ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовница Синей бороды
Зубы дракона
Как я стал собой. Воспоминания
Победители. Хочешь быть успешным – мысли, как ребенок
Сновидцы
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Поступки во имя любви
Округ Форд (сборник)
Великий русский
A
A

Однако зависимость – это в любом случае слабость.

А свои слабости надо тщательно скрывать. Лучше всего под надежным замком, в самом безопасном месте на всех Небесах. Иначе кто-то может использовать их против тебя.

Владимир боялся признаться себе, что он волнуется за Дашу и хочет охранить ее от беды. Это означало, что в решающий момент он будет думать не только о себе. Что могло закончиться его поражением.

Пардус. Внушающая беспокойство неприметность, где бы он ни стоял, казалось, что он подсматривает из-за плеча.

«Отец доверял ему, – думал Владимир, глядя на Волоха из кабины вертолета. – И говорил мне, что я тоже должен всегда полагаться на Аркадия. Но вот что удивительно… Я помню, что он мне это говорил, но не помню, когда и при каких обстоятельствах».

– Все в порядке, Владимир Георгиевич? – спросил Волох. – Я сделал все, как вы просили.

– Да, все прекрасно, Аркадий, Кстати, совсем забыл вам предложить – не хотите слетать со мной? Постреляем волков.

– Не уверен, что это хорошая идея, – покачал головой начальник службы внешней безопасности. – У меня много дел, особенно в связи с этими беспорядками.

– Да, беспорядки, – кивнул Белуга. – Ну, будем надеяться, что это нас не коснется. Если что, я буду на связи. Держите меня в курсе.

– Обязательно, Владимир Георгиевич. Удачной охоты.

– И вам, Аркадий, – усмехнулся Белуга.

Дверь вертолета захлопнулась, и винт набрал обороты. Четырехместный «ермолов» оторвался от зеркально гладкой площадки и взмыл в Небеса. Вслед за ним устремилась машина сопровождения, отягощенная дополнительным боекомплектом и парой привязных зондов типа «Гермес». Королевский, мать его, эскорт.

Волох провожал улетающий вертолет Белуги пристальным взглядом, пока тот не пробил климатический купол и не скрылся из вида. Пардус остро сожалел, что не доведется придушить поганца своими руками. Но он не соврал, у него и правда было полно дел. Так что эту приятную обязанность пришлось перепоручить надежным людям.

– Курс на Степь, – приказал Белуга.

Пилот неразборчиво буркнул «есть» и увеличил скорость.

Белуга покосился на двоих сопровождающих, похожих, как близнецы, в своих одинаковых костюмах. Только лицо второго «близнеца» было ему совершенно незнакомо. Новичок? А, плевать.

– Бабах, – сказал директор «Неотеха», наводя «тигр» на нового телохранителя.

Тот вежливо улыбнулся. Барин изволят шутить. Ай, смешно! Ничего, сегодня придет и наш черед.

На горизонте огромной бело-желтой скатертью разворачивалась Степь. Они вошли в летное пространство Форсиза.

Аркадий Волох достал из кармана изящный старинный хронометр-«луковицу». Щелкнул кнопкой секундомера. Обвел взглядом шесть фигурок часовых, кажущихся потерянно маленькими на огромном пространстве крыши. И кивнул самому себе. Он по праву гордился системой безопасности корпорации, которую создал.

И которую собирался разрушить.

Крошечный одноразовый передатчик, вмонтированный в хронометр, послал в пространство единственный импульс. Этот импульс был уловлен, расшифрован и принят к исполнению.

Цилиндрическая кабина лифта с огромной скоростью падала вниз. Спокойное лицо Пардуса отражалось в вогнутом зеркале стен.

– Центральный пульт Климат-Контроля, – сказал он, обращаясь к своему отражению.

– Доступ к указанному месту назначения ограничен, – отозвался лифт. – Приготовьтесь к процедуре идентификации личного кода.

Зеркальная стена вздулась дырчатым бугром. Из него брызнул сноп красных лучей, ощупавших лицо Пардуса и сконцентрировавшихся в его левой глазнице.

– Аркадий Волох, ваш доступ подтвержден, – сообщил лифт, меняя направление движения на горизонтальное. – Приготовьтесь к прибытию.

С мелодичным звоном передняя стенка цилиндра скользнула в сторону. За ней был узкий коридор, упирающийся в бронированную дверь.

– Центр управления микроклиматом. Добро пожаловать. Плита, способная удержать звено бойцов в штурмовой броне, медленно поворачивалась вокруг своей оси. Перед начальником внешней безопасности открывался вход в святая святых безопасности внутренней.

Аркадий Волох не спеша доставал из карманов керамические детали размером от авторучки до школьного пенала. И соединял их между собой по известной ему схеме. В звуке вращающих дверь моторов тонуло его сосредоточенное дыхание и тихие щелчки, сопровождавшие постановку на место очередной детали.

– Доброе утро, – сказал ему молодой охранник, дожидающийся по ту сторону двери. – А мы не ждали…

Ударом ладони Пардус загнал на место последний элемент – тонкую обойму с токсичными зарядами.

– Доброе утро, – вежливо ответил он, стреляя в удивленное лицо охранника из несерийного сборного иглоавтомата.

И, переступив через бьющееся в агонии тело, шагнул в помещение Центра.

На биолокаторе замерцали сотни точек, сливающихся в однородную массу. Запищав, он потребовал или снизить нагрузку, или отключить его ко всем чертям.

– Вижу Стаю, – сообщил пилот.

– Начинай заход, Павел, – нетерпеливо отозвался Владимир. Его руки нервно сжимали приклад «тигра». – Выбери для начала маленькую группу.

– А это не будет опасно? – спросил голос пилота в наушнике. Он всегда задавал один и тот же вопрос.

– Все будет как обычно, – сказал Белуга. – Заходим, отстреливаем, сбрасываем «крикуна», чтобы пугнуть остальных. Опускаемся, забираем тушки на борт. Эй, не в первый же раз. Давай, пошел!

Пилот обернулся и сквозь прозрачную перегородку, отделявшую его от пассажирского отсека, показал выставленный вверх большой палец. Вертолет лег на бок, закладывая широкий вираж.

Внизу по прикрытой тающим снегом земле бежали степные волки.

Закончив свою работу в Центре, Волох посмотрел на хронометр. Пока все шло по графику, даже с опережением, Он бросил в угол разряженный иглоавтомат и сел в кресло у пульта, вытолкнув из него скорчившееся тело оператора. У него было секунд сорок, чтобы передохнуть.

На сорок второй секунде раздался тревожный сигнал, и на пульте зажглась лампочка. Неизвестный объект пересек границу микроклиматического купола, и это было зарегистрировано датчиками. За ним еще один. Лампочки загорались, пока их не стало девять. Да, теперь все. Больше «нетопырей», не считая того, что сейчас стоял в ангаре особняка Белуги, не существовало в природе.

Но и девяти было достаточно.

Дежурство на посту удаленного наблюдения – одна из самых необременительных обязанностей во всей системе внутренней безопасности ТПК «Неотех». Крутись себе в кресле, потягивай безалкогольное пиво, трави анекдоты с напарником и переключайся между сотнями камер, раскиданных по всему зданию и подключенных прямо к твоим зрительным нервам. Не работа, а сплошной отпуск.

Есть, конечно, любители опасной романтики со стрельбой и беготней в силовых «доспехах», но они пусть идут в СФО или в Орден. Или еще куда-нибудь подальше. А здесь у нас все мирно, тихо и успокоительно горят зеленым «индикаторы жизни» сотрудников внешней охраны. Значит, можно откинуть спинку кресла и достать из холодильника еще бутылочку…

Рука так и не дотянулась до прохладной дверцы. Один из огоньков мигнул и загорелся красным. Да ну? Может, сбой? Барахлит вживленный маячок у охранника?

Как-то незаметно красных огоньков стало два. Они ярко и ровно светились посреди панели, относящейся к постам на крыше здания. Ану-ка, посмотрим, что там творится.

Прикрепленные к вискам нейроэлементы плеснули в мозг наблюдателя голубым небом, прозрачной пленкой климатического купола, а потом его, как дубиной, ударила темнота. Камеры отказали. Он вновь сидел в своем кресле, уставившись в пульт и не понимая, что происходит, Где-то в районе затылка билась мысль, что пора бы объявить тревогу.

– Эй? – сказал его напарник. – Что такое?

Светящийся потолок над их головой мигнул и погас.

103
{"b":"1136","o":1}