ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну так как, за мной все еще сохраняется свобода выбора, я могу беспрепятственно покинуть ваш корабль?

— Разумеется, вы можете это сделать, если хорошо представляете, что за этим последует.

— И что же?

— Самое печальное, что только может случиться с таким игроком, как вы, Танаев. Вы окажетесь вне игры. Другие будут определять течение событий во внешнем мире, событий, в которых вы уже не сможете участвовать.

Многие тысячелетия вы проспали в своем стеклянном гробу, даже не ощущая течения времени, но теперь ваш мозг проснулся, и вы сейчас плохо представляете, что означает пытка бездействием для такой личности, как вы. Какая ирония! Создать такое совершенное тело, приобрести колоссальный объем знаний — и все это лишь для того, чтобы метаться внутри закапсулированного пространства в поисках выхода, которого там не будет. Вы к этому готовы, Танаев?

— Так я могу идти? — Вопросительно глядя на Хронста, стараясь поймать взгляд его убегающих глаз, Глеб медленно приподнялся со своего места и наконец увидел в глубине отведенных в сторону глаз князя то, что давно там искал, — огненные искры гнева, готовые выплеснуться наружу смертоносным, все сметающим на своем пути пламенем. На секунду его ноги стали ватными, страх на мгновение вспыхнул в его бессмертной душе и замедлил движение. Но этого было достаточно, чтобы князь заметил неуверенность собеседника и снова попытался броситься в словесную атаку.

— Не спешите, Танаев, не спешите. Ваши опасения оправданы — эта наша беседа может оказаться последней. Так стоит ли ее так быстро прерывать? Я еще не все вам сказал на прощание.

— Что бы вы ни сказали — это не изменит моего решения.

— Кто знает? Решения принимаются на основе информации, которой мы располагаем, вы уверены, что располагаете всей информацией?

— В этом никто не может быть уверен.

— Тем более стоит меня выслушать.

— Я слушаю, князь. Я внимательно слушаю.

— Что вы знаете о мальгрите?

— Только то, о чем вам уже донесли ваши соглядатаи.

— Этого недостаточно для того, чтобы составить правильное представление о том, какое могущество может он подарить человеку.

— Я не человек, князь, и меня это не касается.

— Как знать, Танаев, как знать… — Впервые с начала этой странной беседы, полной подводных камней и скрытых угроз, взгляд князя встретился со взглядом Танаева. Князь определенно чего-то ждал от него, поставив преграду своему гневу, уже полыхавшему в нем в полную силу. И наверняка он уже почувствовал угрозу. — Я мог бы изменить метаболизм вашего организма таким образом, чтобы действие мальгрита на него стало намного сильнее того действия, которое он оказывает на существ, изначально обладающих склонностью к волшебству. Только представьте, какие возможности это откроет перед вами! Я могу вам подарить почти беспредельное могущество! Хотите стать невидимым? Летать над городами своих бывших соотечественников? Хотите вершить судьбы целых народов, творить суд и расправу над виновными по своему усмотрению?

— Даже для вас существуют законы и правила. Вы хотите сказать, что собираетесь подарить мне свободу и могущество, превышающие ваши собственные? Я не могу этому поверить, князь!

— Вы слишком недоверчивы, слишком осторожны для решительного шага, вы предпочитаете все измерить и подсчитать, но существуют моменты, когда действовать надо стремительно и импульсивно, подчинившись внутреннему порыву, иначе можно навсегда упустить свой единственный шанс. Поезд уже отошел, Танаев. У вас еще есть возможность вскочить на его последнюю платформу, но еще миг промедления, и он уйдет без вас. А вы навсегда останетесь в числе тех, кто вечно ждет возвращения своего упущенного однажды шанса.

— И для этого я должен всего лишь позволить вам забраться внутрь моего тела и предоставить возможность изменить его так, как вам будет угодно.

— Я ведь уже делал это однажды!

— То были чисто внешние изменения, не затронувшие основных структур и самой моей сути, теперь вы хотите большего, не так ли, князь, я правильно вас понял?

— Ты правильно это понял, жалкий бывший человечишка! На свою беду ты правильно это понял! — Сейчас в голосе князя уже не осталось ничего человеческого. Теперь он напоминал рычание зверя, почувствовавшего запах крови. И почти сразу же вслед за этим последовал молчаливый приказ стражам. Грязная работа всегда предназначалась им, и на их долю выпадал основной риск. Шестеро существ, напоминавших гигантских обезьян двухметрового роста, с выбеленной сединой шерстью и длинными лапами, свисавшими почти до самого пола, вышли из-за портьер.

Уничтожение неугодных князю всегда было их работой. Они предназначались для нее изначально, с момента своего создания. В их маленьком мозгу не было ничего, кроме злобы и желания уничтожить врага, разорвать его тело своими длинными и острыми, как кинжалы, когтями. Зубы, не уступающие по мощи и длине когтям, им еще ни разу не приходилось пускать в дело, не находилось достойного противника. И они не спешили. Им некуда было спешить. Жертве еще никогда не удавалось прожить дольше минуты, после того как приказ на уничтожение был отдан.

Шаг, еще шаг… Танаев попятился. Он видел, что медлительность его новых врагов обманчива, что за ней скрывается реакция, способная пресечь любую попытку к бегству. Он и не пытался бежать. Он понимал, что их спор с князем закончится здесь и сейчас. Второй попытки ему предоставлено не будет.

И все же Глеб не до конца понимал происходящее. Хотя бы внешние приличия должны быть соблюдены… Князь пошел на нарушение каких-то, не им установленных законов, о которых вскользь упоминал…

Он должен понять это сейчас, немедленно, через секунду может быть уже поздно! Пока ему помогала лишь излишняя осторожность Хронста. Каждое из шестерых вызванных им существ стремилось добраться до Танаева первым, и желание это было так велико, что они с рычанием пытались отбросить друг друга, чтобы проложить себе дорогу к жертве. В узком пространстве кабинета вспышка их бешеной ярости подарила ему несколько драгоценных секунд. Но отступать уже было некуда, его спина уперлась в стену, и последние отведенные ему мгновения истекали, убегали, как вода в песок… Одно из чудовищ, очевидно, самое сильное, вырвалось вперед, не обращая внимания на кровавые полосы на своих боках, появившиеся от когтей сородичей. От Танаева его отделяли всего два метра. Одно движение лап, одно последнее движение… Казалось, время замедлилось. Никогда еще Танаев не видел окружающее в таких подробных деталях, никогда еще его мысль не работала с такой скоростью. Он бы, наверно, мог успеть пересчитать все шерстинки на протянувшихся к нему смертоносных лапах, но думал совершенно о другом.

Мелодичный звук, напоминавший звук стеклянного колокольчика, родившийся в глубине обвального грохота непонятных слов, мягко и настойчиво раздавался у него в мозгу… Где-то он его уже слышал, может быть, там, на станции, перед пробуждением, когда случайный разряд энергии повредил один из энерговодов и открыл дорогу его сознанию… Откуда он об этом знает? Откуда он может об этом знать? А колокольчик все звенел, принося с собой давно забытую мелодию и шепот: «Ты должен произнести слова власти».

— Я не знаю никаких слов!

— Ты знаешь. И ты их вспомнишь, если не хочешь погибнуть. У тебя остается меньше одного мгновения, намного меньше! Повторяй за мной: «Призываю тебя, властелин света! Поделись своей силой с одним из твоих сынов, ибо нет у меня другой надежды и не осталось времени, чтобы прийти к тебе обычной дорогой…»

Почему он это сказал? Почему эти слова прозвучали в пространстве вокруг него, отделившись от его тела, на котором уже зияла первая рана?

Правая лапа чудовища все-таки достала его, и когти прошлись от плеча вдоль руки, которой он пытался оттолкнуть настигавшую его смерть.

Бывают мгновения, когда человек становится зрителем собственной гибели лишь потому, что его воля парализована, потому что он не видит выхода и потерял последнюю надежду… Вот только с Танаевым этого не случилось скорее всего из-за того, что неожиданный рев Хронста вернул его в реальность происходящих вокруг событий. Лишь одно-единственное слово можно было различить в этом звероподобном реве:

58
{"b":"11314","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тепло его объятий
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Желтые розы для актрисы
Жизнь и смерть в ее руках
Мне сказали прийти одной
Мы – чемпионы! (сборник)
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
По кому Мендельсон плачет
Тайны Лемборнского университета