ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В остановившемся лифте Аркадий Волох удовлетворенно кивнул, глядя на люминесцирующий циферблат хронометра. Веерное отключение в 11.22. Как и было спланировано. Сейчас заработают дублирующие генераторы… два, три… да.

В кабине зажегся свет, разошлись аварийные блокираторы, и она заскользила дальше по магнитной шахте.

– Приношу свои извинения за незапланированную остановку, – сказал голос сервисного автомата. – Приготовьтесь к прибытию на пост удаленного наблюдения.

Стоявший у края крыши охранник удивленно моргнул. Что-то творилось у него со зрением. Минуту назад ему показалось, что с внутренней поверхностью климат-купола произошла непонятная трансформация. А теперь у него отчетливо поплыло в глазах. Или он видел зыбкое марево, вроде того, что в сильную жару можно увидеть над раскаленным асфальтом? Что за фигня?

Он сдвинул прозрачную плашку головного дисплея, чтобы протереть глаза кулаком. Когда там уже смена? А то мерещится всякая дрянь. Откуда этот многократно усиленный шум от взмахов птичьих крыльев? И громкий свист…

Титановая монофреза диаметром тридцать сантиметров вылетела из носовой дископушки орнитоптера, совершая более двухсот оборотов в секунду. Она горизонтально прошла на уровне кадыка охранника, перерезав все основные сосуды и позвоночник, полностью отделив его голову от тела.

Так как ширина раны не превышала нескольких микрон, голова еще держалась на шее. Пока неумолимое земное притяжение не взяло свое и она медленно не сползла вбок, сохраняя на лице удивленное выражение.

Брызнувшая под давлением кровь большей частью расплескалась обо что-то гладкое, находящееся метрах в полутора над крышей. И совершенно невидимое. Только когда это что-то двигалось, можно было заметить мерцание, сопутствующее сверхбыстрой адаптации камуфляжной оболочки к окружающему ландшафту.

Более разведывательно-диверсионный орнитоптер СО-12, прозванный за свои исключительные качества «нетопырем», не выдавал себя ничем.

В полной темноте вспыхнули огоньки пульта. Особенно выделились шесть горевших красным «индикаторов жизни». Минуту назад их было всего два.

– Дерьмо, – тихо сказал оператор-наблюдатель, на ощупь разыскивая ключ общей тревоги. Сломать пломбу, утопить ключ в гнезде, повернуть до щелчка. Раньше ему приходилось делать это исключительно на учениях.

Замигав, опять зажегся потолок. Оператор моргнул, привыкая к свету, и увидел проклятый ключ совсем не там, где он его искал. Он потянулся к нему, услышал, как за спиной зашипела, сдвигаясь, дверь и удивленно вскрикнул его напарник.

На щеку ему брызнуло горячим и влажным. Что-то звякнуло, разбиваясь, и рядом с грохотом упало тело. Стиснув зубы и хватаясь за кобуру на поясе, он сорвал пломбу…

Но пальцы, сомкнувшиеся на ключе общей тревоги и на рукояти табельного пистолета, были уже пальцами мертвеца.

Владимир Белуга сдвинул дверь в сторону, и в кабину вертолета ворвался холодный ветер. Олигарх сморгнул выступившие слезы, вскинул карабин к плечу.

– Ниже, Павлик! – крикнул он. – Ниже!

Летящая по земле тень с прозрачным кругом винта увеличилась, стала плотней. Волки задирали головы к небу, скалились. Белуга скалился в ответ, отыскивая свою первую жертву в бино-куляре прицела.

Первый – самый важный. Его палец нежно лег на курок. А вот и он, крупный самец, уже полинявший на весенний мех – темное пятно в перекрестье прицела. Одна пуля в голову, чтобы не испортить шкуру. Говорят, что настоящие охотники пользуются игольниками, – чушь. Главное, чтобы рука не дрожала, когда стреляешь в лысый затылок метаволка. И все будет. И шкура, и мясо.

Свежевать первого он тоже будет сам. Остальными займутся холуи, но первого никому. Вдыхая тяжкий аромат крови, вбить нож по рукоятку в скользкое брюхо, дернуть вверх, к запрокинутому горлу.

Он плавно спустил курок, и в эту секунду кто-то толкнул его в отставленный локоть. Пуля ушла в никуда, а рычащий от ярости Белуга повернулся…

…И взглянул прямо в черный ствол гаусс-пистолета. Тело второго телохранителя сползало на пол с аккуратной дырочкой в виске. Это оно толкнуло олигарха под локоть.

– Привет от Пардуса, – сказал убийца.

Автомат, выдававший бесплатную колу и сигареты, грустно пиликнул, сообщая, что его объемистое чрево опустело. Охранник выругался. Пятеро его товарищей рассмеялись.

– Ничего, – сказал один из них, – может быть, сегодня в программе дождик. Ляжешь на крышу, пасть откроешь…

Они опять расхохотались. Впереди ждали три часа нудного стояния на крыше, и надо было запастись положительными эмоциями хотя бы на первые пятнадцать минут.

Мелодичный сигнал сообщил о прибытии лифта на этаж. Двери разошлись в сторону. Охранник, собравшийся шагнуть внутрь, замер с поднятой ногой. Вместо привычной кабины ему игриво подмигивали разноцветные огоньки со стен лифтовой шахты.

– Что такое? – изумленно спросил он.

Сброшенные сверху, на пол между охранниками упали две шоковые гранаты. Хлопок, ослепительная вспышка магния и оглушающий ультразвуковой «вопль». Никакого газа, это может всполошить систему противопожарной безопасности. Да и без газа они натворили достаточно. Шесть человек превратились в полностью оглушенные, слепые и парализованные статуи.

Два нейлоновых линя упали, разматываясь, в пространство шахты. По ним соскользнули две фигуры, с ног до головы одетые в облегающее черное. Повисли, одинаковым движением вскидывая скорострельные разгонники, и дали несколько беззвучных очередей.

Единственным звуком, сопроводившим смерть охранников, был шум от падения их тел. Да еще лязгнул простреленный автомат для выдачи колы.

Двое спрыгнули на пол, быстро расстегнули свои комбинезоны, скрывавшие под собой униформу охранников. За их спиной появился запоздавший лифт, куда они втащили трупы, бесцеремонно волоча их за ноги.

Один из «охранников» уехал вместе с трупами наверх, второй остался дежурить на этаже. Вылитый дежурный громила с интеллектом киберпылесоса. В нем невозможно было заподозрить бойца засекреченного спецподразделения Федеральной Безопасности.

Засекреченного настолько, что в самих архивах Службы оно не было обозначено даже номером, даже буквой греческого алфавита. И никто, кроме Пардуса и двух его заместителей, не был осведомлен о точном количестве его членов и их реальных боевых задачах. Таких, например, как захват штаб-квартиры ТПК «Неотех».

– Выставка продукции компании. Закрытая экспозиция, – сказал лифт. – Добро пожаловать.

Сюда был заказан вход обычным посетителям и журналистам. Более того, не каждый личный гость самого Владимира Белуги допускался к осмотру закрытой экспозиции. Здесь хранились последние новинки, не попавшие не то что на рынок, но даже в отдел маркетинга, где планировалась стратегия продаж. Большинство экспонатов существовало в единственном, уникальном экземпляре. Многие из этих экземпляров стоили годового бюджета корпорации рангом поменьше.

Кое-что из содержимого прочных, как алмаз, витрин не будет запущено в массовое производство ближайшие десять лет. Кое-что – не будет никогда.

Но Аркадий Волох пришел сюда не для осмотра сверх достижений технократической мысли. Его влекла та часть экспозиции, где были представлены объекты, уже прошедшие комплексное тестирование и готовые к появлению на «прилавках». А значит, и к использованию.

Конкретнее говоря, его интересовал экспонат 27 «Действующая модель биологического силового бронекостюма четвертого поколения». Отдел интенсификации продаж еще не придумал для него красивого названия, вроде «Сталкер» или «Танатос». Газетчики еще не накропали десяток восхищенных статей, после которых все уличные рыцари выбросят свои безнадежно устаревшие «скорлупы». Пока это был почти безымянный узник стоячего «саркофага» – нечто вроде плаща с капюшоном, сшитого из лоскутов белесой плоти. Размером он подошел бы трехметровому великану. Пардус хмыкнул и приложил палец к запирающей полоске на «саркофаге».

104
{"b":"1136","o":1}