ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сбоку мелькнула черная пирамида «Неотеха», как и в реальности, полускрытая дрожащим маревом. Только здесь это был не климатический купол, а зримое воплощение виртуальной защиты ТПК, живая хищная субстанция, обладающая инстинктами голодной амебы. Приглядевшись, можно было разглядеть выбрасываемые ею отростки, целеустремленно шарящие в пространстве.

Вниз.

На самой границе Небес и Ядра он едва не попался. Лягал в белых одеждах, по-птичьи присевший на вращающемся «блюдце» узлового ретранслятора, учуял Антона и развернул крылья, готовясь сорваться в полет. Он еще медлил, отсеивая посторонние сигналы. Красивое, но мертвое лицо с черными провалами глазниц поворачивалось из стороны в сторону, разыскивая невидимого нарушителя.

Антон ушел, заложив вираж, пройдя насквозь через стену жилого блока, и выскочил прямо над сверкающей цепочкой вагонов А-поезда, несущихся в ночи, как рождественский кортеж Сайта-Клауса. Или, если подбирать более мрачное сравнение, Дикая Охота суровых норманнов – кавалькада призрачных всадников, ведомых оленеглавым предводителем.

За летящим поездом тянулся информационный шлейф – количество пассажиров, нагрузка на генераторы А-поля, названия станций на маршруте и прочая чушь. Антон влетел сквозь крышу в последний вагон, используя собственную информационную линию А-магистрали, чтобы добраться до своей остановки.

Зеленое табло над дверью в тамбур показывало 1.09, Следующая станция «Мнемобанк».

Антон поднялся по каменной лестнице, ведущей к входу. Ноздреватые ступени пружинили под ногами, угрожая провалиться, рассыпаться. Объекты, видимые боковым зрением, превращались в бесформенные нагромождения. «Бархат» действовал в полную силу.

Этот мир был меньше чем сложной нейрогаллюцинацией, продуктом сверхвысоких технологий и измененного восприятия. Он был ложью. Обманом от ядра Метагалактики до самой мельчайшей своей корпускулы, Небрежно замаскированной пустотой.

Ложью было все: опирающаяся на колонны громада «М-бан-ка», фонтаны, лестница, он сам, поднимающийся по этой лестнице Антон Зверев, и гранитные львы у входа, положившие косматые головы на передние лапы. Сторожевые программы, церберы, скрывающие за безобидным обликом аляповатых статуи действенный виртуальный арсенал. Они могли отключить нелегального пользователя, стереть или необратимо разрушить его базис, нарушить функционирование его нервной системы путем информационной перегрузки. Следствием мог быть долговременный паралич либо сходный с эпилепсией синдром Токарева– Мураками, так называемая «трясучка».

Церберы могли почти все, кроме одного, – они не могли видеть Антона и, значит, причинить ему вред.

Потому что сейчас он в них не верил.

Фасад с колоннадой и львами наводил на мысль о гигантском холле, освещенном дюжиной люстр и выложенном мраморной плиткой. Но Мультиверсум – пространство парадоксов. Миновав вращающиеся двери в полтора человеческих роста, посетитель оказывался в небольшом уютном помещении с неярким светом, коврами и креслами.

Некоторые кредитные учреждения предлагали интерьеры на выбор. «Логово дракона» с россыпями сокровищ, пустыми доспехами и двуручными мечами на стенах. Или «Пещера Али-Бабы», в которой посетителя обслуживали перепоясанные ятаганами и умащенные маслами клерки и их коллеги-гурии в прозрачных одеяниях. Но «М-банк» оставался консервативен в этом отношении. Этому способствовало виртуальное присутствие в его Совете директоров наблюдателей из Города Восходящего Солнца.

«Придя в банк, клиент не должен чувствовать себя как в сказке, – учил господин Йоши Сакамуро. – Особенно если он пришел занимать деньги или выкупать заложенное имущество».

Антон интересовался как раз заложенным имуществом, приблизительно двадцатью годами своих воспоминаний, хранящихся в виде закрытого архива на центральном сервере «Мнемобанка». Он не собирался выкупать их или оплачивать очередной взнос по набежавшим процентам. Антон пришел сюда, чтобы убить дракона, взломать Сезам, вырезать автогеном дверцу несуществующего сейфа.

Он пришел, чтобы украсть собственную память.

Ковры с геометрическими узорами, плюшевые кресла, однообразно выглядящие предупредительные клерки – это пользовательский сектор локальной ВР « М-банка». Есть и другой, административный, через него осуществляется доступ к закрытым хранилищам информации, которая так интересует гостя-»при-зрака». Но для Антона, как и для любого клиента, этот сектор недосягаем. Теоретически.

Потому что существует «служебный вход», используемый сотрудниками банка. Вся проблема в том, чтобы узнать его месторасположение, – задачка похлеще, чем поиск секретных дверей в каком-нибудь многопользовательском подземелье.

«Здесь нечего думать, – сказал. Юз, когда Антон, осторожно, избегая подробностей, поставил перед ним задачу. – Такие вещи делаются с помощью инсайдера. И никак иначе. Ты подсаживаешь ему в базис арахну, простейшую следящую программу. Он подключается через свой персональный канал, и вуаля! Тебе остается незамеченным пройти по ниточке, которую арахна тебе нарисует. Всего делов. Только найди того, у кого есть внутренний доступ».

Юз, в миру Юзеф Леви, был одним из самых умелых хакеров-системщиков Ядра. Он уже пять лет ходил у Антона в напарниках, и Антон не сомневался в его компетентности. Антон сделал, как ему посоветовал Юз. Он нашел себе инсайдера.

Серебристая нить арахны вилась в воздухе и липла на лицо. Она привела Антона к большому, в его рост, зеркалу, в котором он, как и полагается приличному призраку, не обнаружил своего отражения.

Краткое помутнение чувств, и хакер вообще перестал видеть отражающую поверхность. Вместо нее в прямоугольной раме обнаружился сумрачный туннель с тенденцией к продольному вращению.

Перед Антоном была «кроличья нора», искомый ВР-портал, ведущий в административный сектор. И за то, что он обнаружил его, Антон должен был быть благодарен двоим людям. Юзу, написавшему код вируса-арахны. И Марте, внедрившей арахну в виртуальное пространство «М-банка».

Он часто спрашивал себя, простила бы его Марта, если бы узнала об этом.

Сотрудникам «Мнемобанка» разрешено подключение к своей рабочей виртуальности исключительно со специальных терминалов, физически расположенных в самом здании банка. Антон выяснил это на втором свидании с Мартой. Тогда же он уговорил ее заняться любовью в Мультиверсуме, Первый и последний раз.

Пользуясь моментом и позже ненавидя себя за это, он ввел арахну в ее персональный базис. Марта как раз работала с архивными файлами кредитного отдела, в том числе с залогом Антона. Он убивал сразу двух зайцев – помечал административный портал и кластер со своими воспоминаниями. Вуаля, как говорит Юз.

Два года и три месяца спустя он шел вдоль протянутой предательским способом нити, не подозревая, что она уже стала частью снастей другого паука.

«Обнаружить такой вирус, как арахна, крайне сложно. Во-первых, он уникален, то есть создается профессионалом для конкретного случая, и поэтому не поддается обнаружению стандартными антивирусами. Только эвристическим анализом, осложненным большими объемами проверяемой информации и малым размером самого вируса. Во-вторых, арахна относится к классическим stealth-вирусам, „невидимкам“, дописывающим свое содержимое к другим файлам. Структура исходного файла выглядит неповрежденной, „Нить арахны“ представляет собой цепочку файловых меток-последовательностей размером около бита каждая, что также чрезвычайно затрудняет их поиск.

Переводя вышесказанное на понятный профанам язык – чтобы найти арахну, надо перелопатить в поисках неизвестно чего (очень маленького неизвестно чего) огромные массивы информации. Без всякой надежды на успех. Действующий вирус гадит так незаметно, прокладывая «дорожку» из нулей и единиц через файловую структуру, что ваши защитные программы этого не замечают.

Вы спросите, что же нужно делать, чтобы поймать эту маленькую дрянь и того, кто вам ее подсадил?

21
{"b":"1136","o":1}