ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я — второй! Контроль системы! Сообщи напряжение в функциональном блоке! — Слова Глеба упали в гнетущую тишину.

Робот молчал. Глеб попробовал зайти с другого конца:

— Я — второй! Выйди из отсека!

Медленно, словно нехотя робот шевельнулся. Показалась плоская, как тарелка, подошва и намертво присосалась к гладкой плите пола. Все так же, не торопясь, робот выпрямился. Глеб не был уверен, что это результат его приказа, и, чтобы проверить это, подал новую команду:

— Повернись на девяносто градусов!

Робот не двигался. В его груди, закрытый металлическими шторками, словно жало змеи, притаился ствол лазера. В случае если, сломав ограничительные блоки, он все же решится напасть, то применит именно лазер. Человек — слишком ничтожная цель для нейтринного излучателя. Глеб повторил команду и сам удивился собственному хриплому голосу:

— Я — второй! Повернись на девяносто градусов!

Робот стоял в задумчивости. Глеб видел, как медленно раскрылись створки лазерной амбразуры и тут же снова закрылись. Потом открылись еще раз и опять закрылись, словно в электронных мозгах машины шла какая-то невидимая борьба. Словно робот, как человек, не мог прийти к правильному решению. Словно он был способен, подобно человеку, колебаться и испытывать сомнения… Больше Глеб не произнес ни слова. Малейшее смещение сигналов в управляющих цепях киба могло подтолкнуть машину к последнему рубежу, уничтожить остатки запретов, и тогда он пустит в ход лазер…

Тягучая неподвижность становилась невыносимой. Глеб чувствовал, что ноги точно налились свинцом, от напряжения ломило в висках. Так долго не может продолжаться, он не выдержит… Хорошенькое дело… Дрожать перед собственным роботом… Да еще, возможно, на глазах неведомых зрителей, построивших это сооружение. Не зря отдельные неподвижные шары напоминали ему глаза, здесь должны быть какие-то следящие устройства — наверняка они есть.

Эта мысль помогла ему взять себя в руки, загнать цепенящий, сковывающий движения страх куда-то в глубь сознания.

Медленно, словно толкая перед собой невидимый груз, Глеб сделал шаг навстречу роботу, и ничего не случилось. Тогда так же медленно, приготовившись к самому худшему, он сделал еще шаг. Амбразура вновь открылась. Глеб видел, как мелко-мелко дрожат от неведомой вибрации ее шторки. В темной глубине блестела торцевая грань рубинового кристалла… И тут Глеб сорвался, вместо того, чтобы продолжать шаг за шагом приближаться к роботу, используя его нерешительность, он вскинул разрядник и бросился вперед, одним рывком стараясь преодолеть оставшиеся метры.

Робот вздрогнул, попятился, и почти в ту же секунду лазер выплюнул навстречу Глебу раскаленную светящуюся нить.

Прежде чем летящий со скоростью света луч ударил ему в грудь, Глеб успел подумать о множестве разных вещей — о том, например, что робот не может промахнуться. Он никогда не промахивается. Ствол лазера направляет электронно-счетная машина, а оптические дальномеры и координаторы безупречны. О том, что выстрел направлен точно ему в грудь и теперь, должно быть, уже прошел навылет. Что это лишь обрывки, остатки мыслей, которые сейчас угаснут навсегда.

Глеб внутренне сжался, ожидая удара и боли, но боли все не было… Вдруг он понял, что произошло невозможное, почти невероятное. Луч лазера встретил стеклянную ветвь дерева. Робот не принял ее в расчет. Любая материя на пути огромного заряда энергии, которую нес в себе лазерный луч, должна была мгновенно превратиться в пар, и такая ничтожная преграда не могла задержать его неотвратимого полета…

Стеклянная призма ветви и не стала его задерживать, лишь чуть сместила, преломила лазерный луч, пропустив его через себя, изменила угол полета, и смертоносный заряд энергии ушел вверх, бесследно затерялся в мешанине стеклянных зарослей…

Почти инстинктивно сразу после выстрела Глеб упал и замер. Невозможно было предсказать, как робот поступит дальше.

Он мог повторить выстрел, чуть изменив прицел, или хотя бы проверить результат первого… Но ничего этого робот не сделал. Скорее всего, сработали, наконец, остатки потенциалов, тех самых аварийных потенциалов, заложенных в его электронном мозгу, которые в случае нарушения основных запретов, как крайняя мера безопасности, должны были, по мысли конструктора, уничтожить машину, разрушив ее электронный мозг. Однако этого тоже не случилось. Казалось, робот испытывает что-то похожее на ужас от своего поступка. И хотя Глеб отлично знал, что машина лишена каких бы то ни было эмоций, не чем другим, как паническим ужасом, он не мог объяснить беспорядочное поспешное бегство робота.

Нелепая, прыгающая фигура киба несколько раз мелькнула среди стеклянных стволов, прежде чем исчезнуть вовсе. Трудно было сказать, чьей победой кончился этот поединок и кончился ли он… Но, по крайней мере, теперь в распоряжении Глеба оказался танк, и он не замедлил этим воспользоваться. Рация! Прежде всего ему нужна рация. Именно из-за нее он предпринял этот безнадежный поединок со взбесившимся роботом.

В центральной рубке танка все оставалось по-прежнему. Спокойным зеленым светом светились шкалы приборов, докладывая о том, что все системы мошной машины исправны. Торопливо переведя тумблеры рации в рабочее состояние, Глеб начал вызывать корабль и, не получив ответа, медленно переходил с одного диапазона на другой, полностью используя мощность передатчика, способного, в случае необходимости, пробить своим сигналом даже фотосферу звезды.

Однако за границы этой сферы его сигнал так и не вышел. Радиоволны не проходили ни в одном диапазоне. Локаторы в миллиметровом диапазоне смогли пробиться сквозь стеклянные заросли только до противоположной стены, и Глеб понял, что ее отделяет от него не меньше двух километров. Возможно, это только первый этаж… Никто не поручится, что под полом у этой штуки нет продолжения, недаром туда уходят корни… И если конструкция настолько велика, то и мощности, которыми глушится его сигнал, несопоставимы с мощностями генераторов танка.

Связь не работает… Как поставить в известность корабль? Эта мысль лихорадочно билась в его мозгу. Нужно попробовать отыскать шлюз, механизм, переместивший танк в закрытый купол… Возможно, там радиоволны смогут пробиться за пределы сферы. На экране локаторов Глеб мог видеть весь огромный двухкилометровый шатер, раскинувшийся у него над головой. Шлюз должен быть где-то здесь, рядом. Моторы заглохли сразу после взрыва… Потом началась вибрация. Он старался вспомнить остатки того немногого, что сохранилось в памяти перед полной потерей сознания. Скорее всего, моторы остановились до начала вибрации, и, значит, сюда танк попал уже неподвижным… Тогда шлюз должен быть где-то у него над головой, если, конечно, робот не включал двигатели внутри купола… В любом случае, надо искать шлюз. Но сначала необходимо сделать серию стандартных анализов. Никто не знает, что произойдет здесь через минуту… Удастся ли еще кому-нибудь из людей проникнуть в глубины этого таинственного сооружения, созданного чужим разумом. Запись этих анализов останется в бортовом журнале и будет автоматически включаться во все его передачи.

И вдруг Глеб понял, что попросту ищет оправдания. Оправдания тому, что уже понял: если бы сейчас, сию минуту перед ним открылся такой желанный и необходимый ему шлюз, он не направил бы в него машину… И не связь его сейчас больше всего волновала, хотя, конечно, неплохо было бы связаться с кораблем… Все его существо переполнило никогда не испытанное с такой силой чувство, которое вот уже многие тысячи лет двигало человечество вперед к новым открытиям, к новым неведомым мирам. На человеческом языке оно называлось довольно просто и буднично — любопытство. И, не пытаясь в этом разбираться, Глеб прекрасно понимал, что никуда он отсюда не уйдет, пока не выяснит, что это такое, или хотя бы не сделает все от него зависящее, чтобы это выяснить… А шлюз пока подождет.

Глеб нажал клавишу анализатора. «Будет что сообщить в радиограмме, если мне удастся пробиться наверх…» Конечно, это было всего лишь оправданием неожиданно сместившихся приоритетов. Однако это соображение помогло ему обрести большую уверенность в своих действиях.

19
{"b":"11314","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Каждому своё 2
Академия Арфен. Корона Эллгаров
Тетушка с угрозой для жизни
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
О, мой босс!
Муж в обмен на счастье
Люди с безграничными возможностями: В борьбе с собой и за себя
Моцарт в джунглях
С любовью, Лара Джин