ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сделав вид, что не заметил угрожающей позы боцмана, Неверов пододвинул стул и непринужденно уселся напротив помощника.

— Мне нужна информация. Я не собираюсь вмешиваться в ваши дела. Где штурман Ленц?

— Уже успели познакомиться? Я не потерплю в своей команде соглядатаев. Ленц арестован.

— Разве мы его арестовали? — спросил капитан, стараясь изобразить на своем лице недоумение. Он производил впечатление человека, не отвечающего за свои поступки. Неверов не знал наркотика, который мог бы вызвать такую извращенную, заторможенную реакцию, к тому же он не знал, как выглядел капитан в нормальном состоянии. Ситуация запутывалась и ухудшалась с каждой минутой.

— Так могу я встретиться с Ленцем? — еще раз спросил Неверов.

— Боцман, чего ты ждешь? Ты не слышал приказа?

Боцман медленно обошел стол. Теперь он стоял за спиной Степана, но тот даже не повернул головы.

— Сударь! Вы слышали, что сказал мой помощник? Вам лучше уйти! Он очень суровый человек. Он даже чаю не пьет в кают-компании!

Сказав эту загадочную фразу, капитан отвернулся, словно неожиданно и полностью утратил интерес к происходящему.

Неверов прекрасно понимал, что если уступит сейчас, то надолго потеряет контроль над ситуацией, оставив корабль в руках человека, который, возможно, воспользовался состоянием капитана, чтобы присвоить себе его полномочия. К тому же весьма вероятно, что теперешнее состояние капитана его рук дело это еще предстояло выяснить. А кроме того, ему так и не соизволили ответить, что же произошло с кораблем.

Неверов сидел совершенно неподвижно, чуть сгорбившись, уставившись в полированную крышку стола и внимательно наблюдая за действиями боцмана, стоявшего за его спиной. Ему не хотелось начинать официальное знакомство с командой «Севастополя». Но он не мог понять, чем вызвана агрессивность первого помощника. Что-то за ней скрывалось. И это «что-то» нравилось Неверову все меньше.

Слишком многое зависело теперь от этой троицы. Возможно, даже жизнь всех пассажиров лайнера, а потому Неверов сидел неподвижно, съежившись, словно прирос намертво к стулу. Со стороны он был похож на большую темную птицу. По такой позе, по всему его внешнему виду нельзя было предположить, какая стальная сила скрывалась в мышцах этого человека.

Никто так и не понял, что случилось с боцманом, когда тот, потеряв наконец терпение, попытался вытряхнуть из-за стола нахального посетителя.

Боцман вдруг как-то странно согнулся, уперся плечом в край стола и медленно сполз на пол, заполнив своей неподвижно распластанной тушей добрую половину любимого ковра капитана.

А Неверов, словно ничего не случилось, начал неторопливо разворачивать сверток из каких-то рваных и грязных тряпок, который незадолго до этого водрузил на безукоризненно чистый штурманский стол капитана, вызвав тем самым новый взрыв ярости со стороны его помощника.

— Убирайтесь отсюда! Я позову охрану!

— Где вы ее сейчас найдете, да и зачем вам она? Что это изменит в нашем теперешнем положении?

Когда тряпичная оболочка открыла наконец содержимое свертка, над столом повисла натянутая как струна тишина, нарушаемая лишь металлическим клацаньем собираемого Неверовым механизма станнера.

Минуты две стояла эта тишина. Боцман на полу начал проявлять первые признаки жизни. Даже ко всему безучастный капитан с интересом уставился на блестящую игрушку в руках Неверова.

— Ну, хорошо, — наконец выдавил из себя помощник. — Возможно, я погорячился. Мы могли бы договориться. В конце концов нам очень скоро понадобятся ваши профессиональные навыки.

— Видите ли, господин…

— Асохин.

— Видите ли, господин Асохин. Конечно, мы можем договориться. Весь вопрос в том, о чем нам следует договариваться. Мне это пока совершенно неясно. Правительство Федерации наделило меня особыми полномочиями и поручило разобраться в причинах неоднократного исчезновения кораблей в районе Центавра. Если вы готовы сотрудничать со мной по этому вопросу, тогда мы, конечно, договоримся.

— Нет у вас больше никаких полномочий. Мы вышли из оверсайда в совершенно незнакомом районе космоса, координаты полностью утрачены. Этот корабль никогда уже не вернется на Землю. Через день-другой, когда пассажиры поймут, что с нами произошло и что их ждет, после того как на лайнере кончатся запасы продуктов, здесь начнется кровавая бойня за каждый кусок хлеба. Вот тогда мне и могут понадобиться ваши профессиональные навыки.

Неожиданно басовитый вибрирующий звук потряс корпус корабля, словно где-то глубоко в недрах его металлического корпуса включили циркулярную пилу. Звук этот расширился, вырос, заставив мелко завибрировать стены переборок, и, почти сразу же пойдя на убыль, полностью стих.

— Что это было? — не повышая голоса, спокойно спросил Неверов, прилаживая на место последние детали станнера.

— По-моему, стартовала одна из наших спасательных шлюпок. У кого-то уже не выдержали нервы…

— Включите обзорный экран. Нервы тут ни при чем. Человек, укравший шлюпку, прекрасно знал, что он делает.

ГЛАВА 6

Светлое пятно уходившей от корабля шлюпки на экране локатора медленно уменьшалось, превращаясь в едва заметную точку.

Напряженная обстановка в рубке нисколько не уменьшилась, хотя помощник и выполнил требование Неверова — включил обзорный экран.

Боцман начал приходить в себя и теперь сидел, привалясь спиной к стене переборки.

Собранный станнер зловеще поблескивал на столе перед Неверовым. Казалось, на него никто не обращает внимания, все были слишком заняты развернувшимся перед ними последним актом трагедии.

Шлюпка с неизвестным пилотом на борту, отчалив от «Севастополя», постепенно растворялась в темноте космоса, теряясь на фоне далеких звезд.

— У него горючего на одну посадку. А жизнеобеспечения хватит на два часа. Почему вы думаете, что он понимает, что делает? — Помощник все еще не решил, как ему следует держаться с Неверовым, и спросил, не глядя в его сторону, словно вопрос был адресован кому-то за пределами рубки.

— Это нетрудно проверить. Запросите информаторий, и если пассажира из двести сороковой каюты не окажется на борту…

— Вы хотите сказать, что знаете, кто этот самоубийца?

— Он вовсе не самоубийца. Как долго ваши локаторы смогут сопровождать шлюпку?

— Еще минут пять. Зачем это вам?

— Постарайтесь как можно точнее определить сектор, в который он направил свою посудину. Там что-то должно быть. Корабль или планета в пределах досягаемости его шлюпки. Если на ее борту находится пассажир из двести сороковой каюты, то скорее всего он имеет самое непосредственное отношение к изменению курса «Севастополя».

Последние слова Неверова произвели на помощника должное впечатление, и, не задавая больше вопросов, он набрал код центрального компьютера.

Через минуту стало ясно, что таинственного пассажира из двести сороковой каюты на борту нет.

— Приведите Ленца.

Распоряжение Асохина относилось к боцману, который к этому моменту полностью пришел в себя, хотя, видимо, до конца так и не понял, что, собственно, с ним произошло.

— Но ведь он заперт на гауптвахте!

— Так освободите его! Нам понадобится штурман. Возможно, в том, что произошло, нет его вины. Мы, кажется, погорячились.

Когда они остались вдвоем — капитана вполне можно было не принимать в расчет, помощник вновь обратился к Неверову со своим предложением:

— Вы так и не ответили, готовы ли вы возглавить службу безопасности «Севастополя»?

— Это непростой вопрос. В ближайшее время, если мои предположения оправдаются, нам предстоит посадка на планету, а это в корне изменит всю ситуацию. В любом случае я должен подумать.

Прежде всего Неверов хотел оставить за собой свободу действий, к тому же ему не нравился этот человек. Не нравилось, что он подменил капитана, воспользовавшись его болезнью. (Не он ли тайная ее причина?) Строжайший медицинский контроль вряд ли доверит командование кораблем потенциальному наркоману. С причиной болезни капитана еще придется разбираться.

10
{"b":"11313","o":1}