательство — с этим он не раз сталкивался на Земле, но не мог примириться с предательством любимой женщины и потому непроизвольно старался всячески оправдать ее.

Она могла не знать о связи своего слуги с ордосами. Или все-таки не могла? Ведь Жрен не простой слуга, он работает у ее отца не один год. И если Жрен так глубоко законспирирован, что об этом никто не догадывался, если потратил на свою конспирацию столько времени и сил, зачем ему понадобилось раскрываться перед Сергеем? Должна быть какая-то очень важная причина, заставившая его пойти на столь необычный шаг.

23
{"b":"11303","o":1}