ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У этой идеи была еще одна положительная сторона: если он из беглеца превратится в нападающего — его противники, не ожидая этого, какое-то время окажутся в невыгодном положении… а уж искать его в кабинете Грумеда будут в последнюю очередь.

Достигнув лестничного пролета, Мартисон решительно повернул вверх. На первом этаже взвыла сирена тревоги и раздался топот сапог. Задыхаясь, он попробовал идти быстрее, но силы постепенно оставляли его. Проклятое сердце! Только не сейчас!

Третий этаж, четвертый… Он все еще никого не встретил. Вот и пятый, теперь поворот… Ну, естественно, кабинет Грумеда не мог обойтись без охраны. Словно заправский десантник, он приподнял оружие к плечу и открыл веерный огонь по всему коридору, благо бластер выбрасывал достаточно широкий луч.

«Вторая дверь справа. Там сложная система запоров. Ее нужно сломать и как можно быстрее открыть дверь! « — четко произнес он в уме подготовленную заранее фразу.

Лила, видимо, втянулась в эту стремительную игру. Наверно, ей казалось увлекательным участвовать в поединке, оставаясь неуязвимой и ничем не рискуя. Как бы там ни было, когда он добрался до кабинета Грумеда и, переступив через трупы двух охранников, толкнул дверь, она распахнулась без всякого сопротивления.

С удовлетворением он отметил, что Лиле требуется все меньше пояснений для выполнения его распоряжений. Они начинали понимать друг друга с полуслова.

В кабинете Грумеда никого не было. Ему не пришлось вновь применять оружие.

С минуту поколдовав с терминалами, он включился в информационную сеть Управления, но сведения, которые его интересовали, не могли находиться в каналах прямого доступа.

Пришлось разбираться с личным сейфом Грумеда. По его просьбе Лила извлекла оттуда капсулы с компьютерными записями, и вскоре дисплей запестрел данными, фамилиями, адресами…

От раскрывшегося перед Мартисоном чудовищного плана уничтожения целой колонии, всего, что за две сотни лет их трудом было создано на Таире, кровь застывала в жилах…

Информация, до которой он добрался, представляла собой чрезвычайную ценность. Город просто кишел законспирированными под государственные учреждения организациями захватчиков. Если раньше он надеялся дозвониться из кабинета Грумеда до совета обороны и попросить прислать сюда десантников, то теперь понял, что такая возможность полностью исключалась. Их перехватят по дороге. Противник располагал слишком большими силами.

Придется выбираться из УВИВБа самостоятельно и уж потом просить помощи.

17

» — Проверь, пожалуйста, есть ли на крыше этого здания площадка для модициклов, — попросил Мартисон Лилу, не отрываясь от экрана дисплея».

» — Я не знаю, что такое модицикл».

» — Прости. Все время забываю об этом. На крыше, за загородкой, должно стоять несколько металлических яиц на колесиках, они такие большие, что ты в них свободно поместишься. Только не вздумай залезать внутрь. Стой рядом и жди, когда я туда доберусь».

Телепатическая связь позволяла им общаться на любом расстоянии, пока контакт не был прерван. Лила оставалась невидимой и неощутимой в пределах нашего мира. Ей же место, в котором обитал Мартисон, представлялось застывшим муляжем из неподвижных вещей и механизмов. Она не замечала ни одного живого существа, не видела травы и цветов…

Мартисон хорошо понимал, каким унылым и страшным может показаться страна карменов тому, кто привык к зеленому миру растений, к живому щебету птиц; Лила вообще не представляла, что это такое. И вряд ли он смог бы ей объяснить. Он сам превратился для нее всего лишь в шепчущий голос. И не знал, как долго она будет помнить их короткую встречу. Так ли уж сильны древние правила ее мира? Ему вовсе не хотелось остаться один на один с осиным гнездом врагов, которое он основательно разворошил.

Вдвоем они представляли мощную силу. Захватчики, возможно впервые, почувствовали на самих себе, что значат удары невидимого и неуязвимого противника… Содержимое сейфа самого Грумеда лежало сейчас перед ним, и никакие электронные ухищрения защиты не смогли остановить Лилу.

Самое значительное открытие он сделал, вставив в приемник случайно подвернувшийся под руку кристалл с записями. Ему пришлось дважды прочитать инструкцию «подготовки биологического объекта», прежде чем он понял, что под «биологическими объектами» подразумевают людей. А дальше очень буднично и по-деловому сообщалось о том, какие именно психотропные препараты следует ввести для того, чтобы полностью нейтрализовать волю, отключить мозг и превратить человека в комок безвольного мяса… Зачем им понадобилась такая чудовищная жестокость?! Ведь не из садистских же побуждений проделывали они достаточно сложный комплекс воздействия на человеческую личность, превращая ее в безвольную куклу, не способную даже говорить? Но тогда для чего?

В ворохе информации, беспорядочно сваленной на столе огромной грудой, наверняка находились ответы на все его вопросы, но потребуется слишком много времени, чтобы разобраться в этом. Здесь наверняка действует специальное защитное поле. При попытке вынести эти кристаллы из кабинета записи скорее всего будут уничтожены. И у него не оставалось больше времени, чтобы продолжать свои исследования во владениях Грумеда. Ему и так сказочно повезло, не следовало и дальше испытывать судьбу.

Все же он не удержался и вставил в приемник еще один кристалл.

По мере чтения им овладевал гнев, постепенно переходящий в ярость. Можно обмануть человека, можно его унизить, обокрасть… Но всему есть предел. В их планах человеческая жизнь стоила не больше жизни крысы. Они собирались уничтожить их, «очистить планету от гуманоидов». Так кто же они сами? Откуда взялись эти не знающие жалости существа? Как они выглядели, наконец?

Об этом не было ни слова… И самым непонятным, самым невероятным во всей истории захвата оказался неизвестный ранее факт вербовки большого количества резидентов из числа тех самых, подлежащих поголовному уничтожению, гуманоидов… Чего-то он здесь не понимал. Чего-то очень важного…

Взять хотя бы УВИВБ. Почти наверняка все сотрудники Таирского отделения содействуют захвату. Если бы это было не так, захватчики не смогли бы создать здесь такую мощную базу. Что же двигало этими людьми, какие идеалы? Какие посулы смогли склонить их на сторону тех, кто собирался уничтожить всю человеческую расу? Неужели оказалось достаточным всего лишь обещания сохранить жизнь в вакханалии поголовного уничтожения всех остальных? Он не мог в это поверить.

В любую секунду в кабинет Грумеда могла войти вооруженная охрана, которая давно прочесывала все здание. Пора было уходить. Он с сожалением окинул взглядом стеллажи, уставленные кассетами компьютерных кристаллов и папками с магнитокартами. Здесь хранились бесценные сведения, способные помочь в борьбе с захватом, раскрыть секреты его стратегии и тактики. Но все ближе и ближе доносился до него шум облавы, еще несколько минут промедления — и ему не удастся унести даже тех сведений, которые он обнаружил.

Отыскав подходящую металлическую коробку с толстыми стенками, Мартисон торопливо набил ее кристаллами с наиболее интересными записями, надеясь, что хотя бы часть информации сохранится при воздействии защитных полей. Затем он приоткрыл дверь приемной и выглянул в коридор — на этом этаже пока еще было тихо. Его расчет на то, что кабинет Грумеда станут обыскивать в последнюю очередь, полностью оправдался.

» — Лила! Ты нашла площадку? «

» — На крыше нет ничего похожего. Какие-то тарелки, провода…»

Только этого не хватало. Оставался путь вниз по этажам, полным вооруженных охранников… Мартисон задумался всего лишь на мгновение. За последние дни, с самого момента возвращения, с ним происходило нечто странное… Ускорились реакции, обострилось восприятие. Сердце беспокоило все реже; даже там, на допросе, Грумед оказался почти прав — он достал стимулятор скорее по привычке. Мартисон чувствовал себя так, словно время стремительно покатилось вспять, навстречу давно прошедшей молодости. И никогда раньше он не замечал за собой такой четкой и быстрой работы мысли.

26
{"b":"11306","o":1}