ЛитМир - Электронная Библиотека

— В вашем отчете мне встретился незнакомый термин — «биокристаллид». Что он означает?

— Биокристаллы — мельчайшие частицы органической материи, промежуточное звено между вирусами и белковыми молекулами. Они обладают определенным генотипом нуклеидов, способны размножаться. Термин «биокриссталлид» предложен нами. Биокристаллы — мельчайшие образования, видные лишь под электронным микроскопом. Поскольку они обладают неустойчивой кристаллической решеткой, собранной из крупных органических молекул, их масса физически не может превышать микрограммов. Однако по нашим предположениям, весь объект состоял из биокристаллов.

Тон Каминского был все еще сух и официален, но сейчас другого от него и не требовалось.

— Полагаете, это был биоробот?

— Вы мало что нам оставили. Трудно сделать определенное заключение. С равной степенью вероятности можно предположить, что это был необычный живой объект с собственной нервной структурой или управляемый извне робот.

Постепенно увлекаясь темой, Каминский оттаивал. Его объяснения становились все подробное и доходчивее. С удивлением для себя Кленов отметил, что если ученые хотят, то могут излагать собственные мысли вполне доступным для простых смертных языком.

— Самое интересное в объекте — не его биологическая структура. — Каминский что-то переключил на пульте, и по главному экрану поплыли плоские фотографии треков атомного распада. — Эти снимки мы получили из срезов коренных пород, подвергшихся облучению во время энергетического удара. В них нет, кажется, ничего интересного, обычная остаточная радиация. Но посмотрите внимательнее. Вот здесь и здесь след совершенно ни на что не похож. Эти фотографии натолкнули меня на мысль воссоздать в компьютерной модели первоначальный состав ядерного вещества нашего гостя. И вот что из этого получилось…

Перед нами появились пространственные атомные решетки, словно вывернутые наизнанку. В электронных слоях движущихся изображений атомов то и дело вспыхивали синие сполохи фотонов. Атомы пульсировали, сжимались, постепенно уменьшали свой объем. Из них то и дело выпадали, превращаясь в энергию, отдельные частицы. Атомы разваливались, их становилось все меньше.

— Радиоактивный распад?

— Не совсем… Атомное строение объекта необычно. Его атомы наполовину состоят из антиматерии, они как бы закапсулированы в оболочку из неизвестного нам поля и поэтому способны какое-то время находиться в обычной материальной среде без аннигиляции…

— И как долго они могут находиться в таком законсервированном состоянии?

— Не слишком. Все зависит от массы. Очевидно, в среде обычной материи объект все время должен тратить часть своей массы, чтобы сохранить стабильное состояние и не аннигилировать.

— Но позвольте, в вашем отчете об этом не было ни слова!

— Это мои собственные, ничем пока не подкрепленные выводы. Когда работа будет закончена…

Кленов опять не сумел сдержаться:

— Перестаньте разыгрывать из себя младенца с бородкой! Вы что, не понимаете, о каких серьезных вещах идет речь? Да если это так, вся их тактика должна быть направлена на то, чтобы закрепиться в нашем мире с помощью… нас самих. Тех из нас, кто на это способен.

— Чепуха! Вы привыкли играть в своем управлении в старинных разведчиков, вам везде мерещутся вражеские агенты.

Ничего больше не сказав, Кленов отошел к другому пульту. Спорить с этим человеком было бесполезно, да и не нужно. Свою задачу он выполнил, и выполнил неплохо. Жаль, что ученым не всегда дано оценить значение собственных открытий. Теперь ему хотелось поскорее остаться одному и обдумать полученную информацию. Если Каминский не ошибся, и Они не могут свободно существовать в нашем мире, тогда такие люди, как Гравов, их единственная надежда… Он тут же остановил себя, потому что слишком мало знал об этом юноше и не имел права предъявлять человеку подобное обвинение необоснованно. В одном он не сомневался: каким-то образом Гравов связан с последними событиями, а возможно, и с теми, кто ими управлял из другого, непонятного и недоступного землянам мира.

Гравов после гибели мексиканского пришельца остался единственным человеком, способным пролить свет на загадочную историю со спасательной шлюпкой и последовавшим затем прорывом… Наверняка этот прорыв, вся эта схватка, засылка в чужой мир биоробота со специальной защитой, обошлись Им недешево… Впервые Кленов поймал себя на мысли, что невидимый, отделенный от него непроницаемой завесой антимира противник воспринимается, как нечто совершенно конкретное, не похожее больше на бездушный математический символ.

Вряд ли бы Они стали платить столь высокую цену без серьезной причины. А раз так, раз в фокусе удара оказался Райков и, возможно, вся экспедиция на Гридос, то история с Гравовым и информация, которой он мог располагать, приобретали совершенно особое значение.

…Пронзительно синий майский день медленно догорал над столицей. Их оставалось уже совсем немного, этих припудренных золотой пыльцой весенних дней. Скоро их сменят пыльные и душные, пропитанные смогом дни июня…

Кленов медленно брел по проспекту Мира и думал о топ, что ему-то уж и вовсе мало остается этих нежных и голубых дней Земли. Совсем близко впереди обозначилось расставание с ней, и он знал, что много раз будет потом вспоминать этот тихий день, и где-то за далеким, невидимым за стенами городских строений горизонтом плыли звезды. Их время еще не пришло. Лучи солнца еще гасили их слабый свет. Но они были там. И Кленов подумал, что все этя дни где-то среди них летела система Гамы вместе со своим Гридосом.

Ему не нравилось даже название этой планеты, но он знал уже, что нити, связавшие его с ней, слишком прочны, и, следуя их натяжению, он медленно и неотвратимо приближался к своему последнему дню на Земле. Уже ждали его новое предписание, долгая дорога на Гридос, поиски Гравова — и нескорое возвращение…

Глава 9

Вербовочный пункт располагался на территории космопорта. Это было огромное приземистое здание, разделенное на небольшие клетушки с отдельными входами. Над каждым входом горело цветное рекламное панно с названиями кампании и цифрами, обещавшими новым колонистам невиданное благополучие.

Хотя продукты, жилье и одежда давно уже тут ничего не стоили, денежные единицы не исчезли полностью. Предметы роскоши, искусства, путешествия на экзотические курортные планеты, домашние роботы, личный транспорт — все это стоило достаточно дорого и оставалось хорошей приманкой для привлечения молодежи на тяжелые, опасные работы по освоению новых планет. Кроме хорошего заработка там был еще один плюс: несклько баллов в личной учетной книжке, что в дальнейшем позволяло выступать на конкурсах, где разыгрывались наиболее престижные места в благоустроенных колониях.

Канцелярии всех времен и народов похожи друг на друга, как две капли воды. С годами менялся лишь внешний их облик. Счеты и папки с документами заменили компьютеры и кристаллы с мнемопамятью. Суть же осталась прежней. Учитывать, распределять и, если обстоятельства позволяли, предписывать. Предопределять судьбу человека, схватить его и захлопнуть челюсти беззубой бумажной пасти.

Роман, совершенно измотанный ночными кошмарами и бессонницей во время долгой дороги до Гридоса, представлял сейчас для вербовщиков легкую добычу. Окружающее казалось ему не совсем реальным, словно было продолжением кошмаров. С трудом ему удалось взять себя в руки; он слишком хорошо понимал, что вся его дальнейшая жизнь на Гридосо зависит от предстоящего разговора с чиновником отдела распределения и вербовки.

— Что же мы можем вам предложить… Ну, вопервых, рудники на внешних спутниках. Придется пройти специальные шестимесячные курсы, там много техники, а специальности у вас, к сожалению, нет…

Чиновник был в меру вежлив, хотя не старался даже скрыть своего полного безразличия к дальнейшей судьбе Романа. На экране дисплея, невидимого посетителю, прыгали какие-то знаки и цифры, отражавшиеся на лице чиновника синими мертвенными сполохами.

16
{"b":"11308","o":1}