ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зато она могла приблизиться к каждому из них настолько, что получала возможность рассмотреть мельчайшие подробности. Мир вокруг лишился звуков и движения.

Лишь она одна была способна двигаться среди этого черно-белого, схематичного, замершего в неподвижности мира. И чертеж, который он собой представлял, полностью соответствовал реальному положению вещей. В этот раз не было никаких символов, никаких аллегорий, никаких пауков. Стоило пожелать, и она оказалась внутри ангара, просочившись своим сознанием через восемь стальных переборок.

Двенадцать тяжелых боевых машин, развернувшись в сторону сожженной двери, уже были готовы устремиться во все проходы корабля. Над ними в воздухе застыли боевые осы. Именно так называл эти верткие, маневренные и прекрасно вооруженные машины, способные вести бой в узких помещениях корабля, Жрен, когда она еще была его пленницей. Он хотел произвести на нее впечатление своим могуществом. Сейчас эта информация пригодилась Ружане. С осами надо было покончить в первую очередь, поскольку именно они представляли наибольшую опасность.

Но прежде ей предстояла еще одна и, пожалуй, самая трудная задача — проход через вторые врата сновидения. Только за ними она сможет обрести настоящую власть над материей реального мира.

Она двигалась с трудом, преодолевая сопротивление невидимого потока энергии. С каждым шагом это сопротивление нарастало. Остатки сил, которых у нее было так мало, уходили на эту борьбу, и Ружана знала, что, если ей не удастся прорваться сквозь вторые врата, она не сможет вернуться в реальный мир и навсегда останется в этой стране полутеней.

Стараясь выгнать из своего сознания страх, который все больше мешал ей, она упорно продолжала продвигаться вперед. Это было странное движение, не похожее на движение в обычном пространстве.

Пока она не вошла в энергетический уровень вторых врат, ее сознание могло перемещаться и внутри реального пространства. Именно тогда княжна сумела переместиться в ангар с боевыми машинами. Но теперь движение в реальном пространстве совершенно прекратилось, и каждый шаг вызывал лишь усиление сопротивления встречного потока энергии.

Иногда в полутьме, среди схематических полупрозрачных образов ордосских машин, вспыхивали голубые ветвистые молнии. Они казались по-своему красивыми, и было время, когда она любовалась этими световыми эффектами барьера. Но не сейчас.

Сейчас, стиснув зубы и сосредоточившись лишь на том, чтобы не упасть и сделать еще один шаг, она упрямо продолжала движение, хотя и не видела никаких внешних результатов своих усилий. Подспудное паническое сознание того, что она взяла на себя непосильную задачу, пойдя на штурм барьера без подготовки, израсходовав до этого почти всю свою ментальную энергию, все настойчивее давало о себе знать.

Шаг, еще шаг… Ее повело в сторону, и перед глазами немедленно вспыхнули цветные круги. Нельзя уклоняться — если она потеряет направление, которое выбрала чисто интуитивно, без всяких ориентиров, поток встречной энергии немедленно высосет из нее последние остатки сил.

Наконец Ружана почувствовала, что сопротивление опустилось ниже, словно верхняя часть ее туловища уже выбралась из противодействующей среды, и только ноги все еще вязли в стремительном потоке, который теперь пытался опрокинуть ее.

Последний рывок оказался самым трудным. Мир взорвался всеми цветами радуги. Барьер остался позади, и теперь яркие краски наполнили своими оттенками полупрозрачные скелеты предметов, ставшие похожими на неоновую рекламу.

Только сейчас она смогла себе позволить небольшую передышку. Здесь, за вторыми вратами, обитали странные существа — энергали, ее добровольные помощники. Чем-то похожие на резвящихся детей, они окружили ее искрящимся облаком. Каждый из энергалей был не больше запятой, да и по форме они напоминали светящиеся запятые, но все вместе они создали нечто вроде водяного смерча, завернувшегося вокруг нее довольно плотной массой.

Сейчас ей было достаточно отдать простое распоряжение, чтобы они тотчас же бросились его выполнять. Но мысль-приказ должна быть понятной и четкой, не содержать двусмысленностей, кроме того, она должна произнести ее вслух, отчетливо и громко.

Наконец, сформулировав в своем сознании наиболее важное задание, Ружана отчеканила:

— Уничтожьте схемы всех машин, находящихся внутри этого помещения. Только в пределах стен. Сами стены не трогать. Действуйте!

Это было ключевое слово. Сразу же после него вихрь развернулся и начал расширяться, вбирая в себя все помещение ангара. Она видела, как вспыхивали и исчезали схемы ордосских машин, едва соприкоснувшись с энергалями.

Ее силы были совсем на исходе, но здесь, за вторыми вратами, она получила возможность черпать дополнительную энергию из окружающего пространства с помощью все тех же энергалей.

Заманчивая мысль — немедленно обрести свободу — на какое-то время овладела всеми ее помыслами. Пробиться за вторые врата — задача для сновидца чрезвычайно сложная, а здесь, на корабле ордо-сов, почти невыполнимая. Она не знала, удастся ли ей еще когда-нибудь повторить свое сегодняшнее достижение, и не воспользоваться им до конца показалось ей непростительным.

Сознание княжны сейчас работало необычайно четко, отмечая и запоминая мельчайшие детали окружающего и все оттенки мыслей.

Первым побуждением было пробить металлическую оболочку своей тюрьмы и вырваться из нее наружу. Она знала, что сможет это сделать — силы энергалей достаточно для такого действия. Но что ее ждет снаружи, кроме бесконечной пустоты космоса? Этот вопрос и природная осторожность заставили ее сначала провести разведку. Часть энергалей, не пробивая оболочки корабля, просочилась наружу и, прежде чем погибнуть, успела передать для нее необходимую информацию об окружающей корабль среде.

Собственно, никакой среды не было. Глубокий вакуум, содержавший жалкие остатки лучистой энергии и сотню атомов на кубический километр пространства. Ничто живое не могло уцелеть в этой космической пустоте при температуре близкой к абсолютному нулю.

Где-то очень далеко, за биллионы километров от корабля, горели далекие и холодные пятнышки звезд, но до них ей не дотянуться…

Конечно, с ее сознанием ничего не случится даже внутри этой пустоты, но для того, чтобы обрести настоящую, полную свободу, ей необходимо освободить не только сознание, но и собственное тело. Вывести его за пределы корабля. А вот это означало немедленную смерть.

Оставался корабль. Он должен изменить свое положение в пространстве, должен приблизиться к какому-нибудь живому миру. Но как его заставить сделать это? Все опять упиралось в хозяина этого огромного металлического гроба. Решающей схватки с ним избежать не удастся, как ни старалась она ее оттянуть.

Перед ней встал вопрос, ответа на который она не знала. Попытаться это сделать сейчас, пока она находится за вторыми вратами, или вернуться в реальность, накопить новый запас энергии и все начать сначала? Вопрос совсем не простой. Сможет ли она снова вызвать сон подобной глубины. И Ружана решила попытаться прямо сейчас.

Окруженная вихрем энергалей, поддерживавших ее тело в полете, она направилась вниз, легко просачиваясь сквозь переборки корабля. Она пронеслась, не задерживаясь, сквозь уровень, на котором располагались жилые помещения для обращенных. Теперь здесь не было никого. Только обломки мебели да обгоревшие переборки напоминали о недавней битве.

Несмотря на схематичность окружавших ее предметов, Ружана, знала, что картина, которую она сейчас видит, в точности соответствует реальному миру. Информация, полученная в вирт-сне, всегда отличалась полной достоверностью.

Следующий уровень после короткого затемнения, во время которого она просачивалась сквозь переборку между этажами, тоже был давно заброшен. Раньше здесь содержались рабы, и свидетельства того жалкого существования, которое они влачили в ожидании неминуемой и страшной смерти в кровавом подвале, сохранились до сих пор. Железные многоэтажные нары, захваты на стенах, к которым на ночь приковывали провинившихся, груды вонючей грязной одежды, в которой свили себе гнезда вездесущие корабельные грызуны.

72
{"b":"11303","o":1}