ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва машина остановилась, он распахнул дверцу и испуганно произнес:

– Федор, где тебя носило? Я волновался.

– Заглохли, – объяснил шофер.

– Заглохни? – не расслышал мой предок. – Это вы мне? С какой, интересно, стати я должен заглохнуть?

– Это не ты, мужик, должен заглохнуть, – хохотнул шофер, – а у меня мотор по дороге заглох. Считайте, вам еще повезло. На соплях доехали. Сейчас ваши пожитки разгрузим и вернемся на базу. Другие заказы отменить придется. Кстати, телефон есть? Позвонить надо.

Отец молча извлек из кармана мобильник и протянул шоферу. Грузчики хмуро слушали, как тот отменяет заказы.

Набив частью наших вещей грузовой лифт, отец скомандовал:

– Езжай на десятый этаж, а я сейчас пассажирский вызову.

Протискиваясь сквозь тюки, я потянулся к нужной кнопке.

– Ой, а мне можно? – раздался звонкий голос.

В кабину каким-то чудом протиснулась худенькая высокая девчонка с большим пластиковым пакетом, из которого торчали продукты.

– Мне тоже на десятый, – пояснила она.

Я надавил на кнопку и буркнул:

– Нельзя было второй лифт подождать?

– Нельзя, – возразила девчонка и, улыбнувшись, добавила: – Он не работает.

– А как же мой отец? – ткнул я пальцем вниз.

Девчонка вновь улыбнулась и пожала плечами.

– Одно из двух. Либо пешком по лестнице, либо дождется, пока ты разгрузишься.

– Ну ни фига себе! – возмутился я. – Как же я один все это вытащу? Неужели трудно было предупредить его, что второй лифт не работает?

– А меня разве спрашивали? – нахально отозвалась моя попутчица.

Я уже раскрыл рот, чтобы достойно ответить ей, когда раздался оглушительный скрежет. Кабина, конвульсивно дернувшись, остановилась. Я не без удовольствия отметил, что девчонка побледнела. Впрочем, она, видно, была не из пугливых. Во всяком случае, мигом взяла себя в руки и недовольным голосом, заявила:

– Нечего было так лифт набивать. Счастье еще, если трос сейчас не оборвется. А то нам с тобой этажей семь вниз лететь.

– Не паникуй, – с деланой беззаботностью проговорил я. – Лучше попытайся нажать на какой-нибудь другой этаж.

Перегнувшись через огромный тюк, я принялся давить на разные кнопки. Однако ни на один из этажей кабина ехать не пожелала. Тогда я нажал на кнопку вызова диспетчера.

– Бесполезно, – прокомментировала мои действия девчонка. – Диспетчерская еще не подключена. Дом-то новый.

– Интересно живете, – обозлился я.

– Мы… живем, – с издевкой проговорила моя спутница. – Насколько я понимаю, ты теперь тоже здесь поселился. Так что привыкай. Теперь одна надежда на твоего папу. Но мы с тобой все равно здесь надолго. Пока заметят. Пока дозвонятся в диспетчерскую…

И, не договорив, она махнула рукой. Затем, помолчав, ткнула пальцем в ближайшую к себе коробку.

– Там у вас чего? Сесть можно? А то я стою на одной ноге. Вторая не поместилась.

– Садись, – буркнул я. – Там книги. Авось не раздавишь.

– Книги не раздавлю, – заверила девчонка и опустилась на коробку. – Ну, что? Будем знакомиться? Все равно больше пока делать нечего.

– Можем и познакомиться, – процедил я сквозь зубы. – Я – Федор.

– Солидно звучишь, – то ли одобрительно, то ли издевательски произнесла девчонка.

Ярко-зеленые глаза ее сверкнули. Никогда раньше не видел в реальной жизни такого цвета глаз. До встречи с этой девчонкой мне казалось, что зеленые глаза встречаются только в книгах. А точнее, в любовных романах, которые тоннами поглощает моя мать. Естественно, я подобной ерунды не читаю. Однако несколько раз из чистого любопытства заглядывал в них. Мне просто хотелось понять, почему матери они кажутся столь интересными. Так вот. Страницы этих произведений оказались густо заселены как красавцами, так и красавицами «с потрясающими зелеными глазами».

– Ты чего на меня уставился? – спросила девчонка.

– Жду, когда ты представишься, – вышел из положения я.

– Меня зовут Жанна, – тут же сказала моя попутчица.

– Жанна? – удивился я.

– Именно, – кивнула девчонка. – В честь Жанны д’Арк. У меня мама сдвинута на французской истории и литературе. И работает в Библиотеке иностранной литературы.

– А-а-а, – только и протянул я.

Темно-каштановые стриженные под пажа Жаннины волосы и впрямь придавали ей какое-то сходство с Жанной д’Арк. Хотя вообще-то, кто знает, какого цвета волосы были у Орлеанской Девы? Но говорить я об этом Жанне и не собирался. И поспешил сменить тему:

– Вы давно сюда переехали?

– Да уже месяц живем, – отозвалась Жанна. – К первому сентября перебрались. Чтобы мне сразу в новую школу идти.

– Ты в той, которая с бассейном, учишься? – полюбопытствовал я.

– Естественно, – усмехнулась Жанна. – Во-первых, она у нас прямо во дворе. А во-вторых, чтобы ты знал, эта школа вообще единственная в микрорайоне.

– А говорят, лучшая в микрорайоне, – вспомнились мне слова предков.

– Раз единственная, значит, лучшая, – опять усмехнулась Жанна. – Потому что вне конкуренции. Но в этом районе наша школа и впрямь считается лучшей. Правда, она всего год существует. Ты, Федор, вообще, в каком классе учишься?

– В девятом, – внес ясность я.

– Значит, в наш класс и пойдешь.

– Почему это обязательно в ваш? – не понял я.

– Элементарно, – начала объяснять мне Жанна. – Наш класс единственный из девятых еще недоукомплектован. А в остальных четырех полным-полна коробочка.

– Четырех? – присвистнул я.

– Что делать, Федор, – развела руками Жанна. – Микрорайон новый. Домов куча. А школа одна.

– Ты хочешь сказать, сюда одни девятиклассники съехались? – еще сильней удивился я.

– Похоже, – кивнула девчонка. – Сам прикинь, девятых классов целых пять штук, а перваков всего три.

– Три класса или три человека? – не понял я.

– Естественно, класса, – откликнулась Жанна.

Тут снизу раздались грохот и громкие вопли.

– Кажется, Федор, тебя наконец хватились, – сказала Жанна и вдруг оглушительно крикнула: – Помогите! Мы застряли!

Я от неожиданности вздрогнул.

– В следующий раз, когда соберешься орать, предупреждай.

– Какие мы, оказывается, пугливые, – ничуть не смутилась Жанна.

– Просто ты меня оглушила. До сих пор в ушах звенит, – скороговоркой выпалил я.

– Зато у нас появилась надежда, – и на сей раз нашлась моя новая знакомая.

Здесь она была совершенно права. Я услышал уже вполне внятный голос отца:

– Ребята! Вы где?

Видимо, отчаявшись дождаться лифта, предок сам поднялся по лестнице.

– Мы тут! Застряли! – заорал я в ответ.

– С диспетчерской связались? – осведомился отец. Он тяжело дышал. Укатали сивку крутые горки, как говорит в таких случаях моя мать.

– Связи нет, – пояснила Жанна. – Вам надо позвонить по телефону.

– А номер кто мне скажет? – грянул отец.

– Там, на первом этаже, возле кнопок табличка висит со всеми нужными номерами, – услужливо проинструктировала Жанна.

Отец тяжело вздохнул, пробормотал что-то про «эту чертову лестницу» и, велев нам сидеть спокойно, с громким топотом понесся вниз.

– Что я люблю в предках, так это их полезные советы, – не преминула заметить Жанна. – Интересно, как тут можно еще сидеть, учитывая все это барахло?

– Никак, – согласился я.

Какое-то время мы помолчали.

– Ну, Федя, рассказал бы что-нибудь интересное, – первой не выдержала Жанна.

– Лучше сама расскажи мне про новую школу.

Жанна поморщилась. Тема явно не увлекла ее.

– Школа как школа, – скучным голосом начала она. – Не вижу в ней ничего выдающегося. Учителя есть нормальные, а есть так себе. Ребята тоже разные. Одни нормальные, а другие придурки.

– Ясно, – пробормотал я. Тема и впрямь, казалось, была исчерпана. Да и что, собственно, еще интересного можно рассказать про школу.

Все-таки я счел своим долгом задать еще один вопрос:

– А бассейн-то хороший?

– Когда воду заливают, нормальный, – с какой-то странной улыбкой произнесла Жанна. – Только, Федя, это бывает очень редко. Потому что у них там все время чего-то ломается. В общем, на водные процедуры особенно не рассчитывай.

2
{"b":"113389","o":1}