ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что-то я за тобой особой жадности не замечала.

— Это потому, что мне никогда еще не приходилось пить жидкого золота. Каждый глоток этого напитка стоит намного дороже.

— По-моему, вино поглотило все твое внимание. Ты случайно не забыл обо мне?

— Не кокетничай, Перлис. Ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь.

— Слишком давно я это знаю и слишком долго жду.

Происходящее все еще казалось ему не совсем реальным. Он осторожно потянулся к ней через столик и прикоснулся к ее губам. Поцелуй отдавал ароматом незнакомых ягод. И получился слишком мимолетным, слишком нежным. Что-то ему мешало сломать последний лед, напластовавшийся между ними во время этого бесконечного ожидания, такого долгого, что ей, в конце концов, пришлось самой прийти к нему. И он не знал, нравится ли ему ее неженская смелость, сможет ли он забыть обо всем, что придумывал себе в оправдание долгими одинокими ночами…

Вдруг Артем понял, что на самом деле заставило его прервать поцелуй. Мысль о сотнях крохотных шпионов, которые притаились во всех углах корабля, которые могли слышать каждое его слово, каждое дыхание… А могли и не слышать. Неожиданно он понял, что, если не перестать об этом думать, он может потерять не только эту желанную женщину, но и свой собственный рассудок, превратиться в обыкновенного шизофреника с четко выраженной манией преследования.

Усмехнувшись своим мыслям, он утопил последние сомнения в следующем поцелуе, пересадил Перлис на любезно выскочившую из стенной ниши кровать и попытался избавиться от ее платья, в котором все время увязали его руки. Она легко отстранилась и, совершенно не стесняясь его, разделась сама.

Прежде чем растаял последний лед, прежде чем они забыли обо всем в объятиях друг друга, они долго еще лежали рядом, не шевелясь, взявшись за руки и слушая, как ритмично бьются в тишине каюты их сердца.

ГЛАВА 39

Если верить корабельным часам, это случилось под утро. Логинов лежал на узкой койке, тесно прижавшись к задремавшей Перлис, и ее мягкие длинные волосы словно покрывалом окутали его плечо и грудь. Он боялся пошевелиться, чтобы не разбудить ее и не расплескать переполнявшую его нежность.

Он внимательно следил за табло корабельных часов, боясь задремать и пропустить момент, когда наступит время разгона и Бекетову может понадобиться помощь. Но до этого момента было еще не меньше часа. Когда на корабельных часах сменилась очередная цифра, у Артема возникло странное ощущение, будто из-за циферблата на него кто-то смотрит.

В таких вещах Логинов редко ошибался. Ощущение было настолько сильным и неприятным, что он заставил себя встать. Ему удалось проделать эту сложную процедуру так осторожно, что Перлис не проснулась. Затем он подошел к часам, снял с табло крышку, и внимательно изучил циферблат, тихонько простукивая его в наиболее подозрительных местах. Это уже смахивало на полный маразм. Если он ничего не найдет — придется пройти весь комплект психотестов.

Огорченный неудачей, он слишком громко стукнул по циферблату, Перлис зашевелилась и привстала. Он всегда удивлялся ее способности в отличие от всех остальных женщин мгновенно просыпаться. Вот и сейчас сон полностью исчез из ее глаз, и она спросила:

— Что-то случилось? Что ты там делаешь?

— Видимо, показалось… Ничего здесь нет. Спи.

— Подожди. Я не хотела тебе говорить, но с момента нашего возвращения на корабль я все время чувствую, что за нами кто-то наблюдает. Похоже, здесь появился кто-то посторонний или, может быть, изменился сам корабль, после того, как побывал в завременье. Ты чувствуешь то же самое?

— Фактов у нас маловато, но с кораблем действительно что-то произошло, и я боюсь, как бы в ответственный момент он нас не подвел. Правда, иногда мне кажется, что это со мной что-то не в порядке. Я стал слишком мнительным, слишком осторожным.

— Это не так, Артем. Твоя тревога вполне обоснованна, и лучше разобраться в ее причине, чем ждать, пока случится какая-нибудь неприятность.

— Наверное, ты права. Пойду к Бекетову. Надо еще раз все проверить перед началом разгона. Скоро все равно мне становиться на вахту.

Уже у самой двери он еще раз взглянул на нее. На ее рассыпавшиеся по плечам волосы, на всю ее ладную и тонкую фигурку, обрисованную простыней и хорошо просматривавшуюся в полумраке каюты.

— Я не стану тебя дожидаться. Уйду к себе.

Он молча кивнул в знак согласия, испытывая невольное чувство благодарности за ее тактичность. Ему по-прежнему не хотелось афишировать их отношения перед остальной командой, хотя Артем прекрасно понимал: скрыть что бы то ни было в этой небольшой металлической коробке, ставшей их общим домом, попросту невозможно.

Он вышел из каюты и не спеша направился вдоль коридора к рубке. Едва слышно свистели двигатели, и лишь легкая вибрация стенных панелей свидетельствовала о том, что корабль находится в движении. Они давно уже отошли на достаточное расстояние от арктурианского корабля, набрали безопасную высоту, и теперь Бекетов вел корабль на автопилоте. Собственно, в данный момент его присутствие в рубке было совсем не обязательно. Но Логинову хотелось заранее подготовить все расчеты. А главное, он до сих пор еще не принял окончательного решения относительно точки выхода из оверсайда. Куда направить корабль? К Земле? Им всем хотелось вернуться домой и выяснить, что произошло за время их отсутствия, но если Земля разрушена, как об этом говорил Похандорус, не потеряют ли они свой последний шанс что-то исправить в этой сложнейшей ситуации? И смогут ли они чего-нибудь добиться, если полетят на Арутею? Арктурианская столица, игравшая важную роль в организации захвата, наверняка хорошо охранялась. Не затронутые разрушительной волной захвата, арктурианские миры могли себе позволить не экономить на вооружении.

Сейчас Логинову не помешал бы хороший совет, но он знал, что это желание всего лишь своеобразная защитная реакция. Решение все равно придется принимать ему одному независимо от мнения остальных членов команды. Это был как раз такой случай.

Земля или Арутея? Он быстро прокрутил в голове возможный результат каждого из этих решений. Наихудший, разумеется, результат. Всегда полезнее предвидеть отрицательные последствия.

Итак, если Земля окажется разрушенной до такой степени, как об этом упоминал Похандорус, и об этом же, кстати, Юстис сообщил Перлис, если это действительно так — их полет и миссия на этом будут закончены. Топлива на новый бросок не хватит, и они навсегда застрянут на разрушенной планете, будучи уже не в силах ничего изменить. Конечно, если захват на Земле все еще продолжается — они будут сражаться, но это будет бой, у которого не может быть иного исхода, кроме гибели всей команды. С другой стороны, если Земля избежала полного разгрома, оказавшись на базе, они ничем не смогут помочь своей родной планете, только потеряют время. Так что с любого конца получалось, что лететь на Землю не было никакого резона.

А если они выберут Арутею? Сторожевые корабли могут их уничтожить еще до подхода к планете, сразу же после выхода из оверсайда. Но если точка выхода будет намечена достаточно далеко от планеты — этого можно избежать. Ну и что потом? Что они будут делать на этой хорошо охраняемой чужой планете?

То же, что и всегда. Добывать информацию. Делать то, зачем их посылали на Таиру — бороться с захватом в самом его сердце. «Но каким образом им попасть на Арутею? Как провести корабль сквозь кольцо защитных спутников и сторожевиков? — спросил он себя и сразу же ответил. — Планета большая. Одна маленькая космическая яхта имеет достаточно шансов незаметно проскользнуть сквозь оборонительные сети, расставленные на большие корабли. Оказавшись на планете, мы постараемся раствориться, стать невидимыми и незаметными, спрятать корабль, если удастся, и затем… Да что это я, — оборвал себя Артем, — обстановка подскажет, как поступать. Главное — уже не оставалось сомнений в том, какое решение следует принимать».

62
{"b":"11315","o":1}