ЛитМир - Электронная Библиотека

Но что могло находиться на поверхности этой планеты, полностью отрезанной от окружающего мира непроницаемой оболочкой черной дыры? Какой-то случайно уцелевший механизм? В спешке забытый перед отлетом робот? Чушь! За время, которое он провел внутри станции, любой механизм должен был превратиться в пыль! Тогда что это?

Глеб двинулся вдоль внутренней стороны купола к источнику звуков, инстинктивно укрываясь за стволами деревьев. На нем не было даже одежды, и хотя он чувствовал себя от этого еще более беспомощным, это обстоятельство делало его практически невидимым.

В неподвижном состоянии его тело невозможно было отличить от таких же прозрачных отростков стеклянных деревьев. Их формы были настолько разнообразны, что очертания человеческой фигуры полностью растворялись среди них.

По мере его продвижения звуки поскребывания постепенно ослабевали, и когда ему казалось, что, выбравшись из очередного переплетения стеклянных зарослей, он увидит, наконец, источник таинственных звуков, они прекратились вовсе. А место, откуда доносилось это странное царапание, ничем не отличалось от всех остальных.

Подойдя вплотную к стене купола, Глеб прижался к ней головой, с горечью подумав, что отсутствие лица имеет свои преимущества… Голова так плотно прилегла своей «лицевой» поверхностью к стене, что между ними не осталось ни малейшего просвета.

Но и это ничего не дало. Ночь снаружи была все так же черна и непроницаема для взгляда. Хотя его новое «кожное» зрение позволяло видеть детали, которых не различил бы обычный человеческий взгляд, он не заметил в непосредственной близости от станции ничего подозрительного. Разве что световые сполохи появились за вершинами ближайших холмов, но это, скорее всего, были обычные здесь разряды статического электричества.

Пробродив по станции еще около часа в надежде, что таинственный источник звуков вновь проявит себя, Глеб, наконец, отказался от дальнейших поисков, справедливо решив, что если звук появится, он вряд ли останется неуслышанным.

Следовало заняться какими-то более насущными делами… Но какими? Похоже, теперь у него не осталось никаких дел. Ведь если нет потребностей, нет и хлопот по их удовлетворению. И оставалось непонятным, сумеет ли он справиться с таким абсолютным бездельем чисто психологически. После некоторого размышления Глеб решил, что должен придумать себе какое-то занятие, пусть даже и не слишком необходимое для его теперешнего существования. Например, построить себе дом. Но ведь строить его придется внутри купола, и тогда это будет похоже на игру в куклы. Если бы он мог построить дом на поверхности планеты, полностью изолированный от влияния станции, это было бы совсем другое дело. Независимое жилье, принадлежащее ему одному. В конце концов, эта идея не так уж нелепа, как показалось ему на первый взгляд. Воздух для дыхания ему не нужен, и лишь космический холод, царивший за пределами купола, вызывал некоторые опасения. Он не знал, насколько велик запас энергии в его теле и как долго оно сможет сопротивляться лютой стуже в двести пятьдесят градусов мороза по Цельсию. Чем бы ни кончилась эта отчаянная затея, Глеб решил ее осуществить в самое ближайшее время. Выбраться из купола не составляло для него проблемы, его память хранила в себе биллионы эргов информации, столь необходимой для управления станцией и, как выясняется, не такой уж ненужной. Однако сейчас у него есть более важные задачи. Например, создание хоть какого-то оружия. Идея постройки наружного жилища выглядела несколько несвоевременно, когда снаружи появилась некая неизвестная ему сила, готовая вновь проявить себя в любой момент. Он задумался над тем, какое оружие мог бы изготовить, используя имевшиеся в его распоряжении материалы и механизмы. Что-нибудь достаточно простое и надежное, но холодное оружие будет выглядеть детской игрушкой на фоне тех космических сил, которые могли угрожать станции, а для создания энергетического оружия у него не хватает ни времени, ни знаний. Отложив эти бесплодные рассуждения на неопределенное время, Глеб решил немного отдохнуть… Странно, он не предполагал, что ему может потребоваться отдых и уж тем более сон, но именно в сон его и клонило, после всех волнений и передряг его нервная система требовала отдыха.

Он не стал сопротивляться этому желанию, оно, до крайней мере, могло отвлечь его от невеселых мыслей, которые раз за разом по кругу возвращались к выводу о полной безнадежности его положения.

Сон пришел почти сразу, и он был намного крепче, чем сон обычного человека. Глеб не знал, сколько времени продолжалось его полное отключение от окружающего мира и какие события он в нем пропустил.

Разбудил его звук колокола. Довольно мелодичный и сильный. Больше всего он походил на звук, который издает хрустальный бокал, если по нему слегка ударить металлическим предметом, — только был намного сильнее и глубже.

«Не спрашивай, по ком звонит колокол»… — пробормотал Глеб сакраментальную фразу, введенную в обиход еще в двадцатом веке Хемингуэем.

Он заснул сидя, прислонившись к одной из колонн, и теперь резко поднялся.

Вновь, как и в прошлый раз, определить сразу местоположение звука было весьма затруднительно. Казалось, звенит вся станция. Даже пол под его ногами слегка вибрировал. Удары были довольно редкими, и Глеба раздражало то, что они не ритмичны, — промежутки между ударами отличались друг от друга, и ему приходилось каждый раз с замиранием ожидать следующего удара, который всегда раздавался неожиданно.

Он больше не верил в то, что источник таинственных звуков находится внутри станции. Какое-то время ему казалось, что логические системы управления станцией, несомненно, обладавшие разумом, в гораздо большей степени, чем могли предположить их создатели, решили ему отомстить за бегство. Но после зрелого размышления Глеб пришел к выводу, что это предположение не имеет под собой никакой почвы. Многочисленные копии его нервной системы остались внутри управляющих блоков станции, получивших от него все, что им требовалось, и ничего не потерявших после его ухода. Больше того, он был уверен в том, что их связывает с ним нечто похожее на родство и станция уже только по этой причине не могла причинить ему вреда и не желала зла.

Но если он в этом прав, оставалась лишь одна причина… Враждебное внешнее воздействие сил, настолько могущественных, что даже оболочка черной звезды не оказалась для них непреодолимой преградой…

Наверно, если бы Глеб оставался человеком, он почувствовал бы ужас перед этой неведомой враждебной силой, пытавшейся разрушить единственное, оставшееся у него укрытие — стеклянные стены, отделявшие его от черной и холодной бездны, притаившейся снаружи… Да, ему не нужен теперь воздух для дыхания, но внутренней энергии его тела хватит ненадолго… Снаружи нет энерговодов, готовых каждую минуту предоставить ему любое необходимое количество энергии, и нет ни единого внешнего источника необходимой для его существования энергии, так что если станция будет разрушена, вместе с ней придет конец и ему.

Но Глеб больше не был человеком. Изменилась его психика. Отдав в распоряжение станции свой мозг и свое тело, он получил кое-что взамен. Например, понимание того, что смерть — всего лишь начало новой жизни, и еще — мужество для встречи с ней, если это окажется необходимым.

Лишь одно осталось неизменным — желание борьбы, желание не уступать враждебным внешним силам принадлежавшее ему жизненное пространство… Знать бы еще, что это за силы… Но если он и дальше собирается стоять неподвижно, ничего не предпринимая, ему этого никогда не узнать.

Труден всегда только первый шаг. Теперь, когда Глеб решил, что источник воздействия на станцию находится снаружи, оставалось проверить весь ее периметр вдоль наружной стены, что-то около шести километров извилистой тропинки, то подходившей вплотную к стене, то отступавшей от нее в тех местах, где толстые, причудливо изогнутые трубы энерговодов пронизывали снизу доверху все пространство станции. Прежде чем предпринимать какие-то действия, необходимо было выяснить, что собой представляет неизвестная сила, обрушившаяся на станцию.

37
{"b":"11314","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
История матери
Как победить стресс на работе за 7 дней
Противодраконья эскадрилья
Шаман. Похищенные
Палачи и герои
Тайны Торнвуда
Муж в обмен на счастье
Картина мира