ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стоит мне ненадолго отлучиться, как в твоей постели появляются посторонние мужчины! Кто это?

Несмотря на насмешливую фразу, Перлис уловила и его тревогу за нее, и озабоченность происшедшим. Она почувствовала, как ее щеки вспыхнули от волнения, но, вместо того чтобы броситься ему навстречу, она ответила в том же насмешливом ключе:

— Ну, положим, он лежит не в моей постели, а рядом. Видимо, твое отсутствие плохо действует на посторонних мужчин. Это Юстис. Когда-то мы были близки, и я была такой глупой, что едва не вышла за него замуж. А сейчас он стал тем, кем и должен был стать. Жалким предателем. Прихвостнем арктуриан.

— Что ему было нужно от тебя?

— Он хотел, чтобы я последовала его примеру. Приглашал на беседу с капитаном арктурианского крейсера, предлагал стать членом их команды, несчастный дурак.

— Приглашал, как я понимаю, слишком настойчиво?

— Пытался. А что из этого получилось, ты видишь.

— Да уж вижу… Рука у тебя тяжелая.

Логинов нагнулся, проверил пульс у лежавшего на полу мужчины.

— Еще дышит, как ни странно. Собирай свои вещи и спускайся вниз. Его оставь здесь. Пусть с ним администрация разбирается, а у нас есть дела более срочные.

Торопливо следуя за Логиновым к лифту, Перлис все же спросила:

— Артем, как это возможно? Как получается так, что люди становятся предателями, даже те, кого мы хорошо знали? Столько людей стали пособниками захвата… Я этого не понимаю!

— Предрасположенность к предательству должна быть внутри человека. Благодаря внешним обстоятельствам она выходит наружу. Мне самому иногда становилось страшно от количества подобных случаев, и тогда я вспоминал Бекетова, или генерала Громова, или тебя…

Глядя под ноги, Логинов так и не заметил благодарной улыбки Перлис.

Минут через пятнадцать вся команда, за исключением Маквиса, уже сидела в захваченном Абасовым и Бекетовым каре.

— Никто не знает, куда подевался Маквис? — спросил Логинов просто так, на всякий случай. Он был уверен, что исчезновение переводчика каким-то образом связано с бурными событиями прошедшей ночи, но выяснить это немедленно не было никакой возможности.

— Я оставил в его номере записку с приказом немедленно отправляться в порт.

— Сдается мне, что за нами начата настоящая охота, и беспрепятственно добраться до космодрома нам не дадут. Я не успел еще тебе доложить, командир, арктурианский крейсер стоит недалеко от города, направление юго-юго восток, а расстояние всего километров десять, если верить спидометру кара. Мы не доехали до него метров пятьсот. Арктуриане даже маскироваться не стали, чувствуют себя хозяевами положения.

— Так оно и будет до тех пор, пока у нас нет корабля. Надеюсь, вы не обнаружили своего присутствия?

— Мы были осторожны и не стали ничего предпринимать без твоего приказа. Бекетов был уверен, что ты уже вернулся, — и оказался прав. Что теперь? Каковы наши дальнейшие действия? Эта бумага, вызывавшая нас на космодром для погрузки «Глэдис», была ловушкой?

— Не совсем. Хотя, пока я не увижу корабль собственными глазами, — я не поверю в его возвращение. Однако губернатор уверял меня в том, что «Глэдис» вернулась из завременья. В принципе — это возможно. Граница, отделявшая зону реального времени от завременья, все время движется, рано или поздно предметы, попавшие в завременье, перейдут в зону обычного времени. Так что все может быть. Вот это мы сейчас и проверим.

Ранний рассвет высветил на небе легкие облака. Сырой утренний ветер нес из развалин запахи разложения, и Логинов, стиснув зубы, быстро, насколько это позволяла дорога, вел машину по направлению к космодрому.

— Нам еще повезло, что арктуриане не взяли порт под свой контроль, — заметил Бекетов.

— Зачем он им? У них достаточно топлива, а их корабль приспособлен для посадок в любых местах, — ответил Абасов, тщетно пытаясь раскурить подмокшую сигарету.

— А ты откуда знаешь? — сразу же отреагировал Логинов.

— Из разговоров тех двоих умников, которые пытались нас захватить. Что будем делать, командир? Думаешь, таиряне согласятся добровольно вернуть нам корабль, если сообщение окажется правдой? У них ведь не осталось своего космического транспорта, наш мог бы весьма пригодиться…

— Без кодов компьютер не откроет люки и не включит двигатели. Они прекрасно знают, что коды изменить невозможно.

— Зато можно использовать кого-нибудь, кто их знает, — мрачно заметил Абасов.

— Маквис их не знает, если ты его имеешь в виду. И захватить нас пытались вовсе не таиряне. Мне показалось, что таиряне рады будут от нас избавиться и не станут чинить препятствий с отлетом.

Кар выскочил на пологий холм. Отсюда открылся хороший обзор лежавшего в широкой котловине космодрома. Утро уже полностью вступило в свои права. Прежде чем двигаться дальше, нужно было изучить обстановку, и Логинов остановил кар. Чтобы не обнаружить своего появления, они укрыли машину в небольшой балке. Абасов и Логинов, захватив электронные бинокли, ползком забрались на вершину холма.

Территория космодрома, видная отсюда в электронном умножителе со всеми мельчайшими деталями ее поверхности, выглядела совершенно заброшенной. Не было видно никакого движения. Подъезды заполняли в беспорядке разбросанные грузовые кары, некоторые из них перевернуты, не видно ни одного водителя, никого из обслуживающего персонала. Но на фоне всего этого беспорядка возвышалась гордая громада «Глэдис».

И как только они узнали свой корабль, как только поняли, что их самые смелые надежды оправдались и невозможное стало возможным, — все остальное потеряло значение. Даже невозмутимый Абасов собрался немедленно броситься к кораблю.

Логинову пришлось прибегнуть к прямому приказу, чтобы его остановить. Он очень не любил пользоваться своим командирским положением, не без оснований считая после всего пережитого каждого члена команды своим другом. Поэтому, остановив Абасова, он пояснил:

— Корабль действительно вернулся — но именно поэтому мы должны стать вдвойне осторожны. Здесь может быть устроена ловушка. Просто так арктуриане нас не отпустят.

Оба надолго замолчали, изучая в электронные бинокли подходы к космодрому и все подозрительные места. Но даже и после целого часа наблюдений им не удалось обнаружить на территории космодрома никакого движения. Казалось, порт вымер.

Бекетов, оставшийся в вездеходе вместе с Перлис, занялся проверкой двигателя кара, пострадавшего во время стычки с охранниками.

Лишь одна Перлис так и не нашла себе дела, отвлекающего от тягостной неопределенности. Ее мысли вновь и вновь возвращались к тому, что случилось в гостинице, к неожиданному появлению Юстиса и исчезновению Маквиса… Она думала о том, что события вновь ускоряют свой бег, подхватывают ее на свой гребень и несут куда-то прочь от нормальной человеческой жизни.

Она спрашивала себя, стоило ли ей так круто менять свою судьбу год назад, когда она после разрыва с Юстисом записалась добровольцем, по случайному стечению обстоятельств попала в школу УВИВБа? Не было ли это решение результатом внутренней подавленности, шока? Который раз спрашивала она себя об этом, и каждый раз ответ был одним и тем же: «Кто-то должен был остановить захват». И раз уж для этого не хватило мужчин, раз среди них появилось слишком много таких, как Юстис, — женщинам пришлось взвалить на свои плечи и эту нелегкую работу.

Среди ополченцев женщин было больше половины. И еще одну вещь сказала Перлис себе в утешение: «Не поступи я в школу УВИВБа, не было бы ни этой экспедиции, ни знакомства с Артемом, не этой моей, возможно последней, любви»…

Прервав ее раздумья, Бекетов распахнул дверцу кабины и, не залезая внутрь, тревожно посмотрел на Перлис.

— Что-то долго они задержались на своем наблюдательном посту. Не нравится мне это. Пойдем узнаем, в чем дело.

— Почему ты не хочешь связаться с ними по рации?

— Командир приказал соблюдать полное радиомолчание.

Абасов и Логинов, уже больше часа изучавшие территорию космодрома, так и не нашли ответа на вопрос, куда подевалась его охрана и весь обслуживающий персонал.

55
{"b":"11315","o":1}