ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сопровождающий его старик вытягивается по мере возможности, стремясь принять торжественный вид. С собой он, оказывается, прихватил здоровенную косу с начищенным лезвием. И большие песочные часы. Песок в часах почему-то черный.

– Портал Архипелага! – восклицает он с энтузиазмом. Тут же его лицо делается несчастным и озабоченным. – Ключи, – сконфуженно бормочет он себе под нос, – куда я мог подевать ключи?

Антон, не обращая на него внимания, разглядывает Портал. На его губах проступает рассеянная улыбка узнавания.

– Простите, вы не могли бы подержать это? – Старик дергает Антона за рукав, отвлекая его от созерцания дверей. Сует ему песочные часы. Прислонив косу к каменной арке, он охлопывает себя ладонями. – Куда же я их подевал? Ключи, ключи…

– Ключи? – спрашивает Антон. – Зачем они нужны? Ведь здесь нет никакого замка. И никакой двери.

То, что представлялось металлической дверью, – несложная программа для авторизации пользователя. Снабженная проверкой пароля и средством ведения логов. Не так давно он бы миновал ее, даже не заметив.

Что мешает ему сделать это сейчас? Ведь двери – это специальность жителя Архипелага по имени Янус.

– А, вот они! – торжествующе восклицает старик, извлекая из-под рясы огромную связку ключей. – Извините, что заста…

Он не договаривает, забыв от удивления прикрыть запавший рот. Антон, вытянув перед собой руки, шагает вперед. Прямо в закрытый Портал.

И всколыхнувшееся серебро двери поглощает его бесследно.

– Эх, молодежь, молодежь, – ворчливый голос старика наперегонки с эхом гуляет по старой церкви. – Вечно в спешке. Доходит уже до того, что дверь забывают перед собой открыть,

Его громкие сетования постепенно стихают, превращаясь в неразборчивое «бур-бур-бур». Вновь подхватив жестяные ведра, старик долго смотрит вверх, на испорченную фреску.

Предстоит нелегкая работа. И поблизости не видно лестницы, чтобы лезть под купол.

Старик вздыхает. От этого глубокого и сильного вздоха его тело раздувается. Горб на спине шевелится, изменяя свою форму. Громко трещит ветхая ряса.

Раздавшийся следом звук тоже похож на вздох. И на хлопок от развернувшейся большой мокрой тряпки. За ним следуют еще несколько громких хлопков, и невиданно откуда взявшийся ветер кружит по углам.

Похоже, что это хлопают огромные крылья.

Антон ожидал привычного головокружительного падения. Теперь уже не на Город, а на раскинувшийся в водных просторах Архипелаг. Он даже затаил дыхание в предощущении разворачивающейся под ногами пустоты.

Но под его подошвами стеклянисто хрустнул прибрежный песок. А справа, как раскатанное великанами полотно, лежало море. Каждый его глубинный вздох с мерным рокотом выгибал горизонт,

Обернувшись, Антон не увидел двери, из которой вышел. Насколько хватало глаз, во все стороны тянулась полоса белых скал. Вершины, острые до слабости в коленях, резали небо.

Он пошел вдоль берега, недоумевая относительно места, в которое попал. Что еще за изменения были внесены в игру с тех пор, как он был здесь последний раз?

С каждым шагом Антона охватывали все более противоречивые чувства. Мультиверсум – он, в сущности, как сон. В нем всегда не хватает чего-то до полного соответствия действительности. Какой-то мелочи. Например, запаха.

Здесь же, на этом пляже, где в одной точке сошлись перевернутый Грааль неба, море чьих-то безутешных слез и лунные скалы, было все. И все ощущалось как реальное, твердое, настоящее.

Море пахло морем, собой. Взятый в руки голыш удивлял влажным богатством красок и гладкостью в кулаке. И это было хорошо знакомо, привычно, не раз уже пережито.

Тот, кого ты встретишь на этом берегу, должен оказаться если не старым другом, то уж точно хорошим знакомым.

А может быть, умершей подругой, не знающей о своей смерти. И маленьким мальчиком – аналогом, искусственного разума, подарившего ей новую виртуальную жизнь. Так развивались события в романе прошлого века, который они читали в школе. Как же он назывался?

Антон улыбнулся, наслаждаясь возможностью не помнишь, как не помнят все люди. А не те, чья память лежит в банковском сейфе или вообще стерта напрочь. Он запустил голыш прыгать по смирным волнам, считая каждый всплеск. Один, два, три, четыре…

На четвертом камешек нырнул. И Антон увидел ее.

Она сидела, свесив босые ноги к воде. На большом валуне с гладкой верхушкой и подножием, темным от набегающих волн. Пока Антон шелк ней, он успел разглядеть массу ненужных деталей. Выцветшую голубую майку. Джинсы, неровно, с бахромой, обрезанные выше щиколоток. Браслет-фенечку из древесной коры.

А вот лица не было видно за ниспадающими темными волосами. Хотя он чувствовал, что она наблюдает за его приближением.

Когда Антон подошел вплотную, она подобрала ноги, обхватила их руками и положила подбородок на колени. Взгляд ее был теперь обращен в сторону моря.

– Привет, – осторожно сказал хакер.

– Привет, – отозвалась она, – Ты, наверное, Антон?

– Наверное, – он даже не удивился. – Ты извини, но я тебя не знаю.

Она повернулась, движением головы откидывая волосы назад. И посмотрела на Антона серьезными темными глазами. Под ними лежали тени – она недавно плакала или давно не спала, В остальном это было молодое, очень приятное и даже красивое лицо. Совсем незнакомое Антону.

– Меня зовут Ира, – представилась она.

– Очень приятно, – вежливо кивнул Антон. – Знаешь, Ира, я абсолютно уверен, что вижу тебя первый раз. И не могу избавиться от ощущения, что мы уже где-то встречались. У тебя нет сестры –близнеца?

– Нет, – она улыбнулась хорошей, открытой улыбкой. – Но у меня раньше была другая прическа.

Они посмеялись. Потом Ирина стала очень серьезной. – У нас мало времени, – сказала она и кивнула на пояс Антона. Опустив глаза, он увидел, что справа на бедре у него висит футляр из кожаных ремешков. А в нем – песочные часы горбатого старика. Черный песок в них пересыпался больше чем на две трети.

– А что случится, когда весь песок высыплется? – спросил Антон. В девушке чувствовалась осведомленность, которой ему не хватало.

– Место твоего назначения перестанет существовать, – ответила Ира. – Поэтому нам лучше обойтись без расспросов. Что-то сможет прояснить тебе Глеб, что-то ты вспомнишь сам.

– Ты знакома с Глебом?

Ира опять улыбнулась, но теперь по-другому. Это была направленная внутрь, своя, полная тайны улыбка. И кивнула. Непокорные волосы опять упали, заслоняя ее лицо.

– Это тебе, – сказала она, протягивая Антону руку. – Я должна тебе его дать.

На ладонь хакера лег большой медный ключ с ажурной головкой. Его вид наводил на мысли о старых, заросших пылью сундуках. Скрипучих дверях, обшитых металлическими полосами. И огромных замках, сделанных в виде пастей зверей или чудовищ. Антон сомкнул пальцы и почувствовал холодок, исходящий от ключа.

– На вопрос, что мне с ним делать, конечно же, времени не осталось, – сказал он с иронией.

– Если честно, то я сама не знаю, – пожала плечами Ира, – Как насчет открыть им какую-нибудь дверь?

– А что теперь? –спросил Антон.

Ира спрыгнула с камня и, подойдя вплотную, нежно поцеловала его в щеку. Как уронила теплую каплю дождя.

– Иди, – сказала она. – Тебя уже ждут.

Он хотел что-то сказать, но она положила указательный палец ему на губы. И покачала головой. Так они и расстались в молчании.

Наверное, это было самое лучшее прощание, которое можно придумать.

Прямоугольник окна тревожно отсвечивал в темноте багряным. Его заслонила фигура поднявшегося с постели стражника.

– Ого! – сказал он, опираясь грузным телом на подоконник. – Горит на набережной! И еще как!

– Что там горит? – сонно спросили его сзади.

Казармы Береговой и Городской Стражи были построены на высоком холме. Это давало неплохой обзор на остальной город. Стражник высунулся из окна по пояс.

– Горит около «Красного Быка», – определил он. – Ба, да это же сам «Бык» и горит!

136
{"b":"1136","o":1}