ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поднявшись на стену, он быстро покатился в сторону Икари и Даши. В тактическом блоке Минотавра была заложена информация, что пространственное мышление человека является одним из его уязвимых мест. Такой крупный объект, как Минотавр, перемещающийся по стене или потолку, должен вызывать замешательство. Это давало киберу время для выбора момента и места атаки,

Но сейчас Минотавр не собирался атаковать. Он истребил девять охранников и загнал двух в Лабиринт, где они быстро погибли в ловушках. Если это слово применимо к боевой машине, он пресытился однообразием такой модели поведения. И жаждал экспериментов.

Он намеренно оставил кровавую баню на третьем посту, чтобы обратить на нее внимание своих новых гостей. Минотавр знал, что такое человеческий страх. Он знал, как определить его по выбросам феромонов и скачкам кровяного давления. Кибер мог строить на нем свою тактику.

Но, даже представленный в виде сложнейшей математической модели, человек оставался непредсказуем. И тем любопытен.

А Минотавр был единственной в мире машиной, способной проявлять любопытство.

Икари среагировал на крик Даши. Развернувшись, он вскинул «ехидну» и выпустил половину обоймы в непонятный шарообразный объект. Впустую, объект прокатился мимо них по стене, переливающейся безумными красками. Серая лента, моментально выскочившая или выросшая из него, обмотала иглоавтомат и выдернула его из рук японца. От силы рывка у Икари заныли пальцы.

Большой серый шар скрылся за поворотом коридора.

– Что это было? – испуганно спросила Даша. Ей показалось, что шар непонятно как внимательно ее разглядывал.

Икари пожал плечами. Что бы это ни было, оно исчезло. На время или навсегда – не имеет значения.

Зов Двери делал все происходящее второстепенным.

Минотавр осваивал удивление. Эти люди реагировали непредсказуемо. Лишенные своего единственного оружия, попавшие в непонятную и угрожающую ситуацию, они не пытались спастись бегством. В этом случае он убил бы их сразу.

Но эти двое продолжали двигаться в глубь Лабиринта. Это было ново. Минотавр решил усилить воздействие раздражителей. Там, где психологических мер оказывалось недостаточно, должна была подействовать физическая угроза. Люди боялись крови, боли и вида собственных ран.

Своей мишенью кибер избрал женщину. Его поверхность отрастила конечности с впечатляющим набором режущих инструментов. Он повредит ей сухожилия на ногах – не очень опасные, зато болезненные раны, Они ограничат ее подвижность и заставят мужчину заботиться о ней. Или бросить. Минотавра интересовало, какой из вариантов человек выберет в сложившихся обстоятельствах.

Кибер вновь пришел в движение.

На этот раз Икари видел приближение Минотавра. Оно было рассчитано так, чтобы люди успели оценить угрозу, но не успели спастись. В ярком свете поблескивали разнокалиберные лезвия.

Шар обзавелся собственным пыточным набором. Икари уже видел результаты: его применения.

Он выставил перед собой руки – свое единственное бесполезное оружие. И приготовился узнать ответ на Вечный Коан.

Минотавр неожиданно остановился. Гибкие конечности с колюще-режущим инструментарием вытянулись, пытаясь достать людей. Застыли.

И все.

Даша шагнула поближе к Икари. Она не понимала, что происходит. В ее сознании, там, где раньше был постнаркотический дурман, теперь обосновывался страх. Ей хотелось спрятаться, стать совсем маленькой и незаметной.

Икари тоже не понимал, что происходит. Но он знал, что у них есть союзник, который не оставит их в трудную минуту.

Поле его зрения заполнила надпись пылающими красными буквами. «БЕГИТЕ!» И появилась указывающая направление стрелка.

Несмотря на свой грозный вид, демон оказался не способен противостоять объединенному натиску Айзенбарда и Пса. Жалобно мыча и неуклюже отмахиваясь когтями, он отступал, весь покрытый ранами от ударов сабли и палаша. Гном-корсар уже торжествующе размахивал золотым кольцом, вырванным из его соска.

– Никто не рассчитывал, что Минотавр будет атакован через Мультиверсум, – сказал Мертвец. – Иначе бы они снабдили его куда более серьезной защитой.

Громко хакнув, как дровосек, подрубающий дерево, Пес Войны ударил Минотавра в бедро. Монстр взвыл и упал на подкосившуюся ногу. Следующий удар снес один из его плечевых рогов.

– Вот и все, – сказал Мертвец.

Айзенбард отвел саблю для последнего удара. Внизу, то есть в реальном мире, застыл боевой кибер серии «Минотавр», чей кристаллический мозг сейчас переживал губительную перегрузку.

«Падай!» – приказала Икари телеприставка. Он тут же упал вниз, увлекая за собой Дашу. Микроскопической толщины серпообразное лезвие выскользнуло из стены и, пройдя где-то на высоте человеческой шеи, вновь скрылось. Из осторожности Икари предпочел двигаться дальше на четвереньках.

Если бы не указания Мертвеца, они с Дашей должны были погибнуть уже десятки раз. В стенах Лабиринта можно было встретить все: от вот таких вот примитивных серпов и метровых буров до огнеметов и пулеметных гнезд с широким сектором обстрела. Творение помешанного на автономной обороне параноика.

Мертвец, скопировавший из памяти Минотавра Ключ, вел Дашу и Икари через Лабиринт единственно возможным путем. Без него клон неминуемо заблудился бы, несмотря на невидимую «нить Ариадны». Здешняя стохастическая головоломка создавалась именно затем, чтобы сбивать с толку чувствующих Дверь «гостей». Ведь они могли оказаться и в распоряжении вероятного противника.

Путь через Лабиринт закончился без предупреждения. Очередной никуда не ведущий коридор уперся в шершавую металлическую стену. И в этой стене – прямоугольное отверстие размером с обычный дверной проем. Заполненное желтой субстанцией, похожей на янтарь.

Икари остановился перед стеной в недоумении, чувствуя, как…

…нить в его сознании натягивается до предела, издавая тонкий звон…

…холод, исходящий от этого проема, забирается к нему под одежду, глубже, под кожу, поселяясь между костями, замедляя течение крови…

…он уже не раз бывал в этом месте или в другом похожем…

…он точно знает, что ни в одной из предыдущих жизней не видел ничего подобного…

…он помнит это место.

Эта память не имеет ничего общего с той комбинацией химических цепочек в его мозгу, которой он привык ежесекундно пользоваться. Она там, где кончается его человеческая природа. В его метагенах, унаследованных от акулы-мутанта. Память о начале начал. О Янтарной Двери.

– Подожди меня здесь, – сказал Икари. Из его рта вырвалось облачко пара. – Я скоро вернусь.

И прежде чем изумленная Даша успела сказать хоть слово, он шагнул прямо в желтую твердь Двери. И пропал.

Они вместе погрузились в транспортный вертолет. Пардус, Белуга, Сергей с Ирой и агенты сопровождения. Пардус отдал указания пилотам и сел напротив Владимира. Пленники были облиты металлоорганическим клеем, не исключая даже неподвижную Ирину.

– Я хочу, чтобы ты знал, что с тобой будет, – сказал Пардус Владимиру. – Я не соврал, ты опять станешь директором. Более того, и Диктатором тоже. Директор-Диктатор. Воплощенная мечта твоего приемного папаши. Тебя не удивит, если я скажу, что генерал Белуга никогда не был твоим отцом?

В ушах Владимира кровавый шум, в котором тонет голос Волоха.

– Твоего отца звали Георгий Светлов, но это имя ты не можешь помнить. Как и его лицо. Вся твоя память вплоть до предродовой была стерта и заменена новой. С иголочки. Так ты стал Владимиром Белугой, наследником покойного олигарха. Чертова уйма работы была проделана. Не считая того, что вместе с кучей народу пришлось убрать обоих твоих папаш.

Волох рассмеялся.

– Это все относится к прошлому, – сказал он, оборвав смех. – А я хотел поговорить о твоем будущем. Так вот, тебя опять ждет вмешательство в память. К сожалению, на этот раз мы не можем взять и стереть ее целиком. У нас нет подходящей резервной записи. А этой дряни за Дверью, похоже, нравятся воспоминания. Рыбак предполагал, что именно на них она обменивает информацию.

147
{"b":"1136","o":1}