ЛитМир - Электронная Библиотека

Правда, Джошуа не собирался ломать над ней голову. Один вид этого кошмара таксидермиста, взгляд мертвых желтых глаз с вертикальными зрачками сжал желудок охранника до размеров грецкого ореха. Тут еще непонятно почему отлетевшая крышка, бр-р-р-р.

Джошуа отступил назад, все еще не решаясь повернуться к чучелу спиной. Ему кажется или стеклянные плошки сферозавра следят за ним?

— Да он же сдох три миллиона лет назад, — громко сказал Джошуа, чтобы себя приободрить. — У него небось опилки внутри и стеклянные шарики.

Он включил фонарь на максимум и направил луч прямо в правый глаз сферозавра. Что за муть лезет в голову, а?

Зрачок монстра сжался в узенькую черную полоску. По бугорчатому телу пробежала яростная дрожь.

Рот Джошуа превратился в букву «О».

Где-то далеко-далеко часы пробили полночь.

22

Монстр медленно разинул пасть. Из черной щели между зубами вывалился слизистый комок щупальцев. Они тут же зазмеились в стороны от монстра, выгибаясь пупырчатыми арками.

Одно щупальце прикоснулось к ботинку Джошуа. Охранник отпрыгнул назад, споткнулся о ящик, упал навзничь.

Из лежачего положения он наблюдал, как вслед за щупальцами из пасти монстра появляется что-то еще.

Это что-то не имело прямого отношения к чудовищу. Выкатившийся наружу черный с белым шар развернулся, оказавшись худенькой девочкой в облегающем черном трико с белыми звездами.

Девочка потянулась, с хрустом расправляя маленькие плечи. Подняла руки над головой. Монстр громко заурчал, его щупальца кольцами обхватили ее бедра. Он поднял стройное тело девочки в воздух, поставил на свою сплюснутую макушку.

— Молодец малыш, — сказала девочка, поглаживая щупальца.

Она присела на коротчки и почесала складку над мясистым треугольным носом чудовища.

Испуганный до немоты Джошуа не поверил своим глазам. Монстр зажмурился от удовольствия!

Охранник начал потихоньку отползать назад на локтях.

Глаза монстра распахнулись. Чудовище издало булькающий звук и непостижимым образом сдвинулось на целых два метра вперед. Похоже оно перебирало кожистыми буграми в нижней части тела, помогая себе щупальцами.

Из раскрытого рта потекла слюна. Самое длинное и толстое щупальце, расходящееся в конце на венчик щупальцев поменьше — язык монстра, метнулось вперед. Оно прилипло к штанине охранника и с невероятной силой потянуло его к монстру.

Вот тут Джошуа, наконец, закричал.

— Фу, малыш, фу!

Девочка сердито топнула ногой. Монстр издал сконфуженный звук, бросил Джошуа, чья штанина треснула по всей длине, втянул язык.

Девочка обратила на охранника взгляд больших черных глаз.

— Что вы разлеглись? — спросила она. — Бегите.

Он был уже почти у самой двери. Выдох невероятного облегчения готов был вырваться у Джошуа из груди.

Выдох превратился в сипение. Воздух покидал продырявленные легкие вместе с пузярящейся кровью.

Стукнувшись лбом о филенку, охранник упал.

— О моя Коломбина, — услышал он над собой нечеловеческий голос. — Герр Шадов был бы расстроен, узнав, что ты дала охраннику убежать и поднять тревогу.

Чья-то рука выдернула нож из-под лопатки Джошуа, перевернула его на спину. В сгущавшейся темноте над ним плавала кошмарная оскаленная морда в шутовском колпаке.

— Ты слишком добра к людям, моя милая девочка, — прошепелявил клоун-убийца. — Неужели ты до сих пор думаешь, что ты одна из них?

Отблеск на опускающемся лезвии ножа вошел в зрачки Джошуа. Стал ярче солнца. И, вспыхнув нестерпимо ярко, превратился в вечную темноту.

23

Рай Джейн Картер это место, где нет ни одного телефона. Где не надо просыпаться среди ночи с нервами, как сорванные струны, под дребезжание адской машины.

Светящиеся стрелки в изголовье показывают без десяти час. В трубке голос Трумена.

— Джейн, ты в порядке?

— Трумееееен, — Джейн зевает. — Я не в порядке. У меня был ужасный день, а теперь ты будишь меня среди ночи идиотским вопросом.

— Джейн, Люпионе сбежал из тюрьмы.

— Кто сбежал? Трумен ты пьян?

— Джейн, проснись! Чак Бритва, тот мафиози, чью рожу ты поместила на первую полосу. Твой самый преданный поклонник. Сегодня ночью он совершил побег.

До Джейн доходит. Желудок сжимает ледяным обручем.

— Оставайся дома, — зачастил Трумен. — Я уже звонил в полицию, они едут к тебе. Никому не открывай дверь. Люпионе ищут по всему городу, его наверняка поймают. Но, Бога ради, Джейн, будь осторожна!

Она положила трубку. Тишина за окном теперь казалась угрожающей. Почему она решила жить в доме на окраине, а не в обычном здании на несколько сотен квартир? «Никаких соседей за стеной», ах, в какой восторг эта мысль приводила ее тогда и в какой ужас сейчас.

Неделя выдалась слишком трудной.

Звонок в дверь был настойчивым и требовательным. Трудно поверить, что так будет звонить ночной убийца.

Но все же Джейн на всякий случай вооружилась молотком для мяса.

— Кто там? — спросила она, прижимаясь к двери сбоку.

Вдруг сразу начнут стрелять?

— Мисс Картер, Джейн, это Рудольф. Рудольф Вольфбейн, мы встречались сегодня утром.

Вот так так.

Рудольф выглядел крайне романтично в пилотской куртке с меховым воротником. И запах от него шел настоящий, мужской, военный — машинного масла и керосина.

В руках у него был объемистый саквояж с инициалами RW возле ручки.

— Я заехал вас проведать, — сказал он, переминаясь в коридоре. — Одно ваше слово и я тут же уйду.

«Ну уж нет», — подумала Джейн не головой даже, а самым низом живота. Именно там ей захотелось ощутить небритый подбородок Рудольфа.

Сейчас, немедленно.

— Только я вас предупреждаю, — сказал Рудольф. — Если вы меня прогоните, мне придется всю ночь простоять у вас под домом.

«На всю ночь у меня найдется для тебя занятие».

— Ну что вы, Рудольф. Конечно заходите, — сказала Джейн, стараясь, чтобы ее голос не дрожал.

Обидно, что он смотрит не на ее колени под коротким халатиком, а ей за спину. Лицо Рудольфа принимает озабоченное выражение, он громко втягивает воздух носом.

— Вы не возражаете, если я сначала осмотрю дом?

Нет, Джейн не возражала. Как насчет начать осмотр прямо с хозяйки дома в ее спальне?

Шаг за шагом они обошли дом. Закончили осмотр в гостиной, где Рудольф в своем «собрался-парень-на-войну»-look смотрелся очень потешно. Среди китайских ваз, семейства фарфоровых слонов и бумажной японской ширмы.

— Вы знаете, что-то я замерзла, — сказала Джейн, намереваясь предложить своему защитнику кофе с коньяком.

Может это уберет у него с физиономии напряжение и подвигнет к дальнейшим действиям?

— А вы всегда оставляете балконную дверь на ночь открытой? — спросил Рудольф.

— Нет, я никогда, — начала Джейн, поворачивая голову вслед за его рукой.

Понимая, откуда идет сквозняк.

И мокрые пятна на полу с комочками рассыпавшейся земли.

Их оставил тот, кто совсем недавно влез сюда с улицы.

Ширма с треском разлетелась на куски. Огромное черное тело в ошметках синей ткани метнулось через всю комнату к Джейн.

С ревом незванный гость отбросил в сторону диван, как будто он был сделан из картона.

Саквояж в руке Рудольфа распался на две половинки. Вольфбейн подхватил выпавший из него дробовик, опустился на колено, прижимая к плечу металлическую оковку приклада.

Нападающий сменил направление, бросившись на Рудольфа. Джейн разглядела мускулистое тело, поросшее густой черной шерстью. Почти человеческое тело. И волчью голову на широченных плечах.

Не успевая выстрелить, Рудольф повернул дробовик прикладом вперед. Вбил его между оскаленных волчьих зубов, не давая им сомкнуться. Уперся ботинками в грудь навалившегося вервольфа, отбросил его назад.

Но ружье оборотень утащил с собой. Рыча он отбросил его в сторону, посмотрел на Рудольфа налитыми кровью глазами. Сгорбился, наклоняя голову.

11
{"b":"1133","o":1}