ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Избрание ректором Таврического университета.

– Возвращение в Петроград.

– Командировка во Францию по приглашению Сорбонны для чтения курса лекций по геохимии.

1926 – Возвращение в Ленинград, издание «Биосферы», возобновление работы в отделе живого вещества.

1935 – Переезд в Москву.

1941 – Эвакуация в Боровое.

1943 – Смерть жены. Возвращение из эвакуации в Москву.

1944 – Публикация последней работы – «Несколько слов о ноосфере».

1945 – 6 января в 5 часов дня на 82-м году жизни умер от кровоизлияния в мозг.

БИБЛИОГРАФИЯ

Вернадский В. И. Избранные сочинения, т. I-VI. Изд-во АН СССР, 1954—1960.

Виноградов А. П. Владимир Иванович Вернадский. Изд-во АН СССР, М., 1947.

Виноградов А. П. Вернадский и геохимия редких элементов. Юбилейный сборник, посвященный 30-летию Октябрьской революции. М., Изд-во АН СССР, 1947.

Введение в геогигиену. Посвящается памяти академика В. И. Вернадского. М. – Л., «Наука», 1966.

Воспоминания о В. И. Вернадском. К 100-летию со дня рождения. М., Изд-во АН СССР, 1963.

Григорьев Д. П., Шафроновский И. И. Выдающиеся русские минералоги. М., Изд-во АН СССР, 1949.

Зайцева Л. Л. Основные этапы развития учения о радиоактивности в дореволюционной России. М., Изд-во АН СССР, Институт истории естествознания и техники, 1957.

Люди русской науки. М. – Л., Государственное изд-во технико-теоретической литературы, 1948.

Письма В. Г. Хлопина к В. И. Вернадскому (1916—1943). Составили Л. Л. Зайцева и Б. В. Левшин, под редакцией В. И. Баранова и Н. Г. Хлопина. М. – Л., Изд-во АН СССР, 1961.

Поссе В. А. Пережитое и продуманное. Л., 1933, т. 1.

Ученый-мыслитель. 100 лет со дня рождения В. И. Вернадского. – «Природа», 1963, № 3.

Ферсман А. Е. Жизненный путь академика В. И. Вернадского. Записки Всерос. мин. о-ва, 2-я серия, 1946, № 1.

Холодный Н. Г. Из воспоминаний о В. И. Вернадском. – «Почвоведение», 1945, № 7.

Шафроновский И. И. Работа В. И. Вернадского по кристаллографии. – Записки Всерос. мин. о-ва. Ч. LXXV, 1946, № 1.

Шаховская А. Д. Кабинет-музей В. И. Вернадского. М., Изд-во АН СССР, 1959.

Шаховская А. Д. Из переписки В. И. Вернадского. – «Природа», 1948, № 9.

Щербаков Д. И. В. И. Вернадский и радиогеология. – Записки Всерос. мин. о-ва. Ч. LXXV, 1946, № 1.

Щербаков Д. И. Роль В. И. Вернадского в изучении природных ресурсов нашей страны. Институт истории естествознания и техники. М., 1957, вып. 5.

От редакции

О КНИГЕ И ЕЕ АВТОРЕ

Вот уже третий раз в лучах факела – эмблемы основанной Максимом Горьким серии книг «Жизнь замечательных людей» – предстает перед читателем имя Владимира Ивановича Вернадского, одного из величайших ученых двадцатого века, крупнейшего естествоиспытателя и мыслителя, в творческом наследии которого новые поколения открывают все новые и новые грани, которого ныне советская, да и вся мировая наука справедливо считает одним из создателей сегодняшней научной картины мира. Острейшие вопросы, чью значимость человечество по-настоящему глубоко стало сознавать лишь на исходе нашего столетия: проблемы биосферы и ноосферы, экологии, научной этики, ответственности ученых за возможные последствия своих открытий – все это еще на пороге века нашло отражение в трудах молодого тогда русского профессора. И позже, став одним из признанных светил науки, Вернадский продолжал – буквально до последних дней своей долгой жизни – прокладывать пути, следуя которыми человечество сможет уберечь свою дарованную природой обитель, дивную планету, едва ли не единственную во всем мироздании, где вершина живой жизни – Разум достиг масштабов планетарного могущества.

Имя академика Вернадского ныне вышло далеко за пределы научных статей и монографий. Его идеи, его предвидения и предостережения звучат в публицистических выступлениях писателей и журналистов, общественных и государственных деятелей, озабоченных самым острым из всех насущных вопросов – как уберечь от гибели не только земную цивилизацию, но и самую жизнь на Земле, как миновать ставшую ныне грозной реальностью опасность ее уничтожения, в пламени ли всеистребляющей ядерной войны или в нерасчетливом разбазаривании огромных, но отнюдь не безграничных ресурсов земного шара, еще недавно казавшегося необозримым, а теперь даже из сравнительно недальнего космоса охватываемого единым человеческим взором. И не зря имя Вернадского, его слова об атомной энергии и ее возможной опасности, произнесенные еще в 1922 году, вспомнил, выступая перед участниками международного форума «За безъядерный мир, за выживание человечества», Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев: один из первых в мире исследователей тогда еще загадочных недр атомного ядра явственно ощущал, в какую бездну бедствий может низринуть мир таящаяся в них гигантская сила, став достоянием злой воли или вырвавшись из-под контроля по чьей-то беспечности или неосторожности. Голос Вернадского – при жизни негромкий, немного глуховатый и спокойный – сегодня звучит набатной медью в грозный час выбора между разумом и самоубийственным безумием.

К сожалению, живого звучания голоса Вернадского, по всей вероятности, не сохранилось. Да и вряд ли произнес хотя бы единое слово у раструба фонографа или в микрофон какой-либо иной звукозаписывающей аппаратуры ученый, не слишком любивший позировать даже перед фотообъективом.

До удивления мало осталось об академике Вернадском и кинокадров, к тому же лишь случайных. И все же вполне документальный, движущийся и звучащий портрет Вернадского существует. Он сейчас в руках тех, кто держит эту книгу. Ибо как иначе можно охарактеризовать пока что единственное в нашей литературе художественное (а документальность, как известно, художественности не помеха) произведение, воссоздающее живой облик человека, который радовался обычным земным радостям и огорчался столь же неотъемлемым бедам повседневного бытия, который имел свои собственные наклонности и привычки, свою особенную манеру в общении с людьми, свои пристрастия и вкусы. Причем – следует это подчеркнуть особо – ни одна из живых черточек этого на три сотни с лишним страниц развернутого портрета не выдумана: вымысел органически противопоказан жанру, в котором написана книга (жанру научно-художественной документальной биографии). Его утверждению и становлению в нашей литературе во многом содействовал автор книги, представитель старшего поколения советских писателей Лев Иванович Гумилевский.

В советскую литературу Л. И. Гумилевский пришел уже достаточно зрелым человеком и вполне сложившимся писателем. Он родился в 1890 году неподалеку от Саратова, изучал филологию в Саратовском университете, а печататься начал с 1910 года. Сочувственный взгляд на человека труда, осуждение мира наживы и эксплуатации во многом определило успех первых рассказов молодого писателя, изданных еще в предреволюционные годы. Встав после победы Великого Октября безоговорочно на платформу Советской власти, Лев Иванович в дальнейшем многие свои произведения – рассказы, повести я романы – посвятил проблемам становления новой морали. Критика не была единодушна в их оценке, что, впрочем, представляется вполне понятным, если вспомнить остроту дискуссий того времени. Четырехтомное собрание произведений Л. И. Гумилевского, изданное в 1925 году, как бы подвело итог этому первому периоду его творчества.

В дальнейшем, чем дальше, тем больше, в поле зрения писателя вошли проблемы, связанные с наукой и техникой преимущественно в преломлении человеческих судеб их творцов. И когда Максим Горький обратился к советским писателям с призывом создать универсальную долговременную библиотеку жизнеописаний выдающихся людей всех времен и народов, существующую и развивающуюся и поныне книжную серию, инициалы которой – ЖЗЛ – стоят на корешке и этой книги, Л. К. Гумилевский оказался в числе тех, кто первым откликнулся на горьковский призыв. Четвертым по счету выпуском серии оказалась книга Л. И. Гумилевского «Рудольф Дизель» – биография немецкого ученого и инженера, чей вклад в историю техники едва ли нужно объяснять. Два года спустя писатель выпустил жизнеописание Густава де Лаваля – шведского изобретателя, потомка эмигрировавших из Франции гугенотов, создавшего первую в мире практически пригодную паровую турбину.

63
{"b":"11328","o":1}