ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Владимир прищурился, Он не верил ни в какие белые флаги. Снайпер, с комфортом расположившийся на платформе, или безоткатное орудие могли расправиться с ним в любую секунду. И тогда Стая, которую он и так сдерживал с большим трудом, взбесится окончательно.

Ее совокупная ярость виделась олигарху раскаленным до красноты шаром, выбрасывающим в пространство хищные протуберанцы. Если он погибнет – шар превратится в Сверхновую. Количество жертв возрастет десятикратно.

Владимир ежесекундно слышал Голос, который не давал ему повернуть степных волков вспять. И все гнал и гнал их на Город. Голос нашептывал зверям: «Убей, убей, убей человека». Приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы самому защититься от его влияния и как-то оградить волков. Получалось слабо, но без этого было бы гораздо хуже.

– Ну, что тебе надо? –прошептал Владимир.

Платформа висела на высоте около пяти метров. Белые полотна волоклись по асфальту. Молодые волки успели попробовать их на вкус и теперь ожесточенно трепали прочную ткань. Платформа, перейдя в горизонтальный полет, неторопливо поплыла в сторону Владимира. Под ней кипела взбудораженная звериная масса.

Вдоль повернутого к олигарху борта выстроились несколько фигур. В одной из них он узнал экспериментальный образец силового биокостюма. Директор «Неотеха» представлял, на что способна эта штука. Мысленным сигналом он заставил сплотиться вокруг своих «телохранителей» – два десятка наиболее крупных и сильных метаволков. Если его почему-то хотят взять живым, то им придется постараться.

Расстояние между ним и платформой сократилось еще больше. И Белуга разглядел лицо хозяина биоброни. Эмоции нахлынули на него прорвавшейся лавой.

Мгновенно улавливающие его настроение волки заволновались. Яростно оскалили зубы. По морю живых тел разбежалась стремительная рябь. Все охваченные ею звери развернулись в сторону платформы. Некоторые даже карабкались на своих сородичей, как они поступали при штурме стен и баррикад.

Это были очень сообразительные животные.

На платформе заметили угрожающее изменение обстановки, и она зависла неподвижно. Владимир с трудом разжал кулак, вцепившийся в жесткую шерсть волка-альбиноса. И, подняв голову, посмотрел в глаза полковника Аркадия Волоха.

– Босс, – рыжий повернулся к Глебу. – Можно спросить одну вещь?

– Можно.

– Как вы с ним, – пилот указал большим пальцем через плечо на Тэньши, – попали к нам на станцию? И никто вас не заметил.

– Мы прилетели, – объяснил Глеб. – Я на «дедале», – рыцарь похлопал ладонью по «хомуту» вертолетного комплекса. – А он… он просто так.

Стажер приоткрыл рот.

– Понял, – сказал он.

И больше вопросов не задавал.

Пирамида «Неотеха», громадная и незыблемая, показалась впереди. Тут же громкий сигнал известил, что они вторглись в частное воздушное пространство. Глеб коснулся плеча стажера.

– Слушай внимательно, – сказал он. –Я не хочу повторять. Мы собираемся врезаться в эту штуку.

Глаза пилота расширились.

– Да, – Глеб сжал металлические пальцы на его плече. – Но мы не камикадзе. Поэтому я хочу, чтобы ты запрограммировал последний участок маршрута. Мы все перейдем в последний вагон, и твой друг отключит генераторы, чтобы они не взорвались в момент столкновения. Мы будем двигаться по инерции и врежемся в здание, как таран. Такой здоровенный таран из пятнадцати вагонов. Что думаешь?

Под синей шапочкой стажера определенно что-то закипало. Он даже взялся за нее руками, чтобы не слетела.

– Заметь, босс, я не спрашиваю, зачем, – сказал он. – Но я думаю, это будет круто!

На минус двадцать седьмом этаже было тихо. Освещение было необычным – оно непрерывно меняло интенсивность. Пол, изготовленный из пружинящего материала, прилипал к подошвам. Икари заметил, что по стенам коридора, в котором они с Дашей оказались, беспорядочно пробегают волны разных цветов.

Все эти ухищрения были предназначены для борьбы с мимикрирующей биоброней четвертого поколения. Ее не обнаруживали любые оптические датчики, включая человеческие глаза и видеокамеры. Кроме того, она была незаметна для волновых сканеров и детекторов запаха. Поэтому ставка делалась на десинхронизацию ее цветовых щитов и регистрирующий давление пол. По мнению конструкторов Лабиринта, этого было достаточно,

Аркадий Волох был с ними всецело согласен. Он не стал даже пытаться проникнуть на минус двадцать седьмой этаж. Ни сам, ни вместе со своими людьми. Из этого бы ничего не вышло.

Вместо этого он спустил с привязи таящуюся в Лабиринте Смерть.

Икари уверенно шел вперед. Кто-то протянул для него по полу невидимую, но стопроцентно ощутимую нить. Он не знал, кем была его Ариадна, но доверял ей безоговорочно.

Следом за клоном шла, испуганно озираясь, Даша. Ей было некому доверять. Но и бежать ей тоже было некуда.

А впереди их ждал Минотавр.

Он недавно шагнул за предел данных ему от рождения ограничений. И там открыл для себя скуку. Теперь он учился бороться с ней.

Антитезой скуки была игра. Для хорошей игры были необходимы партнеры. С первыми он сыграл неосмотрительно быстро. Оставшись вновь один, он учился терпению. И строил планы.

Следующая игра не будет такой скоротечной. Она будет более разнообразной. Более неожиданной. Более увлекательной.

Минотавр хотел играть.

Пардус не терпел длинные прелюдии. Он был человеком не рассуждающего и безжалостного действия. И, даже скованный необходимостью вести переговоры, он не утратил своего бешеного напора.

– Я предлагаю тебе выбор, – его голос, усиленный динамиками на платформе, разносился на десятки метров. Слыша его, волки скалились и прижимали уши. – Ты поднимаешься сюда вместе со своими друзьями. Тебе будет гарантирована безопасность и возвращение на место генерального директора. Более того, я обеспечу твое избрание на пост Чрезвычайного и Полномочного секретаря. Это значит, что тебе будет принадлежать весь этот сраный Город.

Владимир молчал. Он бы мог сказать иуде, что и так оставался генеральным директором. О каком тогда возвращении идет речь? И на пост Секретаря ему было наплевать. Так глубоко забираться в политику у него никогда не возникало желания. Тем более сейчас. А что касается Города – зачем ему Город, если теперь у него есть целый мир?

Но он не хотел разговаривать с Волохом. А хотел медленно сомкнуть руки на его морщинистой шее и давить. Давить, давить, пока язык у того не станет черным, а глаза не вылезут из орбит. И после всего бросить труп Стае, чтобы от него не осталось даже клочка.

Владимир Белуга мог простить все. Но не предательство.

Аркадий подождали, оставшись без ответа, продолжил:

– Я сказал, что даю тебе выбор. Твое согласие или жизни трех человек. Твоя собственная, твоей подруги и вашего будущего ребенка.

Голос полковника стих, и рядом с Волохом появилась Даша.

По зову Мертвеца Антон вновь прибыл в Мультиверсум корпорации «Неотех». И оказался в очень необычном месте. Точнее, в виртуальной проекции очень необычного места.

– Что это такое? –спросил он.

– Это Лабиринт, – охотно пояснил Мертвец. – Последняя заградительная линия перед самой Дверью.

– Похоже на головоломку.

– Это и есть головоломка. Подвижные элементы – стены и двери – перемещаются в соответствии со случайными комбинациями чисел. Поэтому Лабиринт не имеет постоянной структуры и, следовательно, единого алгоритма прохождения.

– Зачем он такой нужен? – удивился Антон. – Кто его сможет пройти?

– Хозяин Ключа, – сказал Мертвец. – Тот, кому доверили сторожить Янтарную Дверь. Для простоты назовем его Минотавром.

Мертвец взмахнул рукой, и они вчетвером стремительно понеслись к Лабиринту.

– Минотавру известен текущий маршрут через Лабиринт. Его аналог обитает здесь, наверху. В реальности он встречает каждого входящего. И если ему разрешен доступ к Двери, то Минотавр будет его сопровождать, указывая дорогу,

145
{"b":"1136","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Первому игроку приготовиться
Темный лес
Дворец Грез
Путь скрам-мастера. #ScrumMasterWay
Любовь колдуна
Проклятие Клеопатры
Фатальное колесо. Третий не лишний
Чужая война
Вдохновляющее исцеление разума