ЛитМир - Электронная Библиотека

Антон Иванов, Анна Устинова

Загадка пропавшего соседа

Глава первая

ОГРАБЛЕНИЕ С ПОХИЩЕНИЕМ

Иван с трудом отворил тяжелую обледеневшую дверь подъезда. Едва мальчик оказался на улице, ноги его заскользили, и он съехал вниз по ступенькам, словно со снежной горки.

Раздался громкий хохот. Иван, морщась и потирая ушибленный бок, поднялся на ноги. Его уже поджидали трое друзей – Герасим, Марго и Варя.

– Молодец, Ваня! – ехидно покосилась на него Варвара. – Это называется: «Скользя по утреннему снегу, друг милый, предадимся бегу…»

– Очень смешно, – сказал Иван, отряхивая с куртки снег.

– Смеяться, право, не грешно над тем, что кажется смешно, – мигом нашлась Варвара.

– Кому смешно, а кому и не очень, – сердито ответил Иван.

– Марго, – Варя повернулась к подруге, – по-моему, наш Ваня переквалифицировался в нашего Герасима. Во всяком случае ворчать стал не хуже.

– Та-ак, – с унылым видом протянул долговязый тощий Герасим Каменев по прозвищу Каменное Муму, – теперь за меня принялись.

– Мы? Принялись? – с самым что ни на есть невинным видом произнесла светловолосая голубоглазая Варя, про которую Каменное Муму всегда говорил: «С виду она ангел, а в душе – сущий варвар». – Не-ет, Герочка, это просто дружеский разговор. А вот если бы мы принялись, ты бы гораздо хуже себя чувствовал. И Ваня тоже, – добавила она с приторной улыбкой.

– Пошли, Иван, – буркнул Герасим. – Пусть, если им хочется, ведут между собой этот дружеский разговор.

– Да ладно вам, – примиряюще улыбнулась черноглазая Маргарита.

– Просто у них с чувством юмора плохо, – немедленно вмешалась Варя.

– С чувством юмора? – Герасим захлебнулся от возмущения. – Между прочим, юмор – это когда смешно. А твои, Варвара, издевки просто глупы.

– Тяжелый случай, – вздохнула Варя.

– Ребята, ребята, – Марго снова взяла на себя роль миротворца, – что это вы? С утра поругаться решили?

– Да нет, – Иван уже улыбался. – Пошли скорей. Нас Луна, наверное, давно ждет и замерз.

Павел Лунин – пятый в их компании, которая называла себя Командой отчаянных, – жил тоже на Ленинградском проспекте, но несколькими домами дальше. Поэтому по дороге в школу друзья всегда за ним заходили.

– Он наверняка не замерз, – пересекая улицу Правды, заспорил Каменное Муму. – Луна у нас никогда не мерзнет. И вообще, Варька, – уже на другой стороне улицы продолжил он, – помолчи.

– Ну, ничего себе! – всплеснула руками Варвара. – Сам только что целую речь толкнул по поводу морозоустойчивости Луны и мне же еще велит помолчать.

– Отстань, – отмахнулся от нее Герасим, – мне нужно Ивану важную вещь сказать.

– А почему только Ивану? – разом уставились на Муму обе девочки.

– Потому что это непосредственно касается его, – многозначительно изрек Герасим.

– Герочка! – с притворной мольбой воскликнула Варя. – Разреши нам, пожалуйста, послушать! Может, нас с Марго это тоже коснется? Ну, хоть слегка.

– Пожалуйста. Слушайте. Возражений нет, – с величественным видом провозгласил Муму.

– Спасибо, Мумушечка, спасибо, Каменный, – Варя и на сей раз не удержалась от колкости, – век твоей милости не забудем.

Герасим лишь скорбно покачал головой.

– В общем, такие дела, Иван, – начал он. – Ты вчера «Дежурную часть» смотрел?

– Нет, – ответил Ваня.

– И очень зря, – осудил его Муму. – Выяснилось, что мы пропустили самое интересное.

– Че-его? – с недоумением протянул Иван.

– Что слышал, – откликнулся Гера. – Мы вчера где гуляли?

– В нашем районе, – сообщила Варя.

– Вот именно! – В голосе Муму с каждым словом прибавлялось многозначительности. – Мы не только гуляли, а еще заходили погреться в магазин.

– Марго! Какая у нашего Герочки память, – сладеньким голоском пропела Варвара.

– Герасим у нас вообще великий, – у Марго чуть вздернулись уголки губ.

– Вы слушать будете? – ледяным тоном осведомился Каменное Муму. – А то ведь могу сейчас замолчать, а с Ваней поговорю отдельно.

– Не умолкай, побудь со мною! – Варвара молитвенно простерла к Герасиму руки.

Друзья поравнялись с домом номер двадцать шесть по Ленинградскому проспекту, где жил Луна. Нырнув в арку, они сразу же увидели Павла. Он стоял возле собственного подъезда.

– Ну, наконец-то, – улыбнулся он ребятам. – А то я уж хотел навстречу идти.

– Ну, говорил ведь! – с торжеством произнес Муму. – Он совсем не замерз.

– Не замерз, – подтвердил толстый розовощекий Павел. – Я до минуса двадцати пяти никогда не мерзну.

– Герочка, мы отвлеклись, – Варя просто сгорала от любопытства. – Ты вроде собирался нам что-то важное рассказать.

– Я вообще-то собирался Ивану сообщить, – уточнил Герасим.

– В таком случае, может, нам отойти? – ехидно осведомилась Варвара.

– В таком случае просил бы меня не перебивать, – буркнул Каменное Муму. – В общем, вчера поздно вечером по «Дежурной части» рассказывали об ограблении и похищении в обменном пункте того самого магазина, где мы вчера с вами грелись. Мы ушли, а через полчаса все и произошло.

– Ни фига себе! – вырвалось у Ивана.

– Ни фига будет дальше, – с гордостью произнес Каменное Муму. – По телику показали снимок того, кто похищен. И по-моему, это твой сосед!

– Мой сосед? – удивился Иван. – Какой сосед?

– Из квартиры напротив, – внес ясность Муму. – Ну, у которого масло разлилось.

– А-а, – протянул Иван.

История с маслом случилась два дня назад. Герасим, который решил забежать ненадолго к Ивану, поднимался в лифте вместе с каким-то мужчиной лет тридцати, державшим в руках огромный пластиковый пакет, доверху набитый продуктами. Когда кабина остановилась на Ванином этаже, мужчина вышел вместе с Герасимом и направился было к квартире напротив Холмских. Однако, завидев Ивана, отворившего дверь на звонок Герасима, вернулся.

– Очень хорошо, – сказал он. – Сейчас я масло тебе отдам. Моя бабушка у твоей занимала, а я как раз сейчас купил.

– Давайте, – согласился Иван.

Мужчина начал рыться в пакете. Тот неожиданно прорвался, и та самая бутылка с растительным маслом, которую сосед хотел отдать Ивану, грохнулась о каменный пол и разбилась на две неравные части, а именно: дно и все остальное. По полу растеклась масляная лужа.

– Однако, – с растерянным видом проговорил сосед Холмских.

– Ничего. Потом отдадите, – успокоил его Иван. – Бабушки все равно дома нет.

– А с этим что делать? – Мужчина угрюмо взирал на лужу.

– Что, что! Вытирать придется, – на свою беду, назидательно пробубнил Герасим.

Потому что в следующий момент сосед попросил Ивана и Муму помочь. Мальчики, проклиная все на свете, взялись за дело. Процесс оказался трудоемким. Жидкое растительное масло будто насквозь пропитало керамическую плитку. Сперва мальчики и сосед пытались вытереть его просто сухими тряпками. Затем в ход пошли химические препараты. Мужчина, не переставая, извинялся, однако при этом настаивал, что дело ни в коем случае нельзя бросать на полпути. Мол, у него бабушка старенькая. И если эту гадость как следует сейчас не вытереть, бедная женщина может поскользнуться и что-нибудь себе сломать. А как известно, у стариков кости срастаются очень плохо.

– Кстати, Ваня, и у тебя бабушка совсем не юная, – добавил сосед.

Словом, все то недолгое время, которое Герасим собирался провести у Ивана Холмского, было потрачено на уборку лестничной площадки. При этом, как позже с возмущением отметили ребята, трудились в основном они, а сосед толкал речи об опасности скользких луж. Потому Герасим его хорошо запомнил.

– Слушай, Муму, а что этот мой сосед там делал? – не понял Иван.

– Работал в обменнике, – отозвался Каменное Муму. – Вот его и похитили.

– Как похитили? – у Ивана округлились глаза. – Зачем?

– Тайна, покрытая мраком, – ответил Муму. – Говорю же, в обменном пункте произошло ограбление с похищением.

1
{"b":"113345","o":1}