ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он промолчал, но ей и не требовалось ответа: по шрамам на его теле, по татуировке меча, разрубающего ордосский герб, она уже знала ответ на этот вопрос.

— Уверена, что приходилось. Так вот, теперь я буду вашим капитаном со всеми полномочиями военачальника такого ранга. Считайте себя мобилизованными.

— Не слишком ли много ты на себя берешь, дамочка? Ты, конечно, неплохо машешь своими кулаками и можешь уложить любого из нас, но ты одна, а нас много. Тебе придется спать, есть, ходить в туалет. Рано или поздно мы улучим момент и разберемся с тобой.

— Спасибо за предупреждение. Я постараюсь все это учесть. И убью любого, кто попытается причинить мне зло. А пока, мобилизованный Гронт, отправляйся к моим новым подчиненным и сообщи им эту интересную новость. И помни о том, что я вооружена и не буду церемониться с теми, кто станет нарушать установленные мной правила. Такие, как ты, понимают только язык силы. Я тебе это обеспечу.

Открыв дверь, пока он еще полностью не пришел в себя, она втолкнула его внутрь и вновь захлопнула дверь, сама оставшись снаружи. Приблизившись к двери, она повысила голос, так, чтобы он мог ее слышать, и продолжила:

— Я вернусь через час. К этому времени вы должны все обсудить. И если мои условия будут приняты, выделите четырех человек для переноски воды и пищи. Я накормлю не только вашу команду, но и всех остальных!

Она прокричала эти слова, чтобы услышали все, кто находился за дверью, полагая, что этот последний аргумент должен произвести на находившихся там людей наибольшее впечатление.

— И не пытайтесь сломать дверь. Вам это все равно не удастся, только зря потратите силы.

Закончив изложение своих требований, княжна поднялась в оружейную. Поскольку дело с немедленной мобилизацией дружины не выгорело и грозило вообще сорваться, пришлось искать альтернативные пути.

Ружана ходила вдоль полок с незнакомыми ей устройствами, подолгу застывая у каждого, привлекающего ее интерес. Положив ладонь на гладкую поверхность металла, она считывала информацию, заложенную в самой конструкции предмета, на лету схватывая самую ее суть.

На это ушло довольно много времени, — она не знала, по какой системе распределяются здесь ящики с законсервированным и тщательно упакованным оружием. Ей приходилось вскрывать подряд все ящики, и, только разорвав промасленную бумагу и добравшись до металлической поверхности предметов, она могла распознать, что там находится. Вначале ей попадались запасные части к тяжелому вооружению и ящики с боеприпасами. Только в дальнем конце склада она наконец обнаружила что-то подходящее.

На полке стояло несколько ящиков с минами, отличавшимися друг от друга своим назначением и конструкцией. Отобрав десяток контактных магнитных мин со взрывателями, реагировавшими на движение, она решила, что этого на первое время будет достаточно, чтобы удержать обращенцев в пределах их сектора и отбить у них охоту соваться в другие помещения корабля.

Вернувшись на лестничную площадку восьмого уровня, где размещались обращенцы, она долго прислушивалась, но и на этот раз не услышала ни единого звука. Мелькнула шальная мысль: «А не открыть ли сразу эту чертову дверь, чтобы убедиться в том, что там остался кто-то живой, и покончить с этой тягучей неопределенностью?» Но она тут же остановила себя. Такие эмоциональные порывы никогда не кончались добром при встрече с серьезным противником. А она хорошо знала, каким грозным противником могут быть обращенцы. Приходилось действовать очень осторожно и продуманно.

Ружана установила на лестничных площадках восьмого уровня по шесть мин на каждой, заблокировав оба выхода с этого этажа. И все же она не была полностью уверена в том, что этим полностью обезопасила себя от неприятных сюрпризов. Но теперь она хотя бы могла надеяться, что у нее появилось дополнительное время, необходимое, чтобы превратить бывших рабов в настоящих воинов.

Вернувшись в рубку, она без сил рухнула на свою узкую и жесткую кровать. С того момента, как Ружана очнулась в апартаментах Жрена, она действовала, словно какой-то запрограммированный механизм. Даже времени на то, чтобы остановиться и обдумать, что ждет ее впереди, у нее не было, все мысли были лишь о том, как добиться главной цели — получить контроль над этой проклятой летающей бочкой. И лишь сейчас она позволила себе поразмышлять о более существенном.

Где-то глубоко внутри, не произнося этих слов даже в мыслях, она дала зарок вернуться, вернуться на свою планету, вернуться к человеку, который сумел заставить ее полюбить себя, хотя раньше, после обучения в Бертранском монастыре, она полагала, что эта часть жизни для нее полностью утрачена.

И вот сейчас княжна еще раз попыталась восстановить свое главное оружие. Она постаралась пробиться к Сергею через вирт-сон, используя образ любимого человека в качестве маяка. На какое-то мгновение ей показалось, что она сможет это сделать.

Ее сознание отделилось от тела и медленно, ощупью проследовало сквозь ставшие прозрачными стены башни до самого наружного слоя.

Но там, за этим слоем, были пугающая пустота и ледяные, обжигающие иглы звезд. Ружана не сумела преодолеть этот барьер, и единственное, что смогла понять из этого мучительного эксперимента, отнявшего у нее остатки еще не восстановленных сил, так это то, что она никогда не сможет пробиться в своем сне дальше наружной обшивки летевшей в пустоте башни.

Ей нужна была земная твердь, ей нужен был воздух и свет солнца, ей нужен был живой мир. Пусть он будет чужим, этот мир, она понимала, что вряд ли сможет заставить башню вернуться туда, откуда та улетела. Не сможет потому, что у нее не было необходимых знаний, чтобы хотя бы сформулировать с помощью цифр направление такого полета. И даже само понятие координат в трехмерном пространстве не укладывалось в ее голове. Но со временем, овладев всеми необходимыми устройствами корабля, она, быть может, сумеет посадить его на поверхность любого встретившегося им мира… А затем, оттолкнувшись от его поверхности в своем сне, она вернется…

Миллионы миров лежат на пути летающей ордосской башни, и все, что ей нужно, — это время. Нет, ей нужен еще и полный контроль над этой летающей тюрьмой.

Нельзя допустить разрушения и хаоса в этом маленьком железном мирке. Выиграв время, она сможет освоить управление ордосским кораблем — впервые это незнакомое слово четко возникло в ее сознании. Ружана не знала, почему летающая башня называется этим странным именем, может быть, потому, что океан пустоты своей беспредельностью напоминал другой, живой океан, по которому странствовали настоящие корабли?

Слишком быстро пролетел единственный час, отведенный ею для отдыха. Она потратила его так бездарно, словно бабочка о стекло, разбивая себе крылья о наружную броню корабля… Пора было возвращаться к насущным делам, к незавершенным переговорам с бывшими рабами, к проблеме воды и пищи для всех, кто остался в живых.

И по-прежнему она не знала, хватит ли у нее на все это сил, выдержит ли она, справится ли?

— Ты справишься, Ружана, я в тебя верю… — Словно легкий шепот, словно вздох, словно воспоминание, коснулись ее слуха эти никем не произнесенные слова. И, стиснув зубы, сжимая в руке оружие, она вновь заставила себя погрузиться в кошмарный мрак бесконечных пролетов аварийной лестницы, где на каждом шагу ее поджидала опасность.

ГЛАВА 28

Добравшись до дверей восьмого уровня, княжна обнаружила, что на двери, ведущей в помещения обращенных, появилось отверстие.

Оно было небольшим — всего сантиметров десять в диаметре, но вполне достаточным, чтобы просунуть в него ствол оружия. Она каждую минуту ожидала здесь какой-нибудь неприятности и потому заметила отверстие вовремя, до того как попала в возможный сектор обстрела. Но луч ее фонаря наверняка увидели те, кто сумел прожечь это отверстие в двери из двойного стального листа.

Подтвердились ее худшие опасения — в блоке обращенных остались живые люди, и дыра в двери — это только начало. Тем, кто ее прорезал, ничего не стоило расправиться с замком, и она не понимала, почему они не сделали это сразу.

52
{"b":"11303","o":1}