ЛитМир - Электронная Библиотека

Он ухватился за край пульта и передвинул ручку переключателя. Спустя долю секунды он почувствовал, как у него засосало под ложечкой — привычное ощущение перехода к невесомости. Тело Гвен плавно отделилось от пола и поплыло вверх, тела килратхов парили в воздухе рядом.

— Нам надо торопиться, майор, — позвала его К'Каи, повиснув над полом у дверей.

— Я знаю, — ответил он и, хватаясь руками за рукоятки пульта, подобрался к телу девушки. — Прощай, Гвен, — тихо сказал Паладин, взяв ее за неповрежденную руку, и прижал маленькую изящную ладонь к своим губам. Потом он повернулся и, оттолкнувшись, поплыл к двери.

— На счет три, К'Каи, — скомандовал он и взялся за ручку двери. — Раз, два… три! — Он открыл замок и с силой распахнул дверь.

Трое килратхов, беспомощно барахтавшихся под потолком коридора, попытались направить на них свои ружья, но слишком поздно… Несколько секунд спустя Паладин и К'Каи, оставив за собой их безжизненные тела, уже держали путь назад, к «Бонни Хезер».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— А мы не могли бы еще немного потолковать об этом? — спросил Хантер, уставив-шись на огромного килратхского воина.

Кирха старательно перевел вопрос Хантера, а затем ответ килратха.

— Он говорит, что время разговоров прошло, и сейчас вы должны доказать, что достойны носить титул сеньора Империи Килрах.

— О, черт, — пробормотал Хантер с глубоким вздохом, глядя снизу вверх на своего противника. — Я все еще надеялся, что мы сможем решить дело дружеской встречей за карточным столом вместо драки. — Он бросил взгляд на Кирху и вдруг без всякого предупреждения изо всех сил пнул гиганта между ног. Какую-то секунду ошеломленный килратх продолжал стоять, потом согнулся пополам и осел вниз. Остальные воины, стоя на месте, изумленно смотрели на своего скорчившегося на полу предводителя.

— Это было не совсем благородно, мой господин, — заметил стоявший сбоку Кирха.

— Все благородно в таком: Проклятье! — завопил Хантер, когда лежащий на полу килратх подцепил лапой его ногу, раздирая острыми когтями толстую кожу сапога. Хантер отчаянно лягался, но свирепый кот обхватил его медвежьей хваткой и начал медленно сжимать. Хантер уже стал задыхаться, но все же сумел дотянуться до единственного, на его взгляд, уязвимого места противника — до его широкого носа. Он ударил по нему основанием ладони, а затем ухватил пальцем и резко крутанул. Воин взвыл от боли и выпустил Хантера. Он откатился назад и успел подняться на ноги как раз вовремя, чтобы увернуться от сильного удара лапой сбоку. Но на этот раз ему повезло меньше — острые когти килратха, продрав куртку, полоснули по спине. Он отскочил назад и прижался к стене. Он чувствовал, как кровь теплыми липкими струйками потекла по телу.

«Похоже, дело плохо…»

Килратх потрогал свой кровоточащий нос и прорычал что-то на своем языке. Затем рванулся вперед.

Он швырнул Хантера на стену и припечатал к ней всем своим огромным весом, буквально вышибив из него дух. Хантер попытался высвободиться, но килратх еще сильнее придавил его. Хантер начал задыхаться.

— Кирха! — отчаянно позвал он. — Помоги мне!

— Но, мой господин, это будет недостойно… — начал возражать Кирха.

«Да пропади оно пропадом, это достоинство!»

— Кирха, я приказываю тебе помочь мне! — завопил Хантер.

В следующий момент по совершенно непонятной причине килратх вдруг перестал давить на него своей массой. И только когда он повис в воздухе над полом и стал медленно отплывать от стены, Хантер сообразил, в чем дело.

«Гравитация! Что-то случилось с гравитацией!»

Парящий в воздухе около растерявшихся килратхов, Кирха вдруг выхватил у одного из них ружье, прицелился и выстрелил. Потом тут же перебросил ружье Хантеру и накинулся на остальных килратхов, пустив в ход когти и клыки. Хантер на долю секунды застыл в оцепенении, затем поднял ружье и стал стрелять, прежде чем ошарашенные вражеские солдаты пришли в себя. Через несколько секунд все было кончено.

Когда Кирха повернулся к нему, то просто кипел от возмущения.

— Мой господин, я не могу поверить, что вы попросили моей помощи во время ритуального поединка! Это противоречит всем традициям…

— Я знаю, Кирха, знаю, — ответил Хантер и, оттолкнувшись от ближайшей стены, проплыл мимо неподвижно парящих безжизненных тел килратхов к тому месту, где у двери, ухватившись за какой-то выступ, примостился Кирха. — Мы поговорим об этом позже. Ты можешь открыть эту дверь?

— Думаю, что смогу, мой господин, — ответил Кирха, внимательно разглядывая дверь. Он нацарапал на пластиковой табличке комбинацию из коротких и длинных вертикальных линий. Почти сразу же дверь бесшумно сдвинулась в сторону. Когда Хантер вслед за Кирхой проник в дверной проем, перед его глазами предстала картина всеобщего смятения и хаоса.

В просторном помещении были собраны десятки рослых пернатых фирекканцев, ошалело смотревших на них большими немигающими глазами. В их взглядах читались боль, тоска, страх.

— Эй, послушайте, быстро все за мной! Я. освобождаю вас! — закричал Хантер, сопровождая свои возгласы энергичной жестикуляцией. — Живей, я уведу вас отсюда! Никто не шелохнулся.

— Кто-нибудь здесь понимает по-английски?! — крикнул он, обращаясь к скоплению топчущихся на месте фирекканцев. — Черт побери, этого я не предвидел, — пробормотал он.

— Мой господин, я полагаю, что знаю выход из этого положения, — тихо сказал Кирха.

— Хорошо, действуй.

Кирха сделал глубокий вдох. Раздалось оглушительное злобное рычание, в котором угадывались килратхские слова. «Боевой клич», — сообразил Хантер. Фирекканцы в панике захлопали крыльями и бросились в угол комнаты.

— Низшие существа из рода дичи, — изрек Кирха. Он стал обходить сбившихся в плотную толпу фирекканцев, гоня их перед собой до тех пор, пока не оказался между ними и большей частью комнаты. Теперь сгрудившиеся фирекканцы находились уже совсем близко от открытой настежь двери.

— Получается, что ты общался с ними на универсальном языке, парень, — сказал с улыбкой Хантер. — Сюда, пожалуйста, сюда, — призывал он пернатых узников, жестами показывая на дверь. Наконец один фирекканец шагнул вперед, затем другой. Они осторожно двинулись к выходу. Одна из птиц, поменьше других ростом, пронзительно выкрикнула что-то на своем языке, и все остальные фирекканцы также направились к двери.

— Пошли, пошли! — кричал Хантер, стараясь поскорее выгнать их из комнаты.

x x x

Хантер обнаружил, что фирекканцы обладают одной особенностью, о которой его никто не предупредил заранее: испытывая сильный стресс, они начинают линять.

Над движущейся по коридору стаей в воздухе носились перья и пушинки, оставляя позади беглецов очень четкий след и вызывая у Хантера сильнейшее желание чихнуть. Кирха, то и дело смахивая их со своей физиономии, двигался рядом с Хантером, отталкиваясь от стен и перемещаясь в условиях невесомости по инерции. Как только ему казалось, что фирекканцы начинают замедлять темп, он тотчас же повторял свой устрашающий воинственный клич.

На этой стадии операция, видимо, перестала быть тайной для врага. Хантер надеялся, что ее беспорядочный характер окажется им только на пользу; чем более непредсказуемо будет складываться ситуация, тем труднее будет килратхам с ней разобраться.

Но сейчас он и сам не был уверен в том, что они попали в нужный коридор. Было бы чертовски глупо, если бы эта безумная гонка привела их в итоге в тупик или какой-нибудь стыковочный отсек с килратхским кораблем, набитым солдатами.

— Вон! Смотрите! — закричал вдруг Кирха, показывая поверх колышущихся хохолков бегущих фирекканцев. — Ведь это же…

Точно, это был стыковочный отсек, тот самый нужный стыковочный отсек, и там сейчас находились К'Каи и Паладин. К'Каи что-то пронзительно кричала по-фиреккански, а Паладин отвернулся в другую сторону, видимо чтобы вовремя заметить появление свежих сил килратхов. Теперь фирекканцы замедлили свой бег, в замешательстве остановились…

54
{"b":"11336","o":1}