ЛитМир - Электронная Библиотека

В первую ночь ему снилась беспредельная степь. Он брел по ней, обливаясь потом. К счастью, корабельные циклы времени не отличались от земных, и под утро, когда он начал проваливаться в гигантскую крысиную нору, его спас сигнал инфора, возвестивший о том, что в кают-компании начинается завтрак.

В последующие ночи кошмары не прекратились. Постепенно они обрастали подробностями, обретали структуру и плотность, свойственные реальности. Не помогал даже электростимулятор сна, он лишь чутьчуть смягчал резкость ночных видений.

Чаще всего Роману снился шар, застывший на вершине неприступной горы. Он лез к этому шару, срывался и лез снова. Что-то там скрывалось чрезвычайно важное, он должен был во что бы то ни стало добраться до шара. Но ничего не получалось, шар все время ускользал. То гора вырастала, превращаясь в неприступную скалу, когда до цели оставалось всего несколько метров, то срывалась нога с предательской осыпи, и он с криком летел вниз и просыпался в холодном поту.

Из создавшейся ситуации был простой выход — обратиться к корабельному врачу. Наверняка на лайнере был неплохой медицинский отсек, от его кошмаров не останется и следа, вот только в личной карточке появится новая отметка… Что там они напишут? Обострившиеся симптомы клаустофобии? Какая разница! После этого экспедиции ему не видать как — своих ушей, его положение и так весьма неопределенно и держится в основном на добром отношении Райкова, но не может же тот без конца тянуть его за собой в нарушение строгих медицинских инструкций. И Роман продолжал борьбу с ночными кошмарами в одиночку. Ему нужно было продержаться полтора месяца, лишь тогда двигатели переключат на торможение и здесь, на корме, станет тихо… Оставалась еще слабая надежда обменять каюту, но все его попытки в этом направлении не имели успеха, тем более что без посещения медиков он не мог толком объяснить, почему, собственно, его не устраивает каюта на корме.

…В эту ночь сон был особенно тяжелым. Впереди простиралась степь, и лишь у самого горизонта смутно угадывалось некое знакомое ему б6» оружение. Узнав его, Роман почувствовал ярость, и пирамида придвинулась, стала четкой. Он ощутил гнев — пирамида из разноцветных шаров стояла теперь прямо перед ним, приглашая повторить уже пройденный однажды путь или, быть может, давая возможность исправить его конец…

Роман оттолкнулся носком ботинка и, почти не чувствуя тяжести, легко взмыл вверх. Тело оказалось легким, тяготение более не властвовало над ним. Не было необходимости проделывать мучительный путь в кошмарном лабиринте шаров, он лишь слегка касался ногами поверхности, время от времени повторяя толчки и взлетая все выше, к самой вершине, туда, где зловеще поблескивал металлический шар. Он остановился перед ним и, прежде чем открыть дверь, ведущую внутрь шара, услышал голос:

— Он совершенно выходит из-под нашего контроля.

Преодолевая неожиданно возникшее и постепенно нарастающее ощущение сопротивления, Роман все же приподнял руку и медленно, словно двигал тяжелую глыбу, протянул ее к дверной ручке. Затем рывком, преодолев внезапно возникший страх, распахнул дверь.

В глубине шара на стеклянном плоском полу чтото лежало. Что-то длинное и большое, упакованное в серебристый пластик. Он не хотел знать, что именно там лежит. К счастью, свет был достаточно тусклым, и он мог оставаться в неведении, пока не переступил порог. Спина покрылась холодным потом, не было сил протолкнуть в легкие, сжатые предательской спазмой, даже глоток свежего воздуха. Он уже почти догадался, что это, и больше не мог обманывать себя и наконец переступил порог.

Под топким пластиком находилось мертвое человеческое тело, теперь он видел это совершенно ясно. Более того, узнал его.

Глава 6

Инспектор Управления Внутренней и Внешней Безопасности (УВИВБ) Рад Кленов не любил неожиданностей. Он был уверен, что только заранее разработанный и хорошо продуманный план способен привести человека к успеху и р работе, и в личной жизни. Весь его опыт подтверждал эту непреложную истину.

С отличием оконченная школа второй ступени, отец, занимавший высокий пост в совете и обеспечивший сыну платформу для первых, самых трудных, шагов в самостоятельной жизни — все это лишь подтверждало его теорию. Если некоторые обстоятельства не укладывались в четко выстроенную им схему, то виноваты была сами обстоятельства или в крайнем случае какой-то частный, неудачно составленный план, но не принцип. Принцип выглядел незыблемым вот уже целых двадцать восемь лет успешной карье-' ры и гладкой, без особых взлетов и падений, жизни, приведшей в конце концов Кленова к работе, полностью соответствующей его наклонностям. Обязанности инспектора по особым поручениям сводились, в сущности, к составлению все тех же планов и схем, к решению сложных теоретических задач, над которыми так хорошо думалось в тиши компьютерных залов и кабинетов УВИВБа.

Иногда Кленову даже казалось, что и сами обстоятельства, вызвавшие к жизни УВИВБ, — тоже часть какого-то неведомого, неизвестно кем составленного плана, часть сложной и интересной, но не имеющей прямого отношения к жизненным реалиям игры.

Нет, Кленов не сомневался в существовании могущественных и неуловимых врагов Федерации. Он лишь полагал, что они не обладают плотью, а существуют, так сказать, чисто теоретически, как часть сложнейшего уровнения, лишь в самых общих чертах связанного с реальной действительностью.

По его мнению, противники Федерации представляли собой некую теоретическую данность, размытую по длительному отрезку времени и вылившуюся в результате в постоянно существующее, но неопределенное, почти неуловимое давление вражеских сил. Постепенно накапливаясь, силы эти, однако, способны были принести немало неприятностей, усложнив условия задачи настолько, что положительное ее решение становилось попросту невозможным.

Принцип безусловной зависимости событий от заранее разработанного плана подвергся первому серьезному испытанию при выполнении Кленовым задания, связанного с астероидным поясом Юпитера.

Вначале задание это показалось ему совершенно пустячным, он даже счел себя несколько задетым, когда начальник отдела Сохнов решил поручить ему анализ странной путаницы, возникшей после находки геологами астероидного пояса — обломков семнадцатой спасательной капсулы со старого, погибщего шесть лет назад рейсовика, который ходил по Маршруту Земля — Марс — Юпитер.

Причина путаницы казалась Кленову очевидной; спасатели в своих отчетах сообщили о том, что все шестнадцать одноместных спасательных капсул, бывших на борту челнока, или, по крайней мере, их обломки ими обнаружены. Откуда же могла взяться семнадцатая шлюпка? Видимо, речь шла о пустой капсуле, искать которую среди хаоса астероидного пояса не было никакого резона, и спасатели скорее всего решили вписать ее в реестр находок, чтобы не ухудшать отчетности за квартал. Это Кленов вполне мог понять и, не ожидая от расследования ничего интересного, отбыл к месту происшествия.

Но на станции астероидного пояса вдруг выяснилось, что геологи, продолжая раскопки района аварии, обнаружили изуродованный до неузнаваемости труп человека. Капсула была с пассажиром!..

Расследование сразу же перешло в другую категорию, и Кленов получил практически неограниченвые полномочия в своих действиях. Правда, в глубине души он все еще надеялся, что вот-вот будет найдено простое и понятное объяснение странному факту: на челноке оказался незарегистрированный, никому не известный пассажир. Самым же непонятным во всей этой истории оставалось все-таки наличие семнадцатой шлюпки на борту взорвавшегося при невыясненных обстоятельствах корабля, спасательной шлюпки, не внесенной в его реестр. Этот факт уже не укладывался ни в какие приемлемые для рапорта рамки. Кленов знал, что управление космофлота никогда не смирится с подобным нюансом, что начальство спустит с него три шкуры, если он не сумеет документально подтвердить существование этой таинственной семнадцатой шлюпки…

10
{"b":"11308","o":1}