ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Абасов за его спиной не сказал ни слова, и Логинов был ему за это благодарен. Набрав на настенном инфоре нужную комбинацию цифр, он высветил на его дисплее входной тамбур корабля, пустой и к тому же с двух сторон автоматически перекрытый воздухонепроницаемыми переборками. Люк, через который Логинов и Абасов полчаса назад вошли внутрь корабля, теперь оказался плотно закрытым. Оба некоторое время молча разглядывали на экране хорошо видный рычаг входного люка, так и оставшийся в положении «открыто».

— Значит, это из рубки, — проговорил Абасов, и Логинов впервые за эту долгую и нелегкую экспедицию не узнал его голоса.

Инстинктивно оба старались идти как можно тише, ступая шаг в шаг, хотя прекрасно понимали, что по металлической палубе, даже укрытой толстыми коврами, ходить совершенно бесшумно невозможно, да и идти-то им оставалось всего несколько шагов…

Логинов не успел вставить в электронный замок свою опознавательную карту. Еще до того, как он это сделал, дверь рубки медленно открылась им навстречу, словно приглашая войти.

В кресле Логинова сидел высокий человек в серебристом рабочем костюме космонавта. Земляне застыли у входа, не смея переступить порог рубки собственного корабля, Логинов почувствовал, как рукоять пистолета в его ладони стала неожиданно влажной. Казалось, продлись эта сцена еще пару секунд, и он нажмет спуск, так и не узнав, кто станет его мишенью, но именно в эти последние мгновения незнакомец неторопливо развернул вращающееся кресло в их сторону.

Палец Логинова до упора, до последнего щелчка придавил кнопку звукового пистолета, но стрелять Артем не стал. Возможно, потому, что в руках у незнакомца не было оружия, но скорее всего потому, что сидевшее в его кресле существо мало походило на человека.

Его лицо напоминало лицо грубо вылепленной куклы или манекена. На этой совершенно неподвижной маске двигались только глаза и губы.

— Кто вы такой? — спросил Логинов, опуская пистолет, но не расслабляясь ни на секунду. Он знал, что если понадобится — он успеет произвести выстрел навскидку быстрее, чем это существо поймет, что именно произошло.

— Меня зовут Инф.

— Я не спрашиваю, как вас зовут. Я спросил, кто вы?

— Информационный модуль компьютера этого корабля.

— У нашего компьютера нет никакого информационного модуля!

— Теперь есть.

Наглость непрошеного гостя вывела Логинова из себя. Затопивший сознание гнев смыл остатки страха.

— Убирайся из моего кресла! — угрожающе произнес Логинов, вновь поднимая пистолет.

— По-моему, это голограмма! — первым догадался Абасов. — Видишь это мерцание по краям? Стрелять в голограмму бессмысленно. Убери пистолет.

— Даже если ты прав, я не собираюсь сидеть внутри голограммы! Пусть убирается из моего кресла!

Лишь значительно позже Логинов смог оценить всю нелепость этого спора и иррациональность собственного поведения. В тот момент он не был способен рассуждать логически, наблюдая нереальную картину, развернувшуюся у них перед глазами.

Выполняя требование Логинова, изображение Инфа медленно поднялось в воздух, а затем погрузилось внутрь пульта. Инф исчез, растворился, не оставив после себя никаких следов. Разве что кожух лазерного проектора какое-то время оставался горячим, лишний раз подтверждая правоту Абасова. То, что они увидели в рубке, действительно было голограммой. Вот только голограммы не возникают сами по себе. Кроме проектора для этого необходим источник информации, объект, с которого снимается лазерная копия.

— Я знаю тех, кто умеет обращаться с голограммами настолько хорошо, чтобы создать подобное изображение.

Страх, следовавший за ними по пятам, с того момента как земляне вошли внутрь корабля, исчез, но напряжение не отпускало, и прохладный воздух кондиционеров показался Логинову раскаленным воздухом пустыни.

Радоваться было нечему. Голограмма исчезла, но это ровным счетом ничего не изменило. Они по-прежнему находились в закрытом корабле, в котором кто-то основательно похозяйничал. И, похоже, таинственному посетителю удалось изменить то, что всегда казалось Логинову незыблемым, — основной логический блок корабельного Компьютера. В любой момент их могли ожидать Новые сюрпризы. Они ничего не знали ни о характере этого воздействия, ни о глубине изменений, произведенных в недрах корабельного компьютера.

— Может быть, голограмму проецировали снаружи? — спросил Абасов с надеждой. Но Логинов в ответ отрицательно покачал головой.

— Это невозможно. Корпус экранирует корабль. К тому же работал наш, внутренний лазерный проектор.

— Думаешь, это дело рук арктуриан? — спросил Абасов. Он уже полностью овладел собой и разглядывал пульт корабля с холодным прищуром, словно ежесекундно ожидал появление притаившегося, невидимого врага.

— Даже в этом я не уверен. Арктуриане действительно большие мастера в создании голограмм. Им даже проекторы для этого не нужны. Но обычно они используют для своих голографических копий реально существующие объекты. То, что мы видели, напоминало скорее искусственно вылепленную куклу, модель, грубо и наспех созданную. На арктуриан это мало похоже.

— Надо что-то предпринимать. Связи нет. Люк закрылся, а наши там и в полном неведении обо всем, что здесь произошло. Прошло уже больше часа, как мы ушли на разведку.

Это трезвое замечание вернуло Логинова к насущным проблемам. Прежде всего необходимо было выяснить, в каком состоянии находится корабль, можно ли им управлять и есть ли на борту топливо в количествах, достаточных хотя бы для планетарных маневров. Артем чувствовал себя так, словно находился внутри мишени, выставленной на всеобщее обозрение. Космодром вокруг «Глэдис» пока не подавал признаков жизни, но никто не знал, как долго это будет продолжаться, и ни на секунду Логинов не забывал об угловых охранных вышках с автоматическими лазерными пушками, находившимися на их верхних площадках. Нужно было как можно скорее уводить корабль в другое место, если только это окажется возможным…

Серия предварительных тестов прошла успешно. Управляющая система вела себя так, словно ничего не случилось, но Логинов чувствовал, что это не так. Ему трудно было объяснить, что, собственно, ему не нравится в поведении машины. Все, что он ощущал, оставалось на грани интуиции. Чуть медленнее проходили команды, запаздывали ответы, стандартные фразы ответов не всегда соответствовали эталонам, заложенным в память машины…

Выглядело это так, словно внутрь компьютерной системы корабля проник какой-то вирус… Логинов так бы и подумал, если бы не знал, что это невозможно. Блоки памяти этой машины были отлиты на Земле, изменить их структуру было попросту невозможно.

Компьютер «Глэдис» можно было уничтожить, разрушив кристалл размером с тумбочку, находившийся в одной из колонн, поддерживавших пульт, но его нельзя было частично изменить и невозможно было добавить новые команды в память, управлявшую механизмами корабля.

Кто же, в таком случае, закрыл входной люк? И кто, пока их здесь не было, его открыл, нарушив основные системы зашиты? И кто, наконец, создал эту чертову голограмму, назвавшуюся Инфом?

Ответы на эти вопросы ему придется найти, но сейчас на это не было времени. Пока что Логинова устраивало то, что машина безоговорочно выполняла его простейшие команды. Люк вновь открылся, и в баках оказалось достаточно топлива. Пора было собрать на борту корабля всю команду и вместе решать, что делать дальше в этой непростой ситуации.

ГЛАВА 37

После того как на борт поднялись Перлис и Бекетов, Логинов усадил капитана за решение задачи, от которой в данный момент зависела их безопасность.

Прежде чем покинуть космодром, необходимо было рассчитать безопасную высоту подъема, чтобы локаторы стоявшего в десяти километрах арктурианского крейсера не обнаружили яхту.

Остальные члены команды занялись доскональной проверкой всех систем корабля и приведением его в пригодный для полета вид. Логинов надеялся, что картина, которую они обнаружат в собственных каютах, не выбьет их из рабочей колеи слишком надолго.

58
{"b":"11315","o":1}