ЛитМир - Электронная Библиотека

Антон Иванов, Анна Устинова

Загадка американского родственника

Глава I

ВЕЩИЙ СОН

Коридор был длинный, узкий и совершенно темный. И жара там стояла, как в тропиках. Или в ванной после горячего душа. Тема в пальто и шапке обливался потом. Ему было тесно. Из-за узости пространства двигаться приходилось боком. Но мальчик упорно шел вперед и вперед.

Время от времени во тьме с писком проносились летучие мыши. Одна из них даже мазнула Тему крылом по щеке. Тема вздрогнул, но не остановился и продолжал путь. Как его занесло сюда и куда он сейчас направляется, мальчику было совершенно не ясно.

Коридор кончился так же внезапно, как и возник. Тьма сменилась светом. Стены расширились. Удушающей жары тоже не было. Теперь мальчик стоял посредине просторной прихожей. От лампы под потолком лился мягкий уютный свет. Стены обклеены кремовыми обоями в мелкий рисунок.

Из прихожей видна комната с обеденным столом.

– Рада, что ты пришел, – послышался из комнаты женский голос. – Раздевайся и проходи.

Тема повесил на вешалку пальто и шапку. Обстановка была самая располагающая, но мальчика почему-то продолжало трясти от страха. «Куда и зачем я попал?» – мучился он от неизвестности.

Ему очень хотелось удрать домой. Да никто его и не останавливал. Однако Тема, словно бы повинуясь чьему-то немому приказу, покорно вошел в комнату.

Там в мягком кресле сидела старушка. Седые волосы аккуратно завиты и уложены. Лицо открытое и располагающее.

– Здравствуй, Тема, – весело проговорила хозяйка дома. – Замечательно, что ты пришел. Сейчас будем пить чай. У меня тут и тортик есть.

Только сейчас мальчик заметил, что стол уже полностью накрыт. Из носика блестящего чайника вьется кольцами пар. Вокруг стоят чашки. А рядом с ними высится разноцветный торт со множеством украшений из крема и взбитых сливок.

Старушка легко поднялась с кресла и пересела за стол.

– Ну же, чего ты стесняешься, – поторопила она. – Садись скорее. Надеюсь, ты не забыл, как меня зовут?

Тема впервые видел старушку. Тем не менее рот его сам собою раскрылся, и он с уверенностью произнес:

– Естественно, не забыл.

– Ах, ты мой милый! – похоже, растрогалась хозяйка квартиры. – За это тебе положу самый лучший кусок торта.

– Да, – подтвердил Темыч. – Я хочу с той стороны, где посыпано шоколадом.

Старушка села напротив Темы. Он уже подносил ко рту солидный кусок торта, когда вдруг из угла комнаты появился страшный человек в черном. Лицо его было мертвенно-бледно. Тонкие губы кривились в злобной усмешке. Он начал подкрадываться на цыпочках со спины к старушке.

Та, ничего не подозревая, продолжала ласково болтать с Темой.

– Осторожно! Там!.. – попытался предупредить ее мальчик.

Но было поздно. Руки в черных перчатках уже клещами сомкнулись на шее старушки. Несчастная захрипела. Тело ее забилось в конвульсиях.

Тема рванулся вперед на помощь. Но руки и ноги у него сделались словно ватные. Каждый шаг давался с огромным трудом. Он все же сумел дойти до ужасного незнакомца. Заметив мальчика, тот глухо захохотал и ударом ноги отбросил Тему в сторону.

Удар был страшен. Тема попробовал встать, но снова упал. Руки и ноги почти не двигались. «Наверное, он мне сломал позвоночник, и у меня теперь навсегда паралич», – пронеслась в голове горестная догадка. Теме так стало жалко себя, что он закричал… И от собственных воплей проснулся.

В комнате было темно. Только на стенах колыхались блики от фонарей со двора. Тема ошалело мотал из стороны в сторону головой. Он лежал на полу, запутавшись в одеяле. «Вот почему руки и ноги не двигались», – сообразил он.

Кое-как выпутавшись из одеяла, мальчик снова залез в постель и, совершенно вымотанный, проспал до утра.

Утром, едва проснувшись, Тема вспомнил ночной кошмар. Он думал о нем и пока чистил зубы, и за завтраком. «Странный какой-то сон», – вертелось у него в голове.

На первой же перемене мальчик не выдержал и поделился со своим другом Олегом.

– Действительно, странно, – выслушав его, согласился Олег. – Обычно все эти ночные кошмары бывают несвязные. А тут прямо какой-то фильм-ужас.

– Вот я и говорю, – задумчиво произнес маленький щуплый Тема. – Никогда раньше мне таких снов не снилось. И, главное, из головы никак не идет.

– Чего это там у тебя из головы не идет? – подошли тем временем к ним Женька, Катя и Таня.

Дружба всех пятерых началась давно. С младшей группы детского сада. Затем они вместе пошли в школу номер 2001. А теперь вот дожили до тринадцати лет и учатся в восьмом «В» классе.

– Да вот, – поправил очки на переносице Олег. – Темычу вчера сон приснился.

– Нашли что обсуждать. – Катя откинула назад прядь длинных черных волос. – Мне, может быть, тоже сны каждый день снятся. Иногда даже цветные.

– А ты их запоминаешь? – обиделся Тема.

Катя вечно над ним подтрунивала. Темыча это очень расстраивало. Он был давно уже тайно влюблен в нее.

– Когда запоминаю, когда и нет, – пожала плечами Катя. – Сны – вообще полная чепуха.

– В общем-то, ты права, – согласился Олег. – Обычно так и бывает. Дом, например, превращается ненавязчиво в шляпу или еще какая-то полная чушь привидится. Но у Темыча сон совсем другой. Расскажи им, – повернулся он к другу.

– Но им же неинтересно, – с мрачным видом уставился тот на Катю.

– Кончай выпендриваться, – тихо проговорила светловолосая голубоглазая Таня.

Она вообще слыла в этой компании тихоней. Однако все с ней считались. А Олег в трудные моменты обращался за советом именно к ней. Он считал, что у Тани «феноменальная интуиция».

– Ну, если вам интересно…

Напустив на себя равнодушный вид, Тема повторил в подробностях рассказ о ночном кошмаре.

– Секреты-секретики! Разговорчики-пересудики! Преступленьица-детективчики! – ухмыляясь, приблизился к пятерым друзьям Лешка Пашков.

– Слушай, Пашков. Почему ты всегда так не вовремя появляешься? – без особого дружелюбия посмотрела на него Катя.

– Подумаешь, могу и уйти, – покорно отчалил Пашков в другую сторону коридора.

Вообще-то он был неплохим парнем, но с «шилом в заднице». Поэтому пятеро друзей давно уже знали: там, где Пашков, жди обязательно неприятностей.

– Слава богу, ушел, – выждав, когда Пашков удалится на безопасное расстояние, сказал Олег. – Я уже Темке говорил: его сон прямо как фильм-ужас.

– Наверное, насмотрелся чего-нибудь на ночь! – захохотал Женька. – Темыч, когда его предки уходят из дома, всегда перед сном гоняет видак!

– Ничего я вчера не гонял, – принялся сопеть от обиды Тема.

– Значит, Костянский навеял, – высказала другое предположение Катя.

– Это запросто, – снова заговорил Женька. – Ты, Темыч, у сатанистов в плену побывал. Теперь, наверное, у тебя шок на всю жизнь. Вот всякая гадость и снится.

История в Костянском переулке произошла месяц назад. Ребята накрыли там жуткую банду.

– Костянский тут ни при чем, – вновь стал возражать друзьям Тема. – То подземелье я действительно не забуду никогда в жизни. И во сне бы его моментально узнал. Нет, коридор, по которому я пробирался к старушке, совсем был другой. А главное, меня удивила сама старушка. Словно бы я с ней сто лет знаком. А в действительности ее никогда не видел.

– Мало ли старушек на свете, – сказал Олег.

– Вообще-то много, – ответил Тема. – Но ты бы видел мою.

– По-моему, Темыч у нас окончательно сбрендил, – покрутила пальцем у виска Катя.

– Сама ты сбрендила, – пробубнил Темыч. – Между прочим, вы зря смеетесь. Сегодня ведь у нас пятница?

– Ну, да, – подтвердили друзья.

– А сон с четверга на пятницу – вещий! – продолжал Тема.

– Точно! – потеребил задумчиво пятерней черную кудрявую шевелюру Олег.

– Вот я и говорю, – победоносно выпятил грудь маленький Темыч. – Чует мое сердце, теперь нам снова придется кого-то спасать.

1
{"b":"113268","o":1}