ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы хотите сказать, что история похищения циркония—два как-то связана с этим институтом?

— Несомненно. Цирконий—два — один из компонентов топлива какой-то сверхсекретной установки. И вот дальше начинается самое интересное… Здесь кончаются мои предположения и начинаются голые факты. Группа, похитившая цирконий на Таире, вывозит его на Арктурию. Наши разведслужбы садятся им на «хвост» и устанавливают место транспортировки похищенного материала. Арктуриане отказываются сотрудничать с нашими органами в поимке и разоблачении этой группы, хотя до этого почти во всем проявляли максимальную готовность к сотрудничеству. И, наконец, последний и самый интересный факт. Арктурианскому послу, человеку, которого в принципе не должно интересовать ни дело с похищением циркония, ни тем более технические подробности его применения, известна критическая масса этого искусственного радиоактивного элемента. Вы ее знаете?

— Нет… Разумеется, нет!

— Ее не знают даже ведущие специалисты. Этот элемент синтезирован совсем недавно на Таире, и данные о нем еще даже не попали в технические справочники. Да они и не могли туда попасть, поскольку все, что связано с работами по ТМ-генератору, подпадает под параграф государственной секретности.

— ТМ-генератор?

— Считайте, что это мой собственный термин. Название не имеет значения. А вот то, что арктурианский посол знает критическую массу циркония—два, имеет огромное значение.

Они молчали несколько минут. Слышен был лишь шелест листьев на полу, шум дождя с улицы совсем сюда не доносился. Он смолк так же, как смолкли звуки непроизнесенных слов.

«Вокзал, на который никогда не приходят поезда, — подумал Логинов. — Возможно, мы опоздали, возможно, последний поезд давно отправлен и уже ничего не удастся исправить». Он все еще надеялся, что это не так. Наконец Пайзе задумчиво произнесла:

— Здесь может быть только две возможности. Или арктуриане в своих разработках продвинулись дальше нас, или они узнали на Таире гораздо больше того, что нам хотелось.

— Есть еще одна возможность. Арктуриане могут быть связаны с захватом самым непосредственным образом. Но это всего лишь предположение… А вот то, что в этой ситуации захватчики попадут в цейтнот и начнут действовать без малейшего промедления, не вызывает сомнения.

Он все еще боялся оформить в окончательные выводы свои самые худшие предположения.

— Вы хотите сказать, что следующая фаза захвата начнется в ближайшие дни?

— Возможно, даже часы. Они постараются покончить с нами здесь как можно скорее, развязать себе руки и все свое внимание переключить на Таиру.

— Вы должны доложить все свои выводы руководству.

— Разумеется, я это сделаю. Для этого, собственно, мне и нужен был ваш совет. Я сам только что понял, насколько все это серьезно.

Он протянул ей маленькое колечко с синим камешком, которое давно выбрал в арсенале технических средств Управления, хотя и мечтал сделать ей совсем не такой подарок… Тем не менее, догадавшись, она улыбнулась.

— Приемник разовой связи?

Он кивнул.

— Как только получите сигнал, где бы вы ни были, что бы ни происходило вокруг, приходите в Нортон-парк на станцию надземки, в то место, на котором мы встретились сегодня. Я буду там ровно через час после сигнала. Ситуация непредсказуема. Вполне возможно, мне не удастся связаться с вами по обычным каналам.

После того как Перлис ушла, Логинов долго еще пытался восстановить ту нежную, едва уловимую мелодию, с которой началось сегодняшнее утро. Ничего у него не получилось. Скорлупа униформы сомкнулась вновь, листья стали обыкновенными листьями, а дождь разучился шептать слова любви.

ГЛАВА 8

Почти час понадобился Логинову для того, чтобы после ухода Перлис решиться на звонок начальнику Управления Шведову. Он был почти уверен, что в это время на месте окажется разве что ночной дежурный, и нажал кнопку вызова на своем фоне, скорее всего, просто для очистки совести.

К его удивлению, ответил секретарь Шведова. Логинов узнал его вечно недовольный хрипловатый голос.

— Ну, что там у вас?

— Мне необходимо встретиться с Игорем Владимировичем.

— Ночью?

— Еще только семь часов, и это код «ноль—один».

Секретарь молчал, наверное, с минуту, очевидно, получая инструкции по своим каналам связи. Наконец динамик фона щелкнул и произнес:

— Можете приходить.

— Прямо сейчас? — растерялся Логинов, не ожидавший столь скорого исполнения своей просьбы.

— Шведов вас ждет.

Фон отключился. Логинов пожал плечами. У него не спросили даже, через сколько времени он сможет быть в Управлении. Ему не верилось, что номер кода произвел на секретаря Шведова такое сильное впечатление. Возможно, Логинов понадобился начальству по какому-то другому делу. В любом случае встречей следует воспользоваться, чтобы обсудить его предположение. Только сейчас он вспомнил, что, увлекшись «резонами» и встречей с Перлис, он так и не успел подать ежедневного рапорта, и в Управлении все еще ничего не знают об арктурианском после и критической массе циркония.

Полчаса спустя Логинов входил в здание Управления.

Охраны на втором этаже он не увидел. При той степени электронной защиты, которая задействовалась по окончании рабочего дня, в ней не было никакой необходимости. В здание не мог войти ни один посторонний человек.

Шаги Логинова гулко отдавались в пустом коридоре, несмотря на толстый синтетический ковер. Он не знал, какие именно устройства безопасности и контроля скрывались под его пятнистой поверхностью. Здесь пахло затхлостью, пылью и мышами. Извечный запах канцелярии, переживший все реформации и нововведения. Из-за мышей система безопасности частенько давала сбои и ложные вызовы. С мышами упорно и пока что безрезультатно боролись. Их опрыскивали ядами, раскладывали отравленные приманки, отрабатывали на них новинки биологической лаборатории — все оказывалось бесполезным.

Пройдя коридор второго этажа, Логинов, к своему удивлению, обнаружил на массивных дубовых дверях приемной Шведова светящийся красный квадрат.

Похоже, его не дождались. Во всяком случае, начальства на месте не было. За дубовой дверью в небольшом «предбаннике» не оказалось даже личного секретаря Шведова.

Это показалось Логинову совсем уж странным. В Управлении не принято вызывать сотрудника к руководству и ничего не сообщать ему в случае, если такой вызов отменялся…

Голубоватым холодным светом мерцали на стенах экраны многочисленных дисплеев. Даже в отсутствие хозяев техника продолжала нести свою бессменную вахту.

Может быть, произошло что-то экстраординарное и где-то здесь для него оставлена почта? Он нагнулся над столом секретаря. Перед самым его лицом, на противоположной стене, сверкала массивная дверь сложнейшего электронного сейфа. Он не знал, какие тайны хранила в себе его металлическая утроба. При нем этот сейф никогда не открывали. Логинов не сомневался, что даже взвод хорошо подготовленных саперов не сумел бы справиться с этой дверью. Ее надежность словно символизировала собой всю мощь УВИВБа.

Не найдя на столе секретаря ничего адресованного лично ему, Логинов повернулся к регистратору, чтобы засвидетельствовать свой визит в приемную. На какое-то время дверь кабинета Шведова оказалась у него за спиной.

Вставив в щель свою личную карту, и нажав кнопку регистрации, он совсем было собрался выйти из приемной, но, заметив боковым зрением у себя за плечом какое-то движение, резко обернулся. Прямо перед ним, напротив окна, занавешенного плотной шторой, стоял светящийся призрак…

Призрак казался совершенно прозрачным; если бы в комнате не были задернуты шторы, Логинов бы его вообще не увидел.

Логиновым руководили скорее инстинкт и страх, чем холодный расчет. Он выхватил растер — повседневное оружие сотрудников Управления, с которым никогда не расставался, и, не задумываясь, нажал на спуск.

Растер в худшем случае мог оглушить человека, лишить его сознания, парализовать, но не убить. Впрочем, это зависело от регулируемой мощности луча… Артем увидел, как луч из его оружия прошел сквозь светящийся контур человека в районе груди, уперся в стену сейфа и погас, не причинив непрошеному визитеру ни малейшего вреда. Призрак не обратил на выстрел внимания. В его поведении вообще ничего не изменилось, казалось, он попросту не видел Логинова. Призрак начал двигаться. Он пересек комнату, остановился перед сейфом, затем сделал еще шаг, выставив перед собой руки, как ходят слепые.

12
{"b":"11315","o":1}