ЛитМир - Электронная Библиотека

– Бедненький мой! – сокрушалась мать. Верная мама, переполненная жалостью к обездоленному сыну, из-за него жила в ненавистном космосе. – Бедненький, изводишь себя, и для кого? Ведь не ценят тебя, не понимают, отвергают. Не мучай ты себя из-за равнодушных этих. О своем здоровье подумай. На кого ты похож? Бледный, синий, не обедал, не завтракал.

Мама не понимала, что сын ее счастлив, как никогда. Он редактор природы, он архитектор неба, соперник господа бога (если вспомнить старую сказочку о чудодее, создавшем такую непродуманную Вселенную за шесть дней – от воскресенья до пятницы). Он передвигает планеты как пешки на космической доске, он играет в игру, где правилами служат возможности техники и законы материи. Лепит миры, как ребенок лепешечки из пластилина. Не вздыхай, мама, мало есть на свете таких счастливых сынов.

Проблема пятая: как расположить моря и горы.

Проблема шестая: как насытить атмосферу кислородом.

Проблема седьмая: как создать растительность. Что отобрать и что переделать?

Проблема животного мира.

Населения.

Городов.

Экономики. Разделения труда между планетами.

Транспорта.

Связи со старой Землей.

Все заново. Все – проблема. Все надо продумать заранее.

И еще проблема проблем: куда расширяться после.

Двенадцать планет размещены, из Урана не изготовишь больше. Все они будут заселены за полтора-два века. А дальше? Куда пристраивать тринадцатую, четырнадцатую, прочие? Нужна же перспектива строительства. Можно ли к каждой четверке добавить еще четверку?

Астрономическое правило требует: расстояние между четверками должно быть в пять раз больше, чем между парами. Умножаем шесть миллионов на пять, получается тридцать миллионов километров.

Место на небе есть, но математики обескураживают Ааста. Они уверяют, что такая система устойчива только в пустоте. Могучее Солнце разорвет ее, раскидает планеты. Вопрос сложный, даже анализу не поддается. Допустим, Ааст отстоит свои восьмерки. Двадцать четыре планеты расставлены…

А если потребуется двадцать пятая? Ей уже нет места поблизости от Солнца. И опять проблема:

Проблема энная: как обогревать.

Искусственные солнца нужны.

Технические условия конструктору такого солнца:

1. Глаза человека приспособлены к свету, который излучает тело (тело это – настоящее Солнце), нагретое до шести тысяч градусов.

2. Чтобы не казаться чересчур ярким, техническое солнце должно выглядеть не меньше нашего, то есть занимать на небе полградуса. Допускается и больше.

3. Желательно, чтобы солнце всходило и заходило каждые двадцать четыре часа. Такие сутки отвечают человеческим привычкам.

Это проблема отдаленная, проблема, которая понадобится для двадцать пятой или, в худшем случае, для тринадцатой планеты. Но Ааст должен ответить, если его спросят: «Что после? Какие перспективы? Ведь Циолковский нашел место для двух миллиардов земель, а вы спотыкаетесь на тринадцатой».

Волей-неволей приходится думать и об искусственном солнце.

Источник энергии все тот же: эйнштейновская энергия – полное превращение вещества в лучи. Вещество есть на любом небесном теле, стало быть, всякий астероид может стать и искусственным солнышком, если нагреть его поверхность до шести тысяч градусов.

Итак, спутник – солнце, сделанное из астероида.

Птолемей мог бы ликовать: наконец-то будут солнца, обращающиеся вокруг земель!

Но…

Громадное солнце неэкономично, однако у громадины есть свое достоинство – могучее притяжение. Солнце удерживает при себе газы, раскаленные до шести тысяч градусов Астероид их не удержит. Он испарится от собственного жара.

Перечеркни, Ааст, начинай сначала!

Что тебе требуется? Лучи. Лучи, а не нагретое тело. Делай лучи холодным способом! Превращай вещество в лучи, ничего не разогревая! Так работают лазеры, так работают двигатели фотонных ракет и планет, превращенных в ракеты.

Лучи надо изготовлять на поверхности технического солнца, лучи изготовлять и не раскалять ничего.

Получается проще, чем двигатель планеты. Может быть, не перемещать планеты вообще? Последняя проблема решена? Нет, не последняя. Есть еще.

Эн+первая проблема. Проблема материала.

В Юпитере и всех прочих планетах материала не больше, чем на 450 земель. Но, к сожалению, те большие планеты состоят из газа, почти целиком из водорода; твердого вещества наберется там на два-три десятка земель, в лучшем случае – на полсотни. Полсотни планет заселятся лет за четыреста. А дальше? Надо же видеть перспективу!

Не придется ли с таким трудом и усилиями сооруженные планеты в дальнейшем разбирать, превращать в циолковские эфирные колеса, в дайсоновскую скорлупу?

И такой вопрос могут задать Аасту Ллуну.

Надо указать резервы материала.

Еще в XXI веке было открыто, что есть за пределами Солнечной системы одинокие бесхозяйные тела, размером с Юпитер и побольше. Возможно, появится славная профессия в будущем: ловцы планет, загонщики планет, укротители планет. Так некогда в джунглях ловили диких слонов, чтобы загнать их в стадо и приручить.

Если мало бездомных планет в космосе, придется, может быть, резать собственное Солнце, вырывать клочья из его тела. Ведь в нем 330 тысяч земных масс, материала в тысячу раз больше, чем в Юпитере. И тогда другая героическая профессия появится в будущем – солнечные ныряльщики, солнечные хирурги. Даже Аасту, уроженцу XXII, гражданину XXIII века, трудно представить себе необыкновенную технику солнечной хирургии. Как это будут проникать в недра Солнца, как там выцеживать кислород, железо, тяжелые элементы?.. Как вытаскивать все это наружу?

Только тут увлекаться нельзя. Солнце не только источник света, но и центр притяжения. Нельзя растащить все Солнце по кусочкам. Планеты потеряют хозяина, разбредутся в космосе, как овцы без пастуха.

Не предпочтительнее ли разобрать чужую звезду – тусклую, никому не нужную Проксиму Центавра или спутник Сириуса – белый карлик, плотности невероятной, массивный, как Солнце, маленький, как Земля.

Люди будущего – погонщики звезд?

Такой проект представляет Ааст на Совет Человечества.

Его соперники не протестуют. Они постарели. Ван-Вейден разводит тюльпаны в своем саду и не хочет хлопотать обо всей планете. Да он и не соперник уже, в сущности. Великое остекление не решает проблемы тысячелетия. Что оно дает? Двойной урожай, только и всего. У Оты и Маккея странная трансформация: они полюбили, жалеют то, что хотели уничтожить! Ота слагает стихи о соленом ветре и гулком прибое. Маккей уверяет, что без канадской зимы не может быть здоровья, проектирует горно-зимние островки для каждой страны.

Соперники молчат, не указывают на слабости, но Ааст набрался опыта, сам научился их находить, сознаваться откровенно.

По проекту Циолковского, варианту Дайсона, человек получал как бы миллиарды планет. Он, Ааст, говорит о десятках и сотнях.

Его проект сложен и трудоемок. Высочайшая техника, перемещение планет, захват чужих звезд!

И только одно у него преимущество: Ааст обещает земли. На них будет тугой ветер и рассыпчатый снег, моря со штормами, горы с ледниками.

Ааст говорит: «Жизнь неотделима от среды. Наши предки 200 миллионов лет назад выползли из моря на сушу и до сих пор в теле своем мы носим подобие моря – соленую кровь. Покидая Землю, мы уносим в космос в ракете или скафандре подобие земной атмосферы, кислородной, влажной, умеренно теплой. Обжить космос – это значит сделать его похожим на Землю. Без цветного неба, без ветра и снега люди несчастливы, знаю это по себе. Не сомневаюсь, что вы выберете мой проект, хотя он труден и невыгоден».

* * *

Когда гражданину планеты Земля исполняется десять лет, родители или учителя вручают ему книгу, которая называется «Подарки ко дню рождения».

Как и прежде, она начинается с подарков природы – с атомов, Солнца, Земли, с наследства морской воды, червей, рыб, обезьян. Потом идут подарки человеческих предков. Умение добывать огонь. Строить жилище. Сеять хлеб. Так вплоть до рассказа «Тебе дарят столетия».

6
{"b":"11339","o":1}