ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дикий дракон Сандеррина
Как испортить первое свидание: знакомство, разговоры, секс
Охотники за костями. Том 2
Аромат невинности. Дыхание жизни
Августовские танки
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Один против Абвера
Люди черного дракона
A
A

Теперь у него оставались считанные секунды.

ГЛАВА 11

Стрелять сквозь решетку он не мог. Небольшие, около двух миллиметров в диаметре, отверстия были просверлены в толстом стальном листе.

На какое-то мгновение он замер, все еще не желая до конца поверить в случившееся. Но разговор двух человек внизу развеял последние сомнения.

— Я так и думал, что этот паршивец Делони переметнется, где уж ему было сладить с «космическим беретом». Зато ваш план удался, и Неверов сейчас где-то здесь, возможно, прямо над нами.

— Ты дал ему нужную карту?

— Конечно! Но он наверняка захочет убедиться в том, что находится над рубкой, прежде чем начнет действовать.

Боцман поднял голову и пристально посмотрел на решетку воздухопроводного люка. Неверову казалось, что его взгляд проходит сквозь металл и раскаленными иглами вонзается в голову. Больше всего в этом мире он ненавидел предателей, двуручных негодяев, способных подыгрывать кому угодно, лишь бы это было им выгодно в данный момент. Сколько хороших ребят погибло из-за таких мерзавцев! И сейчас один из них стоял прямо под ним. Ничто уже не могло остановить его, никакая стальная плита.

Он откатился назад метра на два, не заботясь о том грохоте, которое произвели его ботинки, ударяясь о переборку. Сейчас все решали мгновения.

Повернув регулятор мощности на второе от нижнего края деление, он навел станнер на решетку и, зажмурив глаза, нажал спуск. Хорошо знакомый свист электронного разряда перекрыло фырканье расплавленного металла, в лицо хлестнуло ослепительным даже сквозь закрытые веки светом.

Уже через мгновение, после того как решетка перестала существовать, он лежал на краю оплавленного отверстия, не обращая внимания на дымящуюся куртку и резкую мучительную боль ожогов.

И все же на какой-то миг он опоздал. Дверь в рубку уже закрывалась. Однако широкая спина боцмана все еще виднелась сквозь стремительно сужавшееся отверстие дверного проема. Неверов повел стволом в сторону двери, до предела сузил луч, чтобы не задеть приборов и пультов управления рубки, и лишь после этого вторично нажал на спуск.

Узкое белое лезвие разряда вонзилось в отверстие проема. Раздался пронзительный вопль, и дверь тут же захлопнулась, отрезая его от беглецов. Но ему и не надо было видеть результат своего выстрела — он и так знал, что с этого мгновения одним предателем стало меньше.

Теперь он смог спрыгнуть вниз и заняться своими ожогами и все еще тлеющей курткой. Только после этого Неверов наконец сообразил, что находится в корабельной рубке. Вернее, это сама рубка находилась в его полном распоряжении, но, возможно, совсем ненадолго, если он немедленно не предпримет каких-то мер.

Прежде всего следовало запереть и заблокировать входную дверь — что он и сделал, повернув для верности указатель блокировки в сектор с надписью «полная разгерметизация внешних отсеков».

Зашипел нагнетаемый под давлением воздух, уши сдавило от боли, зато теперь он знал, что входную дверь удастся сдвинуть с места разве что с помощью корабельного подъемного крана.

После этого он занялся автономным энергообеспечением рубки, прекрасно понимая, что его противники, так же как и он сам недавно, прежде всего попытаются лишить его энергии.

Когда с этим было покончено и вделанные в стенные переборки аварийные генераторы равномерно заворчали, словно огромные дружелюбные псы, он наконец позволил себе слегка расслабиться и оценить создавшуюся обстановку.

Благодаря своему везению и, возможно, в немалой степени упорству (он полагал, что имеет полное право после всего пережитого хотя бы немного польстить себе) он фактически поменялся со своими противниками ролями.

Теперь он сам мог заблокировать любой отсек и любые механизмы корабля. Некоторые из них имели автономное управление, но все они так или иначе подчинялись командам центрального корабельного компьютера, и этот управляющий всем кораблем центр всегда отдавал предпочтение командам рубки перед всеми другими, с каких бы постов они ни поступали. Кажется, это называлось на языке компьютерных спецов «наивысшим приоритетом команд».

На курсах по кораблевождению Неверову объясняли, что это сделано на случай непредвиденных ситуаций, во время аварий и серьезных повреждений корабля. Для того чтобы противоречивые команды, которые могли поступать в такой ситуации из разных пунктов, не заблокировали центральный компьютер, и был разработан принцип «наивысшего приоритета».

Теперь он мог им воспользоваться и полностью подавить противодействие своим собственным командам, идущим из центральной рубки.

Однако его противники слишком долго осваивались с изменившейся ситуацией. Только сейчас он увидел по показаниям приборов, что они пытаются перекрыть энергетические каналы, питавшие рубку через машинное отделение. Слишком поздно. Минуты на две раньше, и он не смог бы запустить аварийные генераторы. Сейчас же он легко подавил все посторонние команды, очистил от них главные линии связи с центральным компьютером и вызвал каюты, в которых расположились люди его отряда.

Коротко объяснив ситуацию, он отдал все необходимые для начала захвата корабля распоряжения, перекрыл пассажирские палубы, чтобы исключить случайные жертвы среди пассажиров, и стал ждать начала штурма.

Вскоре микрофоны донесли до него знакомые свистящие звуки выстрелов станнеров.

Теперь он походил на дирижера небольшого оркестра. Отсюда, из рубки, оснащенной многочисленными мониторами, он мог видеть происходящее сражение, разбивая его на отдельные, сколь угодно мелкие эпизоды. С экранов оно воспринималось отстраненно, словно некая компьютерная игра.

Даже кровь на цветных мониторах никогда не бывает по-настоящему красной…

Он старался в меру возможностей сократить число жертв, но это не всегда удавалось.

Неожиданный ожесточенный очаг сопротивления возник на нижней палубе, граничившей со стартовым отсеком. Лишь позже он понял, что там происходило, а сейчас, перекрыв засевшим на нижней палубе все отходы, он предложил сдаться — ответа не последовало, пришлось штурмовать и этот отсек. Неверов не мог оставить на корабле неподконтрольные вооруженные группировки. Он знал, что такие группы имеют тенденцию затаиваться на некоторое время, разрастаться и потом вдруг всплывать на поверхность, унося с собой намного больше жизней.

Неожиданно корабль содрогнулся от мощного толчка, и на центральном мониторе вспыхнули слова сообщения: «Произведен запуск спасательной шлюпки».

— Только этого нам не хватало! — пробормотал Неверов, стремительными переключениями вызовов различных отсеков пытаясь найти Карлоса. Наконец тот отозвался.

— Сколько времени вам надо, чтобы пробиться к рубке?

— Если атаковать в том же замедленном темпе, который был задан с самого начала, понадобится еще часа два.

— Что происходит на нижней палубе? Что за шлюпка от нас стартовала?

— Этого я не знаю, нижнюю палубу контролируют стрелки Асохина.

— Ладно. Я подумаю, что с этим можно сделать.

Выходит, помощи ему не дождаться. Когда она подоспеет, будет уже слишком поздно. Надо немедленно что-то предпринять, чтобы не дать отряду Асохина захватить все спасательные шлюпки и создать на планете свою собственную базу. Если Асохину это удастся, их собственная высадка на планету становилась весьма проблематичной.

Асохин и его команда быстро поняли, что проигрывают схватку за корабль, и поступили весьма разумно, бросив все силы к шлюпочной палубе и обеспечив себе контроль над спасательными шлюпками.

Главная неприятность заключалась в том, что единственные механизмы, не подчиненные контролю центрального компьютера, находились именно на этой палубе… Спасательные шлюпки всегда должны были оставаться автономными таковы требования безопасности. Любой член экипажа, добравшийся до спасательной шлюпки, становился ее полновластным хозяином независимо от того, что творилось на корабле в этот момент.

19
{"b":"11313","o":1}