ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старта как такового не было. Сергей, еще не оправившийся от всего происшедшего, сидел на диване в отведенной ему комнате и смотрел, как за прозрачной стеной, заменявшей окно, исчезает лес.

Он не уменьшался, не удалялся, как это бывает при обычном движении, он просто таял, истончался, превращался в ничто, и, когда за окном осталась только белесая пустота, стена потемнела, отгородив взгляд человека от этой завораживающей, притягивающей пустоты, в которой не было ничего.

Мягко мурлыкнул входной звонок, и Сергей был благодарен неожиданному визитеру за то, что тот отвлек его от невеселых мыслей. Он уже почти пожалел о своем решении отправиться к лавранам. Так называли свой народ зеленые охотники.

Вошел Ренальт. Его охотничий костюм сменила просторная белая одежда, состоявшая из единого куска ткани и производившая странно несерьезное впечатление, словно командир экспедиции только что покинул ванную комнату.

— Вас, наверно, замучили вопросы. Теперь я готов ответить на них. Но прежде я хочу извиниться за ту поспешность, с которой мы вынуждены были покинуть Захран. Дело в том, что время в нашем мире идет значительно быстрее вашего. Примерно в сто раз быстрее. И это одна из причин, по которой прогресс нашей цивилизации идет намного стремительней, чем в других, более медленных слоях вселенной.

Однако каждый час, проведенный в мире Захрана, обходится нам достаточно дорого. Если сложить время подлета к планете, время посадки и старта, то получится, что мы проводим внутри временной зоны Захрана четверо суток, а в результате теряем у себя дома целый год жизни.

— И вы готовы принести в жертву год своей жизни ради забавы? Ради того, чтобы поиграть в охотников?

Ренальт отрицательно покачал головой, извлек откуда-то из воздуха стакан розового напитка, услужливо поданный невидимым роботом, которым Сергей так и не научился управлять, и, усевшись на маленький пуфик у самой двери, наконец ответил:

— Это не совсем забава и не совсем игра. В наших экспедициях мы исследуем параллельные миры. Иногда среди них обнаруживается что-нибудь по-настоящему интересное или даже полезное — как Захран, например. Наш собственный мир, после того как мы решили все свои проблемы, стал довольно скучен, и острые ощущения у нас в большой цене. Кроме того, нам доставляет удовольствие оказывать помощь другим человеческим существам. Люди в параллельных вселенных, в которых нам удалось побывать, встречаются довольно часто. Их бесконечное множество, этих вселенных, и в них обитают самые разнообразные существа, даже такие, что наше сознание отказывается их воспринимать. Как, например, ордосы.

Параллельные вселенные во многом копируют друг друга, и они располагаются друг за другом, как слои в луковице. Но, чем дальше вы удаляетесь от центра, тем стремительней течет время.

— А ваш мир находится в центре?

— Что вы, конечно, нет. Миллиарды миров, миллионы вселенных. Наша — лишь одна из них. Совершенно рядовой мир, расположенный где-то в середине, если только у этой бесконечной луковицы возможно отыскать середину.

— Но в таком случае, если законы изменения времени одинаковы для всех слоев, движение в обратном направлении, к центру луковицы, должно замедлять время? — сделал вывод Сергей.

— Совершенно верно. Именно поэтому, если вы попадете в мир ордосов, время для вас замедлится в 8640 раз относительна вашей родной вселенной. Вернувшись обратно, вы обнаружите, что за час, который вы проведете у ордосов, в вашей вселенной пройдет целый год. Хотя никаких изменений в ходе времени вы не заметите, пока будете находиться в мире ордосов. Это происходит потому, что вместе со всей физической вселенной, в которую вы попадаете, замедляются и ваши личные биологические часы. Только вернувшись, вы сможете заметить разницу и с удивлением констатировать, что из вашей жизни пропало лет двадцать.

— Если я правильно вас понял, то путешествие в обратную сторону, к вашей вселенной, в которой время ускоряется, будет для меня более выгодно?

— Конечно. За целый год, который вы проведете у нас, в вашем мире пройдет всего три с половиной дня. Так что для вас пребывание на моей родине должно выглядеть весьма привлекательно.

— Насколько я понимаю, если я задержусь у вас надолго, скажем, лет на десять, то, вернувшись, я окажусь почти на десять лет старше своих сверстников?

Ренальт улыбнулся и одобрительно посмотрел на Сергея.

— Вы быстро все схватываете. Ваши сверстники постареют за ваше отсутствие всего на тридцать шесть дней. И само ваше отсутствие, равное для вас десяти годам, для них продлится чуть больше месяца.

— Не вижу в этом особой выгоды.

— Ну, это с какой стороны посмотреть. Разве плохо провести в нашем мире лет десять, а вернувшись, застать свою жену такой же молодой, какой вы ее оставили перед отлетом?

— Но законы вселенной должны быть одинаковы для всех параллельных миров. Разве это не так?

— Конечно. Относительно только время. И чем дальше вы будете удаляться от центра вселенной, тем быстрее оно течет. Это единственная причина, не позволяющая нам перемещаться далеко за временной слой Захрана. Вселенная, в которой обитают ордосы, замедляет время относительно нашего мира в 86 тысяч раз. За двадцать часов, проведенных там, в нашем мире сменится несколько поколений. Любая экспедиция в мир ордосов будет для нас потеряна навсегда.

— Выходит, вселенная ордосов вам недоступна?

— Если бы это было иначе, мы бы давно с ними покончили. В техническом плане противостоять нашей цивилизации эти кровавые монстры не могут. Но из-за физических законов вселенной мы вынуждены ограничивать наши действия временным слоем Захрана. Дальше для нас пути нет. В меру наших возможностей мы лишь препятствуем экспансии ордосов, но уничтожить мир, из которого они приходят, мы не в состоянии.

— И все же я не совсем понимаю… Предположим, ваш корабль прилетит на планету ордосов. Пока он будет находиться там, биологическое время членов экипажа и время самого корабля будет идти со скоростью этого мира. Другими словами, они могут провести там год, два — хоть десять лет, и с ними ничего не случится! Только при возвращении время сыграет с ними злую шутку. Так неужели не нашлось никого, кто хотел бы…

— Пожертвовать собой? Ну что вы! Мы слишком ценим собственную жизнь.

— А что происходит со спасенными вами людьми? Для чего вы забираете их с собой?

— Когда они придут в себя, никто из них не откажется поработать у нас за приличную плату год или два и через пять—десять дней, по их местному времени, вернуться домой с хорошей суммой денег. Как видите, для них посещение нашего мира довольно привлекательно.

Ну и мы, разумеется, получаем от этого выгоду. У нас не хватает слуг. Всю грубую работу производят автоматические комплексы, то, что вы называете кибермеханизмами, но присутствие в жилых домах подобных механизмов нежелательно. Большинство моих соотечественников предпочитают живых слуг…

Какое-то время Сергей обдумывал услышанное, стараясь понять, что именно в словах Ренальта вызывает в нем неприятие и даже неприязнь. В том, что лавраны вербовали для себя слуг таким необычным способом, используя их бедственное положение, было что-то неправильное. Видимо, догадавшись, о чем он думает, Ренальт добавил:

— Мы никогда не используем принуждение. Если кто-то из людей пожелает этого, его немедленно вернут обратно.

«Интересно, куда? — подумал Сергей. — В разрушенный дом, от которого ничего не осталось? К семье, уничтоженной ордосцами?»

— А вы никогда не пытались предложить людям работать на вас до того, как с ними приключится беда?

— А зачем? Если мы можем выручить человека из беды, в которую он попал не по нашей вине, почему бы не совершить доброе дело? Кроме всего прочего, в этой ситуации человек становится сговорчивей, а для нас, как вы уже поняли, дорога каждая лишняя минута, проведенная в мире Захрана…

Звучало все это весьма логично, но в то же время Сергей чувствовал, что сам факт вербовки человека, когда перед ним стоит выбор между смертью и возможностью поработать в качестве слуги, несет в себе элемент несправедливости. К тому же ему казалось, что Ренальт говорит далеко не все.

70
{"b":"11303","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Уроки соблазнения в… автобусе
У Джульетты нет проблем
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
The Mitford murders. Загадочные убийства
Шестнадцать против трехсот
Путь журналиста
Палачи и герои
Одним словом. Книга для тех, кто хочет придумать хорошее название. 33 урока
Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас всё