ЛитМир - Электронная Библиотека

– У нас в доме мышей нет, – на полном серьезе сообщил Сеня. – Так что до этого не дошло. Но предок теперь мне просто так не дает ни копейки. И это, знаете, как у него называется? «Владей собой и укрепляй волю».

– И как же наш Сенечка укрепляет волю? – полюбопытствовала Варвара.

– Лучше не спрашивай, – с трагическим пафосом отозвался тот. – Предок ведь как решил. «Перевожу, – говорит, – тебя на самообслуживание. Завтрак себе готовишь сам. Комнату свою тоже сам убираешь. Стираешь себе сам. А можешь потом себе и погладить. В общем, чем, сынок, больше сделаешь, тем я тебе больше дам карманных денег». Ну, я и начал. Сперва все нормально шло, а потом прокол вышел. Сунул я в машину штаны стирать. Только вот карманы проверить забыл. А там куча всего осталась. И машина от этого сбрендила. Я загрузил ее и пошел наверх телик смотреть. Вдруг как громыхнет! Аж дом весь затрясся. Я сперва думал: взорвали. Потом вижу, вроде ничего. Стены на месте. Потолок тоже. Только телик почему-то вырубился. Ну, я в подвал. А там, мать честная, прямо конец света какой-то. Машина валяется на боку, и совсем не там, где была. Раковина вдребезги. А из трубы вода хлещет. Тут такое началось. Я предку пытался втолковать, что виноват не я, а машина. Нам явно бракованный экземпляр попался. В инструкции четко сказано, что машина снабжена компьютером, все делает сама. Белье взвешивает, нужное количество порошка отмеряет, определяет, сколько нужно в себя набрать воды, а если, например, что не так, в момент отключается, сигналит хозяевам, а на дисплее высвечивается причина отключения. Так дудки вам! Фигу она высветила! Эта зараза предпочла попрыгать и в раковину врезалась. Но предок на все мои доводы – ноль внимания. Он своим личным компьютером, – Сеня постучал себя по голове, – быстренько все скалькулировал и мне объявляет: «Придется теперь каждый раз из твоих карманных денег пятьдесят процентов вычитать в счет возмещения ущерба».

– Ох, Сенька, – сказал Муму, – боюсь, рассчитываться тебе придется до самого десятого класса. А может, еще институт захватить.

– А я о чем, – махнул рукой Баскаков.

– Вот жизнь-кочерга, – хлопнул его по плечу Луна. – Просто никакого счастья.

Сеня в ответ лишь тяжело вздохнул.

В четыре часа Команда отчаянных, быстро одевшись, направилась к выходу из «Пирамиды».

– Ну, чего? – открывая дверь, начал Герасим. – Иде…

Договорить ему не удалось, ибо его рот залепил огромный снежок, метко пущенный кем-то во дворе.

– Проклятье! – выплюнул снег Каменное Муму. – Совсем оборзели. Ой!

Следующий снежный снаряд сбил с него шапку. Герасим захлопнул дверь.

– Чего встал? Больной, что ли? Проходи! – послышались возмущенные крики сзади.

За спиной Герасима скопилась толпа изнуренных занятиями учеников, которые жаждали вырваться на волю.

– Не могу, – развел руками тощий Герасим. – Там стреляют.

– Кто стреляет? – мигом пробился к Команде отчаянных верзила Баскаков.

– Точно не определил, но, по-моему, бэшники, – отозвался Муму.

– Так, может, уже не стреляют?

Оттолкнув Муму, Сеня отворил дверь. Делать этого явно не стоило. Снежок тут же угодил Сене в скулу.

– Точно бэшники, – Баскаков ретировался за спасительную дверь. – Вот гады! Пристрелялись. Ну, ничего. Сейчас мы их обхитрим.

– И как же наш технический гений собирается обхитрить подлых бэшников? – покосилась на него Варя.

– Способ знаем, – самодовольно ухмыльнулся Баскаков.

– Если знаешь, давай быстрей, – вновь послышался сзади возмущенный ропот. – Нам чего тут, до завтра торчать?

– Пожалуйста, проходите, – Сеня простер руку к двери. – Могу пропустить. Только предупреждаю: получите снегом по морде. Говорю же, они пристрелялись. И снежки летят прямо зверские, – потер он скулу.

Возмущение несколько унялось. Получать снежком по морде никто не хотел.

– Значит, так, – сказал Сеня, почувствовав, что внимание присутствующих направлено на него. – У этих, – указал он на дверь, – пристрелка на уровне лиц. А мы их обхитрим. Ты, Луна, осторожненько открой дверь. Только морду не высовывай. А мы с Геркой и Ваней, пригнувшись, выбежим. Пока они будут в тебя, Пашка, целиться, мы успеем снежков налепить и устроим им Куликовскую битву. А потом все желающие короткими перебежками к нам присоединятся.

– Класс! – из задних рядов послышались одобрительные возгласы.

Луна приоткрыл дверь. Иван, Герасим и Сеня, согнувшись пополам, выскользнули на улицу. В щель тут же влетел снежок, однако Павел увернулся. Снежок, никого не повредив, приземлился в вестибюле.

– Ребята, по-моему, нам тоже пора, – сказал Луна.

Пригнувшись, первая партия добровольцев выбежала на улицу. Там уже завязался жестокий неравный бой. Иван, Сеня и Муму сражались с добрым десятком бэшников. Впрочем, неравенство было скоро ликвидировано. Волонтеров все прибывало. Причем к стану Баскакова почему-то присоединялись активней, чем к бэшникам.

Десять минут спустя Команда отчаянных с боем пробилась сквозь ряды противников. И, зайдя в тыл, нанесла им решающий удар. Бэшники обратились в паническое бегство.

– Победа! – воскликнул Баскаков.

– Не слабо постреляли, – самодовольно отметил Герасим.

– Нормально! – отряхиваясь, подтвердили Марго и Варя.

Ребята последовали их примеру.

– Ну, что? – посмотрел на друзей Луна. – Теперь в магазин?

– Естественно, – кивнул Герасим.

Глава третья

ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР

Mело так сильно, что, пока пятеро друзей добрались до магазина, снег облепил их куртки и шапки.

– Вот сейчас войдут пять сугробов, – остановилась Варя возле стеклянных дверей.

– Ничего, оттаем, – решительно толкнул дверь Герасим.

Это был большой магазин. В одном отделе продавалась мебель. В другой части – хозяйственные товары, бытовая химия, посуда, фототовары и еще всякая всячина. Пункт обмена валюты стоял как бы на границе между отделом мебели и прочими. Окошко обменника было закрыто. На нем висела надпись: «Обменный пункт по техническим причинам временно не работает».

– Хороши технические причины, – с осуждением произнес Герасим.

– Да уж! – хмыкнула Варя. – Причины скорее физические.

– Вот и я о том же, – нудным голосом продолжал Каменное Муму. – По-моему, всегда следует писать правду.

– И что ты, Герочка, написал бы? – Варя кинула на него ехидный взгляд. – Ввиду похищения денег вместе с обменщиком наш обменный пункт временно не работает?

Марго, Луна и Иван усмехнулись. Герасим же на полном серьезе изрек:

– Неостроумно.

– Полагаю, – вмешался Луна, – мнениями о надписи мы можем обменяться и после.

– И желательно за пределами этого магазина, – кивнул Иван.

Напустив на себя скучающий вид, пятеро друзей обогнули обменный пункт. Он представлял собой небольшое узкое помещение, пристроенное к внутренней стене магазина. С одной стороны, в закутке за фанерной перегородкой, находилось окошко для приема и выдачи денег. С другой – так сказать, «служебный вход», а вернее, дверь, которая одновременно служила и выходом. Сейчас она была опечатана.

– Поздно опечатывать, – покачал головой Герасим. – Нужно было раньше.

– Ах, как правильно, – вкрадчивым голоском отозвалась Варя. – И впрямь опечатали бы вместе с деньгами и обменщиком, тогда бы до сих пор все оставалось на месте.

– Подруга, – по длинному лицу Герасима заходили желваки, – по-моему, ты сегодня не в меру остроумна.

– Лучше быть не в меру остроумной, чем не в меру глупым, – Варя мигом отбила его выпад.

– Прекратите, – вмешался Луна. – Не время и не место.

– Значит, вот сюда они вошли, – указал на опечатанную дверь Каменное Муму.

– И что характерно, Герочка, отсюда же вышли, – исполненным сарказма тоном добавила Варя.

– Я попросил бы меня не перебивать, – набычился Каменное Муму.

– Ах, извини! – Варей окончательно овладело ехидное настроение. – Видимо, у тебя, о, наш несравненный Муму, возникла другая версия. По-твоему, они вошли через дверь, а обратно выползли через окошко для клиентов?

7
{"b":"113345","o":1}