ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пять четвертинок апельсина
Беззаботные годы
Последняя гастроль госпожи Удачи
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Не прощаюсь
Право рода
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Шаг до трибунала
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок

Аор не слушал его. Он знал заранее все, что скажет каждый из присутствующих здесь. Он знал заранее, к какому решению придет Верховный совет. Ум его, как всегда, властно и трезво говорил ему — да, да. Все верно. Только так и нужно. Но впервые в жизни он вдруг с удивлением обнаружил, что внутри его спрятаны неподвластные разуму чувства. Они-то и заставили его неожиданно для себя вскочить с места и нарушить торжественную обстановку совещания.

— Кто смеет говорить здесь о смерти ни в чем не повинного, свободного члена нашей общины! Кто смеет нагло попирать законы нашего государства!

— Интересы высшей политики сильнее законов, она сама создает их, и не Аору объяснять это.

— Смерть этого выдающегося человека ускорит начавшийся распад государства, только крупные военные успехи способны поддержать нас, еще вчера мы были на грани подчинения индусскому владычеству, а сегодня здесь осмеливаются говорить о смерти человека, спасшего государство!

— Власть этого раба, этого скифа страшнее индусского владычества, его судьба предрешена, и даже Аор бессилен здесь что-нибудь изменить! Этот скиф поставил государство перед угрозой вооруженного восстания рабов! Очень скоро из организатора он превратится в вожака. Раб никогда не сумеет понять интересы высшей политики. Раб Алан умрет, я сказал!

Неожиданно успокоившись, Аор вдруг усмехнулся и опустился на свое место.

— Льва нелегко поймать в силки, расставленные для шакалов, — заговорил он насмешливо и спокойно. — Угрожать легко. Попробуйте — сделать. Сотникам Аполонодора уже известна ваша преступная затея, победоносные полки его армий через два дня войдут в город.

— А еще сегодня голова презренного скифа будет преподнесена тебе в подарок!

Это выкрикнул со своего места Антимах, весь подобравшийся от ненависти и гнева.

— Ну что ж, гиена — достойный противник льва. Сила и хитрость рассудят вас. Пусть победит сильнейший. Я умолкаю. Достойные служители государства, вам больше не о чем беспокоиться. Великий царь обещал подарить нам голову ничтожного раба. Подождем.

Взбешенный Антимах отшвырнул свое кресло и в окружении нескольких сотников своей дружины покинул совещание.

На пороге он еще раз остановился и бросил притихшему совету зловещую фразу:

— Клянусь светлейшим Олимпом, еще до восхода солнца я принесу сюда голову скифской собаки!

— Почему ты не отвечаешь мне? Поцелуй меня! И вот уже руки воина, привыкшие к железу, сжали гибкое девичье тело. Лаодика прильнула к нему, и в то же мгновение Алан почувствовал, как что-то холодное и острое больно кольнуло в грудь. Он отстранил девушку, расстегнул свой кожаный нагрудник и извлек из-под него то, что всегда носил с собой. Вот он лежит на ладони. Холодный, твердый и острый. Бронзовый посланец далеких лесов и гор… Подарок маленькой черноглазой подруги…

— Какой красивый нож! Откуда он у тебя? Что за странные узоры вырезаны на рукоятке? Я никогда не видела таких. Ой, смотри, ты порезался, на нем кровь!

Молчит чужеземец. Только глаза туманятся все больше. Он словно и не видит ее. Медленно поднимается на ноги:

— Прости… Прости, Лаодика, я забылся… Не к лицу полководцу забывать о друзьях. Они ждут меня. Я иду к ним, прощай.

— Нет. Тебя убьют там! Не уходи, не покидай меня, я знаю, больше никогда я не увижу тебя! Не уходи, чужеземец!

— Прощай, Лаодика…

И вот уже идет по коридору, услышав звон оружия, прежний суровый и грозный Аполонодор Артамитский. Навстречу из двери выбегает задыхающийся Мипоксай с окровавленным мечом. Увидев Алана, он чуть не вскрикнул от радости:

— Мы ждали тебя целый час, как ты велел. Я думал: случилось несчастье! В городе творится что-то странное, полно дружинников Антимаха, какие-то подозрительные люди разыскивают тебя, а в северные ворота тайно впустили сотню арасов, ту, что изменила нам. Говорят, с ней твой друг…

— Сейчас все узнаем, скорее туда!

— Если только вырвемся отсюда — дворец битком набит гвардейцами Антимаха!

— Тем хуже для них!

Два зарубленных десятника остались у входа в зал, и четверо людей, не задерживаясь, ринулись дальше. Мелькали коридоры, двери, уже близко выход! Но вот из-за распахнутой двери на них бросилось человек двадцать хорошо вооруженных воинов. Длинный меч Алана каждым ударом валил врага. Только благодаря его необычной силе и ловкости да искусству и отчаянному напору друзей им удалось прорваться в один из боковых залов, не имеющих второго выхода. Захлопнуть дверь и завалить ее всем, что попадалось под руку, было делом одной минуты. Но непрочное сооружение уже трещало от сильных ударов снаружи.

— Кажется, поздно, — упавшим голосом проговорил Мипоксай. Алан крепко притянул его к себе и, заглянув в самые глаза, толкнул к окну.

— Прыгай и веди сюда всех, кто ждет нас у храма Афины! Скорее, не теряй ни одного мгновения!

Обломки разбитого ставня полетели вниз, и вслед за ними в темноте исчез Мипоксай. Подавшись вперед, несколько мгновений Алан слушал лай сторожевых собак, чьи-то крики, звон оружия… Мелькали факелы… Его заставил обернуться лишь грохот рухнувшей двери.

Трудно сказать, сколько времени три человека дробили каждую голову, осмелившуюся протиснуться в узкое отверстие двери. Вот их осталось двое — один из тех, кто считал своим долгом сопровождать командира, упал, пронзенный вражеским копьем… Груда мертвых врагов почти забила вход в зал, когда в окне показалась толстая перекладина лестницы… Не переставая отражать удары, Алан бросил на нее отчаянный взгляд. Это коней, они не смогут защищаться с двух сторон! В это мгновение с тяжелым стоном упал к его ногам последний боевой товарищ. И все-таки еще пять-шесть мгновений враги не могли проникнуть в зал, пока все не завертелось у Алана перед глазами от звонкого удара палицы, обрушившейся на шлем. Уходило сознание. Нечеловеческим усилием воли он приказал себе — стой! И даже сумел подхватить выпавший было меч, но в нем уже не было надобности. В окно прыгнул Мипоксай, вслед за ним обрушились на врагов разъяренные воины верных полков Алана… Кто-то подхватил под руки покачнувшегося полководца, кто-то поправил шлем, кто-то подал все-таки выпавший меч…

Пришел Алан в себя лишь на улице от резкого ветра, бившего в лицо. Некоторое время он плохо понимал, куда они едут. Мелькали бочки, факелы, лица бегущих людей, но вот сбоку послышался нарастающий стук копыт, и тут только Алан сообразил, что Мипоксай вывел их наперерез большому конному отряду. Почти столкнувшись, оба отряда остановились, и со стороны незнакомых всадников вперед выехал человек. Приложив руку к глазам, он силился рассмотреть, кто загородил ему дорогу. Алан узнал его остроконечный шлем, и военный клич лесного племени потряс воздух. Этот клич словно ударил Герата в лицо. Ему показалось, что даже конь в ужасе попятился. Не знающие пощады и поражений воины Аполонодора уже врубились в ряды отряда Герата. Все смешалось в яростной ночной рубке. Некоторое время Алан еще пытался отыскать в этой каше бежавшего изменника. Сперва он хотел мирно поговорить с Гератом, надеясь, что тот отзовется на клич родного племени, где-то еще теплилась надежда, что сейчас все объяснится.

Но Герат трусливо шарахнулся в сторону и этим сразу же развеял последние сомнения Алана.

Горькое слово «измена» больно ударило по сердцу. Алан машинально отражал удары, не думая о том, куда несет его людской поток. Опомнился он, когда рубка вокруг прекратилась, и тут только заметил, что конь вынес его в коней обоза разбитого отряда изменника. Дико ржали перепуганные лошади, с треском сталкивались обозные колесницы. Придержав жеребца, Алан прижался к стене, и стал внимательно наблюдать. Ему показалось, что где-то здесь вновь мелькнул остроконечный шлем. Да, он не ошибся!

В лунных отблесках Алан ясно различил знакомую фигуру, пробиравшуюся к одной из колесниц.

ГЛАВА XXII

Что надо здесь изменнику? Алан придержал коня, стараясь разрешить эту загадку. Вот Герат нагнулся над колесницей, воровато оглянувшись, быстро подхватил на руки большой бесформенный предмет и повернул в приоткрытые ворота ближайшего двора. Алан стегнул жеребца и в два прыжка очутился перед ним.

34
{"b":"11309","o":1}