ЛитМир - Электронная Библиотека

Итак, они решили просто игнорировать ее странное поведение, вместо того чтобы пытаться в нем разобраться. В какой-то степени это ободрило ее. По меньшей мере это означало, что стая не считает ее изгоем.

К'Каи была терпеливой, такой же терпеливой, как и любой другой, кому приходится иметь дело с землянами. Если им нужно время, чтобы примириться с ее поступком, то пусть будет так.

Но после трапезы она стала объектом внимания всей стаи. Во время последовавшего за трапезой семейного танца, когда она, в соответствии с его порядком, ожидала, сидя на насесте, своего очередного выхода, у каждого из членов стаи появлялась хорошая возможность поговорить с ней.

Вопрос задавали ей один и тот же: «Все, что нам нужно, есть здесь — так зачем же уходить отсюда куда-то еще? Туда, где нет несущих тебя воздушных потоков, где ты летаешь не на своих крыльях, а внутри стального яйца?»

Она пыталась отвечать им; пыталась рассказать о своей мечте, родившейся у нее, когда она услышала о Ларрхи, фирекканце, оставившем свою планету, чтобы стать ближе к звездам. Пыталась объяснить им то волнение, которое она испытывала, паря среди звезд на невидимых ветрах, описать ощущение могущества и восторга, которое возникает, когда вверяешь свою жизнь чему-то огромному и неизмеримо более сильному, чем она сама, и подчиняешь его своей воле. Старалась рассказать, какое пережила потрясение, когда своими глазами увидела то, чего прежде не видела ни одна фирекканка. Но она понимала, что все это бесполезно; даже члены экипажа ее корабля не всегда могли разделить ее чувства. Часто в своих суждениях они оставались полнейшими фирекканцами, такими же, как наиболее ортодоксальные члены стаи «Белый Цветок». Иногда ей казалось, что единственное различие между ее стаей и «Белым Цветком» состояло в том, что собранных ею «белых ворон» привлекло что-то такое, чему она сама не смогла бы дать точного определения, — ее обаяние или, может быть, энтузиазм, или они выбрали ее своим вожаком, просто не имея лучшей кандидатуры.

В конце концов она покинула круг танцующих и уселась на насест в отдалении от остальных. Она наблюдала за своими родичами, кружащимися в причудливом рисунке танца, столь древнем, что его истоки оставались неясны. Быть может, они восходят к тем далеким временам, когда их пращуры еще не были разумными существами.

— Тетушка? — послышался снизу тоненький нежный щебет. — Можно я поднимусь к тебе, тетушка?

Очнувшись от своих раздумий, она посмотрела вниз. Это была ее племянница, Рикик, еще не сменившая своего детского оперения. К'Каи утвердительно свистнула, и Рикик неуклюже вспорхнула на насест и села рядом с .ней.

— Что я могу сделать для тебя, слеточек ты мой? — спросила она любовно, называя племянницу так, как зовут молодых птиц, готовых вылететь из гнезда.

Рикик от удовольствия распушила перья, но, тут же смутившись, стала чистить их клювом.

— Расскажи мне об управлении космическим кораблем, — нетерпеливо чирикнула она. — Расскажи мне о звездах.

Наконец-то она услышала такую просьбу, выполнить которую доставило ей огромное удовольствие. И она постаралась как можно полнее удовлетворить любопытство своей племянницы, описывала волнение при каждом полете в космос, уподобляя его созданию нового танца, рассказывала ей о своих впечатлениях от общения с землянами и другими разумными существами. Рикик придвинулась ближе, подставляя тетушке свои перышки, чтобы та нежно поглаживала их во время своих повествований.

Наконец Рикик вздохнула и понурила голову.

— Мне бы хотелось улететь в космос, как сделала ты, — сказала она задумчиво. — Мне бы хотелось увидеть эти металлические гнезда, сделанные землянами, — взглянуть оттуда на звезды, такие яркие в непроглядной космической тьме. Мне бы хотелось стать такой, как Ларрхи. — Она снова вздохнула. — Но этого никогда не случится…

К'Каи сочувственно кивнула головой. Мать Рикик уже выбрала этого едва оперившегося птенца своей преемницей, вожаком стаи «Белый Цветок», и, возможно, даже вожаком объединенных стай. К'Каи знала свою сестру слишком хорошо; если бы в то время, когда К'Каи заявила о своем желании получить свободу и летать в космосе, вожаком стаи была Крии'Каи, то теперь не было бы никакого фрахтера с фирекканской командой на борту. Если уж Крии'Каи что-то решила, то заставить ее изменить решение не мог никто, она была самой ортодоксальной фирекканкой из всех известных К'Каи. В будущей жизни Рикик не могло быть места космическим полетам — разве что если ей потребуется лететь куда-нибудь для решения политических вопросов, но и то лишь в качестве пассажира. И даже в этом случае будут приняты все меры, чтобы полет оказался максимально коротким.

К'Каи увидела в глазах своей племянницы глубокую печаль и принялась тщательно чистить ей перышки, стараясь этим выразить свое молчаливое сочувствие. Но прежде чем она успела что-либо сказать, Крии'Каи заметила, что Рикик разговаривает со своей теткой-ренегаткой, и раздраженным криком приказала дочери вернуться к танцующим.

А взгляд, которым она одарила К'Каи, мог бы опалить перья. Но К'Каи уже привыкла к таким взглядам и перестала на них обращать внимание. Тем не менее это происшествие ее сильно расстроило, и вскоре она, сухо со всеми попрощавшись, вернулась на свой корабль.

Взбираясь на корабль, она поняла, что возвращение сюда доставляет ей гораздо больше радости, чем возвращение в гнездовье «Белого Цветка». Для нее домом был скорее корабль, чем гнездо.

И эта мысль слегка озадачила ее, когда она наконец с чувством облегчения вновь устроилась на своем командирском кресле-насесте и увидела, что ее экипаж все еще усердно трудится, выполняя полученные задания. Интересно, такие же чувства испытывал Ларрхи?

И будет ли она когда-нибудь снова по-настоящему принята своей стаей, и будет ли чувствовать себя в ней как дома?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Корабль готов к завершающему прыжку в систему Фирекки, мой господин, — доложил командир пилотов. — Каковы будут дальнейшие указания?

— Включайте гипердвигатели, командир, — ровным голосом приказал лорд Ралгха нар Ххаллас. — Как только мы окажемся в системе Фирекки, проведите сенсорами полное сканирование окружающего пространства, но истребители для непосредственной разведки не выпускайте.

— Мой господин, вы в самом деле не хотите выпускать истребители? — вежливо спросил Кирха прямо со своего рабочего места.

Ралгха чуть не рассмеялся, но ему все же удалось сохранить серьезный вид. Такова была манера Кирхи. Он всегда очень деликатно указывал своему господину на его ошибку, причем делал это так, как будто никакой ошибки, собственно, и не было. Ралгха даже испытал некоторую гордость за него, словно Кирха являлся одним из его отпрысков. То, что ему предстояло сделать, для Кирхи окажется большим несчастьем. Ведь перед ним открывалась блестящая карьера воина, находящегося на императорской службе.

Повернувшись в кресле, он потянулся к Кирхе и легонько шлепнул молодого килратха по уху:

— Уж не подвергаешь ли ты сомнению мои приказы, юнец?

Кирха опустил глаза. Ралгха заметил, что его живот дрожит от напряжения.

— Никак нет, мой господин, — покорно пролепетал он.

— Хорошо, для обеспечения переговоров внутри корабля немедленно подключите к моей каюте управление всеми каналами связи. А теперь, Кирха, мне понадобится твоя помощь.

Командир связистов поклонился и повернулся к своему пульту, чтобы внести необходимые изменения в программу. Ралгха встал и направился к лифту; Кирха шел сзади, в нескольких шагах от него.

Оказавшись в своей каюте, Ралгха позволил себе немного расслабиться и удобно устроился в подвесном плетеном кресле, чтобы пожевать листьев аракха. Он жевал кисловатые листья под мерную вибрацию гипердвигателей, ощущая, как от стекающего в желудок сока по всему его телу разливается столь желанное чувство покоя. Примерно через полчаса он почувствовал себя достаточно отдохнувшим, чтобы приняться за выполнение стоящей перед ним задачи.

16
{"b":"11336","o":1}