ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Космодром вокруг них по-прежнему был пуст, и Логинову это не нравилось. Необходимо было увести отсюда корабль как можно быстрее, но прежде нужно заправить баки до самого верха. Неизвестно, когда им еще представится возможность найти топливо. Здесь же оно имелось в избытке. Космодром производил странное впечатление — казалось, весь обслуживающий персонал покинул его час назад и в любую минуту мог вернуться к своим обязанностям.

Заправкой занялся Абасов. Под прикрытием корабельных лазерных пушек, место за турелью которых заняла Перлис, он благополучно добрался до транспортного ангара и подогнал к кораблю заправщик с полными баками.

Заправка заняла полчаса, и во время этой процедуры восстановилась наконец связь. Но сколько Логинов ни старался, он так и не смог связаться с Маквисом. Не отвечал на вызовы даже его личный датчик. Человек словно сквозь землю провалился.

Поиски Маквиса решили провести в городе, после того как корабль удастся перегнать в безопасное место. Логинов не собирался немедленно стартовать, на Таире им нужно было завершить еще кое-какие дела.

Прежде всего он хотел выяснить, кто направлял ночных визитеров, пытавшихся прошлой ночью уничтожить всю его команду. Хотя его собственная встреча с арктурианином окончилась благополучно и даже помогла получить довольно интересную информацию, с которой еще предстояло разбираться, Артем решил, что нельзя оставлять без последствий подобное происшествие.

В его руках оказалось сразу несколько нитей, ведущих к целому клубку запутанных, противоречивых фактов. Не вызывало сомнений, что местная администрация каким-то образом сотрудничала с арктурианами. И те и другие, похоже, были заинтересованы в том, чтобы земляне как можно скорее покинула планету. Почему — неясно, особенно в отношении арктуриан. По логике, им бы надо было этому препятствовать изо всех сил, или У них имелись свои виды на Логинова и его людей?

Если бы не исчезновение Маквиса, Логинов немедленно отдал бы приказ стартовать к Земле. Но существовало незыблемое правило космических десантников: своих бросать нельзя, только если твердо уверен в гибели товарища.

Бекетов закончил расчеты безопасной орбиты, и оказалось, что с учетом увеличенной кривизны поверхности Таиры в запасе у них было метров сто высоты, до той отметки, за которой «Глэдис» появится на экранах радаров арктуриан. Высота была маловата для корабля класса «космическая яхта», особенно в первый момент старта, и Бекетову понадобится все его искусство, чтобы не проскочить стометровую отметку во время первого, стартового толчка двигателей. Но Логинов категорически отказался менять что-либо в полетном задании.

В последний раз запросив у бортового компьютера готовность всех систем, Бекетов потянулся было к стартовой кнопке, когда рука Логинова остановила его. В верхнем углу внешнего обзорного экрана, на самой его границе, появилось непонятное облачко пыли.

— Увеличь мощность локатора до предела. Нужно выяснить, что там такое.

Логинов все время инстинктивно ждал каких-то событий, слишком просто достался им корабль, слишком легко, без сучка, без задоринки прошла подготовка к старту, что-то должно было произойти, и он инстинктивно оттягивал последнюю команду на запуск двигателей. Он чувствовал себя так, словно сидел на заряженной бомбе, кнопка взрывателя которой связана со стартовой. Так что облачко пыли появилось на экране весьма кстати.

Искореженный, полуразбитый кар несся по склону холма, вниз к космодрому, без всякой дороги. Его преследовали пять или шесть новеньких полицейских машин, время от времени оглашавших окрестности пронзительным воем своих сирен. Эта их особенность включать сирены на короткое время и всегда неожиданно раздражала Логинова и вызывала желание помочь беглецу, кем бы он ни был.

Беседа с губернатором не прибавила ему уважения к местным властям, хотя он прекрасно понимал, что любое вмешательство усложнит их и без того нелегкое положение.

Беглец между тем, похоже, окончательно потерял рассудок, он взял еще круче вправо, где тропинка, которой он держался до сих пор, круто обрывалась в гряде валунов. Кар подбросило вверх метра на два, какие-то оторванные этим ударом детали разлетелись в разные стороны, но машина выдержала и даже не потеряла хода.

Своим отчаянным маневром преследуемый выиграл несколько десятков метров, поскольку ни одна полицейская машина не рискнула последовать его примеру. Полицейские обогнули препятствие и потеряли на этом несколько лишних секунд.

Теперь гонки велись уже на финишной прямой, на ровном поле космодрома, и беглец, похоже, направлялся прямо к кораблю землян.

На ровной бетонной поверхности новенькие полицейские машины очень быстро наверстывали выигранное беглецом расстояние. Их разделяло не больше двух десятков метров, когда идущий впереди полицейский кар открыл огонь из своих навесных лучеметов, расположенных на крыше. Ядовитые вспышки разрывов заплясали вокруг кара беглеца, ежесекундно грозя превратить машину в кучу мертвого металлолома.

— Ну, это уж слишком, — проворчал Абасов, — это, знаете ли, не по правилам: открывать огонь на поражение в присутствии представителей федеральных властей!

— Спасибо, что напомнил! — Логинов раздумывал всего мгновение. Оптические приборы наружного наблюдения поймали своими датчиками машину беглеца и давали теперь на оба экрана ее цветное увеличенное изображение. Несмотря на темное переднее стекло, защищенное светофильтром, лицо водителя показалось Артему знакомым. Но даже если он ошибался, если водитель не был Маквисом, — Абасов был прав: наступила пора вмешаться. В какой-то мере, несмотря на специфичность своего задания, они действительно являлись представителями федеральных властей, и Логинов не мог допустить, чтобы у него на глазах полицейские расстреляли беззащитного человека.

— Перлис, напомни им о нашем присутствии.

— Давно жду команды, шеф.

Лазерные пушки в башне над их головами, казалось, заговорили прежде, чем Логинов успел закончить фразу.

Две борозды вспученного закипевшего бетона пересекли взлетное поле, отсекая машину беглеца от преследователей.

Полицейские кары резко затормозили, один из них занесло, и он боком въехал в расплавленную бетонную массу. Через несколько мгновений машина вспыхнула как факел, но, к облегчению Логинова, прежде чем это случилось, экипаж успел выпрыгнуть на взлетное поле с противоположной от выжженной полосы стороны. Теперь все полицейские кары одновременно включили свои сирены и больше уже не выключали их, очевидно выражая таким оригинальным способом свое возмущение.

Беглец, почувствовав поддержку, увеличил скорость, но то ли он перестарался, то ли его машина, недавно перемахнувшая через каменный гребень, израсходовала остатки своего ресурса. Она резко остановилась, беглец распахнул дверцу и выпрыгнул наружу. Теперь уже ни у кого не осталось сомнений в том, что это Маквис.

— Откройте входной люк! — распорядился Логинов, втайне надеясь, что на этот раз корабль не выкинет очередного фортеля. Но все прошло гладко, чавкнули гидравлические штанги, и в поле космодрома уперлась ажурная металлическая лестница трапа.

Увидев ее, Маквис прибавил ходу, но и те четверо полицейских, которым удалось преодолеть полосу препятствий, воздвигнутую недрогнувшей рукой Перлис, прибавили ходу, на бегу расстегивая кобуры с оружием.

— Включить наружные микрофоны, — тихим голосом Логинов отдал команду, адресуясь к центральному компьютеру, и сразу же рубка наполнилась ревом пламени от горевшей машины, проклятиями и угрозами полицейских, требовавших от Маквиса немедленно остановиться. Но он продолжал бежать, молча и сосредоточенно.

— Какого дьявола они к нему прицепились? — спросил Абасов. — Может, мне его встретить?

— Не надо. Перлис справится сама. Предупреди их еще раз!

На этот раз в башне тихо мяукнул звуковой излучатель, один из полицейских споткнулся и плашмя грохнулся на бетон. Трое других остановились как вкопанные.

59
{"b":"11315","o":1}